ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо! Она нам действительно нужна. Хорошо еще, что погода не подкачала. — Видно, Бог за нас! — Генерал улыбнулся. — Он знает, кому помогать. До свидания, Константин Иванович! — Всего доброго…

Богомолов долго смотрел ему вслед. У него было такое ощущение, будто он что-то недоговорил. Генерал устало опустился в кресло, снова взглянул на часы и решил позвонить Майклу в гостиницу «Россия». — Майкл, я не разбудил тебя? — Господи, наконец-то!

— А у меня только что совещание окончилось. Ты уж извини!

— Ну что ты, я все понимаю. Спасибо, что позвонил. Значит, завтра решающий матч? — Вроде…

— Почему голос такой грустный? — А черт его знает, предчувствия какие-то… — Хорошие или плохие? — Не разберу… — Значит, хорошие! — Почему это?

— Плохие предчувствия определяются сразу… Может, повидаемся? — Майкл предложил встретится не без задней мысли: он знал о готовящейся операции и хотел уговорить генерала разрешить ему отправиться с группой захвата. — Где?

— Давай ко мне, в «Россию». Встретимся у западного входа.

— О'кей, через пятнадцать минут встречай… — Богомолов настолько устал, что ему вдруг захотелось просто посидеть, поговорить, выпить… У него с двенадцати часов дня маковой росинки во рту не было.

Когда он садился в свою «Волгу», приказав себе не думать о работе, у него все-таки промелькнула мысль: жаль, что самолет упустили! Генералу казалось, что с этим самолетом ушло нечто важное… Размышляя о мелочах, Богомолов и подумать не мог, что если бы не уникальные способности Инженера, то вся подготовка к штурму, все усилия многих людей оказались бы напрасными, и колония взлетела бы на воздух.

Рассказов занимался текущими делами, когда на его компьютер поступило важное сообщение. Прочитав его, Рассказов понял, что вчерашние дурные предчувствия его не обманули. Его агент, имеющий тесные связи с правительственными кругами, сообщал, что отряд воздушных десантников отправлен в Ставропольский край. Более подробную информацию он обещал направить дополнительно. Рассказов сразу же связался с Севостьяновым. В колонии все было тихо. Это несколько успокоило Рассказова, но ненадолго. Он не мог больше ни о чем думать и позвонил еще раз, всполошив Виктора Николаевича, который понимал, что Рассказов не стал бы так настойчиво названивать по пустякам. Когда Аркадий Сергеевич позвонил в третий раз (а часы покаэывали уже пятнадцать часов тридцать пять минут) Севостьянов решил задать вопрос в лоб:

— Первый, вы не могли бы сказать, что происходит?

— Слава Богу, пока ничего! — раздраженно ответил Рассказов, потом вдруг спросил: — Почему вы солгали по поводу своего дня рождения?

— Так получилось… — начал полковник, пытаясь найти вразумительный ответ, и вдруг его осенило: — Человек, из-за которого пришлось это сделать, как раз находился рядом, когда вы звонили… — Что за человек?

— «Крестник» самого заместителя министра внутренних дел! — важно проговорил Севостьянов.

— С чего это он вдруг оказался в «Райском уголке»?

— Замминистра обратился ко мне с просьбой принять его на стажировку в нашем «Райском уголке», как будущего начальника колонии строгого режима.

— У вас? С какой стати? Почему именно у вас? — с тревогой спросил Рассказов.

— Он скаэал, что мое учреждение числится на хорошем счету… — растерянно проговорил полковник. Сейчас он понимал, что его слова звучат как детский лепет.

— Вы что, сбрендили? — взорвался Рассказов. — Не помните, что я вам говорил? Наша колония не числится в списках МВД! Нигде!

— Не числится, но спецконтингент-то мы получаем от них… — попытался защититься Севостьянов.

— Как его фамилия? — неожиданно снросил Рассказов. — Кого, заммикистра? Добронравов. — Да не его, а «крестника»! — Воронов…

— Воронов? Андрей Воронов? Олух несчастный! Только не говори, что вместе с ним приехал его помощник по фамилии Говорков! Савелий Говорков! — На последней фразе Рассказов едва не сорвал голос.

— Нет, он приехал один! — залепетал полковник. — А Савелий Говорков этапом пришел…

— Что? Арестовать! Расстрелять! — взвизгнул Аркадий Сергеевич. — Кого? — Обоих, идиот!

