ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Севостьянов нетерпеливо разорвал конверт. На листке бумаги было послание от КрасавчикаСтива.

— Ладно, служи! — бросил он капитану уже спокойным тоном, а у Воронова спросил: — Мне вчера никто не звонил?

— Как же, звонил какой-то иностранец, — шепотом ответил Воронов.

— А я что? — также шепотом спросил Севостьянов.

— Ты предложил ему присоединиться к нам или подождать, когда мы закончим париться… — Понятно! — Полковник поморщился. — Ну и Бог с ними!

— Что, неприятности? — поинтересовался Андрей.

— Что ты! Наоборот: баба с возу — кобыле легче! Пошли отсюда…

Полковник Григорьев, получив приказ явиться к Богомолову, был несколько встревожен тем, что он переходил в подчинение генералу на трое суток. Что общего между десантниками и госбезопасностью?

События, происходившие в последнее время в стране, заставляли любого здравомыслящего человека всерьез задумываться: правильно ли руководят страной? Почему допускают такие страшные просчеты? Почему развязали чеченскую войну, которая еще наверняка откликнется страшными последствиями? Как военный человек, полковник Григорьев был готов исполнить любой приказ своих непосредственных начальников, кроме одного: он категорически отказался бы поднять своих солдат против народа. Даже под дулом пистолета! Вот такие тревожные мысли лезли в голову Григорьева, когда он направлялся на встречу с генералом Богомоловым.

Каково же было его облегчение, когда Константин Иванович четко и доходчиво поставил перед ним задачу! Правда, полковник встревожился, когда узнал о месте операции: Ставропольский край расположен совсем рядом с зоной боевых действий; но, когда генерал сказал, что захватить эту банду нужно в течение часа, от силы двух, он понял, что все может пройти вполне благополучно, и до разрозненных чеченских банд вряд ли успеют докатиться слухи об операции.

— Какие вопросы, полковник? — спросил Константин Иванович.

— Насколько я понял, в этой зоне находится человек, которому я должен буду подчиняться. Как я его узнаю?

— Вот фотографии обоих наших людей. — Богомолов вынул из стола фото Савелия и Воронова, рядом положил еще одно. — А этого мальчика нужно спасти во что бы то ни стало! — Я могу узнать, чей этот ребенок?

— Это иностранный мальчик, — сухо заметил Богомолов.

— Понял! — тут же кивнул Григорьев. — Мне хочется, полковник, чтобы вы поняли еще одну вещь: эти парни, — он кивнул на фотографии, — мне очень дороги! Они должны остаться в живых!

— Сделаем все возможное! — твердо заверил Григорьев. — Как с остальными?

— Из тех, кто будет в форме и окажет сопротивление, мне нужен живым только один человек — полковник Севостьянов, начальник колонии!

— жестко бросил Богомолов, потом чуть подумал и добавил: — Хочу вас предупредить, что враг очень хитер и коварен. Нисколько не удивлюсь, если окажется, что колония заминирована. При опасности они захотят спрятать все концы в воду, точнее, в огонь!

— Если вы хотите меня испугать, то вряд ли достигнете успеха, — серьезно заметил полковник Григорьев, — я прошел афганскую войну! Но за предупреждение спасибо.

— Я прекрасно осведомлен о вашем славном прошлом и наградах, — дружелюбно заметил Богомолов. — И у меня совеем не было желания напугать вас. Престо я очень хорошо знаю того, кто за всем этим стоит, а потому и предуиреждаю: будьте максимально внимательны и осторожны! Было бы здорово, если бы вы набрали команду из бывших «афганцев», которые отлично ориентируются в горах и имеют военный опыт.

— Можете быть уверены: ни один новобранец в отряд не попадет. А вот с «афганцами» сложнее: у нас их осталось мало! — Полковник тяжело вздохнул.

— Вот что! — Богомолов хлопнул ладонью по столу, затем вынул из ящика визитку. — Это карточка Олега Вишневецкого — президента «Герата». Надеюсь, слышали?

— Не только слышал. Некоторые мои однополчане там работают, а Олега я знаю лично.

— Вот и прекрасно! Надеюсь, он даст своих ребятишек для этой операции, тем более, если вы скажете, что помощь нужна Рэксу.

— Спасибо, это действительно хорошая мысль.

— Иногда и генералов осеняет! — усмехнулся Богомолов.

