ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор Доценко

Награда Бешеного

Предисловие

Те из вас, кто прочел предыдущий роман о Савелии Говоркове, наверняка помнят, чем он закончился, а потому прошу меня простить за повтор; другим же я коротко перескажу основные события.

Однако прежде хочется посвятить несколько строк самому герою.

Савелий Кузьмич Говорков родился в шестьдесят пятом году, в три года остался круглым сиротой. Детский дом, рабочее общежитие, армия, спецназ, война в Афганистане, несколько ранений. Позже осужден и лишен свободы, реабилитирован, заброшен в пекло Афганистана, опять ранен, спасен тибетскими монахами, прошел Посвящение… Далее наступили суровые будни мирной жизни: борьба со злом, несправедливостью, коррупцией… Ему много дано, но и спрашивается с него гораздо больше, чем с любого другого.

Обстоятельства сложились так, что Савелию Говоркову пришлось полностью менять свою жизнь: с помощью пластической операции — внешность, с помощью генерала госбезопасности России Богомолова — биографию, фамилию, имя. Сейчас он — Сергей Мануйлов. Невысокий, плотного телосложения блондин, с тонкими чертами лица и очень выразительными глазами: кажется, они пронзают любого насквозь…

В книге «Золото Бешеного» речь идет о том, что Савелий Говорков совершенно случайно узнает номер тайного счета бывших партийных функционеров Советского Союза, хранящих огромные деньги в одном из швейцарских банков. После тщательной подготовки совместно с генералами Богомоловым и Говоровым Савелию с помощью ветеранов"афганцев» Олега Вишневецкого удается снять с этого счета два миллиарда долларов и перевести деньги сначала в некий американский банк, а потом на Кипр в банк Никозии. В сейфе того же швейцарского банка Говорков нашел драгоценности и среди них — уникальную диадему с алмазом «Голубое око Персии», родственником знаменитого алмаза «Орлов». Сложив сокровища в «дипломат», он не расставался с ним ни на минуту.

Подчиняясь приказу Пятого члена Великого Магистрата, боевики тайного Ордена буквально по пятам следуют за Бешеным, пытаясь завладеть драгоценностями, но Савелий удачно уходит от погони, а в последний момент, обналичив всю сумму, переправляет доллары в турецкую часть Никозии, где делит их на три части и открывает счета на свое имя. Кроме того, исполняя последнюю волю умирающего обладателя тайны партийного вклада, Говорков открывает счет на имя его внучки Розочки с условием, что большая часть денег пойдет на ее обучение в Оксфорде.

Закончив со счетами и посоветовавшись с «афганцами», Савелий принимает решение нанять чартерный рейс до Москвы, чтобы без особой головной боли провезти дипломат» с драгоценностями. Казалось бы, все злоключения уже позади и ничто уже не сможет помешать ему спокойно вернуться в Москву, но…

Захват самолета

Чтобы не привлекать особого внимания, Савелий остановил свой выбор на частной турецкой авиакомпании с многозначительным названием «Дестини», что в переводе с английского означает «Судьба».

Оставалось чуть более часа до вылета в Москву, как к группе Говоркова неожиданно подошел представитель некой фирмы — невысокий турок с золотым зубом и весьма неприятной улыбкой. Он обратился к Савелию с просьбой уделить ему несколько минут для конфиденциальной беседы. Пожав плечами, Савелий повернулся к Михаилу:

— Интересно, что ему нужно?

— Главное, не отходи от нас больше чем на десять метров. — Михаил выразительно взглянул на прикованный к руке Говоркова «дипломат».

Савелий подмигнул и двинулся к Алик-паше…

— Я очень внимательно вас слушаю? — проговаривая каждое слово чуть ли не по слогам — представитель фирмы не был большим знатоком английского языка, — начал наш герой.

— Я, конечно, понимать, что мой просьба может быть выглядеть несколько странная: вы оплатить весь рейс и вы иметь все права отказывать… — Алик-паша виновато поморщился.

— Если я вас правильно понял, вы хотите попросить меня о каком-то одолжении? — усмехнулся Савелий.

— Точно так, господин! — обрадовался он так, словно Говорков угадал, как зовут его любимую невесту.

— Груз, люди?