— Слушаюсь! — вскочил полковник, но в этот момент он услышал какой-то странный гул. — Гудит что-то! — растерянно проговорил он.

— Что гудит? — закричал Рассказов. Он уже все понял. — Кажется, вертолеты…

— Идиот! Помнишь, ты спрашивал, для чего ты должен всегда носить с собой ту коробочку? Она при тебе? — Рассказов вдруг моментально успокоился, понимая, что уже ничего нельзя сделать. — Она всегда со мной.

— Хватай самых верных ребят и попытайся уйти в горы! Сию минуту! Когда отойдете метров на пятьдесят от ограждения, открывай коробочку и нажимай на кнопку! — Понял! — Телефон не отключай! — В каком смысле? — Трубку не клади, кретин! Вперед! — Есть! — Полковник тут же подхватил автомат и нажал кнопку селектора. — Командира роты! Быстро!

— Слушаю, товарищ полковник! — отозвался хриплый голос. — Возьми десять человек, самых лучших, и пулей ко мне! — С оружием? -Да!

— Есть! Товарищ полковник, это как-то связано с вертолетами?

— Может быть? Быстрее! — Севостьянов бросился к выходу, но вернулся и открыл силовой щит: нужно было обесточить периметр, чтобы самим на попасть под ток высокой частоты…

Все это слышал Рассказов и подумал: каким же он был идиотом, когда поставил этого олуха начальником колонии… Он продолжал вслушиваться в трубку, держа наготове своей хитрый прибор. Вскоре посмышались отдалепше звуки автоматных очередей, которые становились все громче и громче, но Рассказов все еще продолжал надеяться, что головорезам Севостьянова удастся отразить атаку десантников. Однако бой разгорался все сильнее, и наконец Аркадий Сергеевич понял, что надежды не осталось. Он тяжело вздохнул и взглянул на прибор.

— Прощай, мой старый и глупый партийный товарищ! — проговорил он вслух и резко нажал на кнопку. Включившаяся красная лампочка дала знать, что прибор сработал. Рассказов вслушивался в трубку, ожидая, что сейчас оборвутся все звуки, но выстрелы стали настолько громкими, словно огонь вели прямо из той комнаты, где стоял аппарат.

— Где же взрыв? Где? — взревел Рассказов и вдруг изо всех сил хрястнул телефонной трубкой о крышку стола. Трубка разлетелась на мелкие кусочки. Так же он поступил и с приборчиком, который, однако, не сломался и продолжал подавать красный сигнал…

Неожиданно Рассказов успокоился и уселся в кресло. Нельзя так выходить из себя! Давно этого не было… И все этот проклятый Рэкс! Что ж, нужно отдать ему должное, он действительно достойный противник. Пора за него взяться всерьез…

Рассказов криво улыбнулся. Рано ты, Савелий, со своим братцем Вороновым празднуешь победу! Ох, рано! Вас еще ожидает сюрприз! И какой! Вы подумали, что, отключив взрывное устройство, сумели решить все проблемы? Не угадали! Вы забыли, что Рассказов никогда не кладет все яйца в одну корзину. Он дальновиднее тех, кто уверял его в непогрешимости системы взрыва. Он лишь притворился, что всецело соглашается с ними, а когда те уехали, послал еще одного специалиста, которому приказал дополнительно заминировать цех по изготовлению лазерного оружия.

Он не стал ничего усложнять и поступил как в старые добрые времена: «красная кнопка» была выведена за территорию колонии, о ней знал лишь доверенный человек, который числился в колонии начальником пожарной охраны. У него был четкий приказ; в случае штурма колонии нажать на кнопку… Жаль, конечно, что не удалось вывезти большую партию автоматов, но готового цеха по производству лазерного оружия властям не видать как своих ушей! Рассказов нервно рассмеялся.

В последнюю ночь Воронов снова почти не спал, накачивая алкоголем Севостьянова. Андрей понял, что полковника все боятся, без него никто не проявит инициативу. Потому-то он и сделал все возможное, чтобы Севостьянов как можно дольше не появился в зоне.

Все получилось как нельзя лучше. Севостьянов проспал почти до часу дня и спал бы, вероятно, дальше, если бы его не разбудил звонок Рассказова. К этому времени каждый человек из команды Савелия отлично знал свою задачу и ожидал только сигнала. Савелий сознавал, что успех всей операции зависит не только от слаженных действий членов его группы, но и от четкого взаимодействия с десантниками.

77
{"b":"7239","o":1}