— Рэкс? Вот этот? — Григорьев указал на фото Савелия. — Он! Вы знакомы? — Да нет, показалось… — Ну-ну… Вернемся к нашим баранам,

— улыбнулся Богомолов. — Только у меня будет одна просьба… — Слушаю!

— Я не могу брать на себя гражданских, как вы понимаете. Случись что, с меня не только погоны, но и голову могут снять!

— Вы хотите, чтобы они прошли приказом через мое ведомство? Без проблем! Скажите моему помощнику, Михаилу Никифоровичу, пусть составит соответствующую бумагу и отправит ее к Олегу. — Знаете, когда я шел к вам, то… — Григорьев смущенно поморщился. — Короче говоря, мне очень приятно работать с вами! — откровенно признался он. — Аналогично! — улыбнулся Богомолов.

После ужина у Бесика собрались руководители операции: Савелий, Федор Крутых и Инженер. Андрей Воронов задержался на несколько минут.

— Прошу прощения, с трудом отвязался от полковника. — Он улыбнулся, потом повернулся к Инженеру. — Скажи, тебе удалось разобраться?

— Нет такого дела, в котором бы русский человек не сумел разобраться, — с важностью заметил Меркулов, но не выдержал и рассмеялся. — Ерунда! Все дело в дистанционном управлении!

— И где же находится пульт? — нахмурился Савелий.

— Во всяком случае, не в колонии. Может быть, даже не поблизости… — А за границей? — спросил вдруг Воронов. — Да хоть в космосе! Раздается оттуда звонок, ты поднимаешь трубку, подается специальный сигнал, который, возможно, даже твое ухо не зафиксирует, и… бах!

— И ничего нельзя сделать? — не вытерпел Федор.

— Обижаешь, Федор! — улыбнулся Савелий. — Инженер же сказал, что нет такого устройства, которое не смог бы раскусить русский человек. Я правильно говорю?

— Правильно-то правильно, но задача слишком сложная. Кто даст гарантию, что обладатель пульта не захочет уничтожить колонию раньше, чем мы предполагаем? Никто! — рассудительно сказал Инженер.

— Столько времени не взрывает — авось и до завтра потерпит! — снова вмешался Федор.

— Вот-вот, так мы все время и живем — на авось. — Инженер махнул рукой.

— Ты не темни! — снова улыбнулся Савелий. — Признавайся, что придумал?

— Ну и хитрый ты. Бешеный! — огорченно воскликнул Инженер. — Никак не даешь аплодисменты сорвать. Конечно же, придумал! Успокойтесь, не взорвемся мы!

— Молодец! — восхищенно сказал Воронов и обнял его, все зааплодировали.

— Видишь, все-таки сорвал аплодисменты! — подмигнул Савелий.

— Ага, после того как напросился, — в тон ему ответил Инженер. Глаза его горели счастливым блеском.

Воронов переглянулся с Савелием. — Ты можешь себе представить его физиономию, когда он узнает, что взрыва не было, а его детище захвачено властями? — Трудно, конечно, но попытаться можно. — О ком это вы? — спросил Инженер. — Как о ком? О твоем хитром противнике, обладателе пульта! Я правильно понял? — вмешался Бесик.

— Абсолютно правильно, — ответил Воронов, и все рассмеялись так заразительно, как могут смеятся только люди с чистой душой. Никто из них не знал, доживут ли они до завтрашней ночи? Об этом никто и не думал — они сознательно выбрали для себя этот опасный путь.

Так пожелаем им удачи! Пусть они все останутся в живых!

Конец «Райского уголка»

Рассказов сидел в полном одиночестве в своем кабинете и никого не хотел видеть. У него было какое-то странное и очень тревожное предчувствие. Он всегда ощущал заранее возможную опасность, но сейчас никак не мог понять, откуда она исходит. С детьми вроде все в порядке, он вовремя сумел избавиться от них. Самолет, который привез Красавчика-Стива и Григория Марковича, не был перехвачен: видно, в России ПВО совсем развалилась, и теперь можно всем желающим спокойно летать на частных самолетах на Красную площадь.

Но почему все-таки так тревожно на душе? Что он еще не сумел предусмотреть? Что упустил? Неужели что-то грозит «Райскому уголку»? Сейчас это было бы весьма некстати! Столько денег вложено в это дело, только-только начал поступать доход… Неужели все снова впустую? Нет! Не может этого быть! Все отлично продумано и организовано. Классные специалисты разработали принципиально новое оружие, не имеющие аналогов во всем мире, оно сейчас идет просто нарасхват!

75
{"b":"7239","o":1}