— Три ваших соотечественник с один красивый девушка! Они иметь срочные дела в Москва по бизнес. А их багаж очень мало: только один совсем маленький коробка. — Алик-паша казалось, вот-вот пустит слезу.

«Интересно, сколько зеленых» упало ему в карман, что он так сильно хлопочет за моих соотечественников?» — промелькнуло в голове Савелия, и он многозначительно улыбнулся. Парень истолковал улыбку по-своему:

— Треть уплаченная ваших средствов я вернуть прямо сейчас!

Алик-паша тотчас полез в карман, но Савелий жестом остановил его:

— Подождите, подождите! Сначала я должен посоветоваться со своими партнерами. Пойдемте. — Он повернулся, и турку ничего не оставалось, как следовать за ним.

— Проблемы? — спросил Михаил.

— Трое наших земляков «с один прекрасный девушка» очень просятся к нам на борт. Аликпаша, если согласимся, даже готов вернуть нам треть наших денег за аренду самолета! Что скажешь?

— А ты?

— Я? Черт его знает! — Савелий поморщился. — Что-то мне все это не очень-то нравится.

— Да и мне, если честно… — начал было Михаил, но вдруг, схватив шефа за рукав, кивнул в сторону летного поля: — Посмотри-ка, уж не эти ли?

Действительно, невдалеке результатов переговоров дожидались трое молодых парней, один из которых сидел в инвалидном кресле-каталке. На коленях у него лежала какая-то коробка. Рядом с ним стояла ярко накрашенная пышногрудая блондинка с длинными ногами, чуть прикрытыми коротенькой красной юбчонкой. Чем-то, возможно, грудью и прической, она напоминала американскую певицу Мадонну. Она обнимала инвалида за шею.

— Кажется, мы с тобой подумали об одном и том же, а? — бросил Михаил.

— Что ж… — Савелий покачал головой и повернулся к представителю фирмы: — Ладно, Алик-паша, считайте, что договорились: давайте наши двадцать пять тысяч долларов, и пусть занимают места в Самолете!

Турок облегченно вздохнул, быстро, словно опасаясь, что Савелий может передумать, вытащил из внутреннего кармана пачку банкнот и с улыбкой протянул Савелию:

— Вы так меня выручать! Большой спасибо! Большой спасибо! — потом махнул парням рукой, и те сразу же двинулись в сторону самолета.

Когда они приблизились, Михаил еле слышно шепнул:

— По-моему, парень в коляске не выглядит слишком уж болезненным, а?

— Кажется.

Тем не менее Говорков встретил незнакомцев широкой улыбкой.

Похоже, Бог не наградил интеллектом ни одного из них. Они были какие-то безликие, что ли. Даже не раз встретившись с ними, вы вряд ли запомнили бы эти лица, но всех их отличало одно — недобрые, осторожные, вернее, даже беспокойные глаза, особенно у того, что сидел в инвалидном кресле. Возраст их был примерно одинаков: от двадцати двух до двадцати восьми лет, и, конечно же, они не могли быть «афганцами». Поражали шикарные костюмы ребят и очень дорогая обувь, а у того, что толкал коляску, из-под рукава выглядывали золотые часы «Ролекс». Девица же была настолько молода, что сама мысль о совершеннолетии казалась абсурдной. Тем не менее она вызывающе-нахально осмотрела каждого из них и даже призывно подмигнула Михаилу.

Один из парней осклабился и протянул руку Савелию:

— Не знаем как и благодарить! Меня зовут Вадим. В кресле — Игорь, а вон тот — Семен.

— А меня зовите просто Марго! — томно прошептала девица и протянула руку сначала Михаилу, который взял ее руку двумя пальцами и с усмешкой представился, щелкнув каблуками:

— Миша!

Потом протянула Савелию. Но он, словно не заметив руки, коротко бросил:

— Привет! — и тут же снова взглянул на Вадима.

— Завтра у нас важная встреча в Москве, а сообщили нам об этом только два часа назад. — Он как бы извинялся перед Савелием, но очень уж суетился.

— Сергей, — отвечая на рукопожатие, сказал Савелий и добавил: — Землякам помогать нужно. Прошу.

1
{"b":"7240","o":1}