ЛитМир - Электронная Библиотека

Инвалидное кресло с парнем пришлось вносить в самолет на руках. Савелий решил помочь, но ребята почему-то запротестовали. И вдруг в глаза Говоркову бросилась странная конструкция кресла, он хотел что-то спросить, но затем передумал. В салоне Савелий с улыбкой отметил, что «афганцы» расселись по разным местам, Михаил же вообще занял место в последнем ряду. Незнакомцам пришлось расположиться как бы между «афганцами»: двое сели справа, а парня-инвалида перенесли в кресло левого борта, причем свою коляску он оставил подле себя и стал колдовать над ней, видно решив сложить ее, чтобы она не мешалась в проходе. Коробку, лежавшую у него на коленях, взял к себе разговорчивый Вадим.

Последней вошла девица, за ней Савелий. Внимательно оглядевшись, девица направилась к самому внушительному из «афганцев» — Александру.

Савелий, усевшись в первом ряду, лениво вытянул ноги и словно бы задремал. На самом деле, интуитивно ощутив тревогу, он начал внимательно следить за действиями пассажиров. И место это выбрал не случайно: перед ним на стенке висела какая-то инструкция под стеклом, в нем-то и отражался, как в зеркале, весь салон.

Он увидел, как девица подошла к Александру. «Ну вот, сейчас соблазнять будет!» — подумал Савелий и почесал за ухом. В тот же момент Михаил знаком ответил, что все под контролем.

— А чо ты такой молчаливый, красавчик? — кокетливо спросила девица. — Может, трахнуться хочешь?

Александр посмотрел на нее и молча покачал головой.

— Не нравлюсь, что ли? — с явной обидой спросила она и неожиданно задрала юбку буквально до пупка, хвастаясь своими стройными ножками. — А это видел?

Александр неожиданно смутился и быстро посмотрел по сторонам: не видит ли кто из друзей?

— Да не хочу я тебя трахать! — прошипел он, но оказалось, что избавиться от нее не такто легко: она опустилась перед ним на колени, расстегнула ширинку и сунула туда руку. — А говоришь, не хочешь? — Она хитро прищурилась, вытащила его член и чмокнула пухлыми, ярко накрашенными губами в набухшую головку.

Александр посмотрел на Михаила, виновато пожал плечами, потом обхватил ее затылок своей огромной пятерней и резко надавил. Девицу это нисколько не смутило: несмотря на молодость, она была профессионалом своего дела: ее губы плотно обхватили его мгновенно одеревеневшую плоть и Марго заработала языком.

Но все ее попытки отвлечь на себя здоровенного парня, особого успеха не принесли: Александр внимательно следил по сторонам, готовый в любой момент отложить сексуальные ласки. К счастью, ее настойчивость и опыт принесли свои плоды: еще несколько минут — и он познает высшее блаженство…

Когда девица нахально взяла инициативу в свои руки, а ее спутники никак не среагировали на это, Савелий понял, что и это неспроста.

Взревели двигатели, и стальная машина, оторвавшись от земли, стала набирать высоту. Еще не погасло табло, а Михаил уже подал Савелию знак: внимание! Затем быстро и бесшумно подкрался к инвалиду и сел прямо у него за спиной, явно стараясь что-то рассмотреть. В этот момент Вадим, сидевший у самого прохода, неожиданно обернулся и, заметив перемещение «афганца», что-то сказал. Тот недоуменно пожал плечами и улыбнулся, но уже в следующий момент Говорков понял, что расслабляться пока рановато: говорливый Вадим неожиданно поднялся, поставил на кресло коробку и решительно направился в сторону Савелия, держа руку в кармане пиджака.

— Какие-то проблемы? — поинтересовался Говорков.

— Пустяки, — усмехнулся пассажир. — Чтото Игорю поплохело, хочу минералки попросить, — кивнул он в сторону кабины пилотов.

— Так есть же кнопка вызова.

— Пробовал — не работает, — спокойно бросил тот и уже взялся за ручку двери.

— Послушай, землячок, не работает у тебя, работает у другого! Вернись на место, чтобы не было неприятностей. — Савелий встал и мгновенно накрыл его руку своей. Если у Вадима есть оружие, то он не сумеет моментально воспользоваться им в таком положении.

Пассажир на миг замер в растерянности: по всей вероятности, ситуация развивалась не по сценарию.

«Инвалид» тотчас вскочил на свои «больные» ноги, навел на Савелия невесть откуда взявшийся автомат.

— А ну пропусти его к пилотам! — выкрикнул он.

Однако Михаил, предусмотрительно вставший у него за спиной, одной рукой ловко обхватил шею бандита, а второй вцепился в автомат и направил его на Семена:

— Не балуй, пацан, хуже будет!

Савелий тут же двинул Вадима «дипломатом» под колени: тот, охнув от боли, чуть присел, и Говорков, сделав захват, вывернул ему руку, в которой был зажат пистолет.

— Вы что, кретины, по фазе сдвинулись! — кривясь от боли, прохрипел Вадим. — Семен же — полоумный: он нас сейчас всех взорвет!

Дальше произошло совсем уж неожиданное: вдруг странно вскрикнул Александр, который попытался высвободиться из плена девичьих губ, а Марго неожиданно впилась в член зубами. Семен обернулся на крик, и этот момент использовал Савелий.

— Хлопотно это, — хмыкнул Савелий и резко взмахнул рукой: стальная сорокамиллиметровая игла, вылетев из «хитрой» авторучки через долю секунды, впилась Семену в сердце.

Он даже не понял, что произошло: просто сильно кольнуло сердце. Бандит застыл в том самом положении, в котором его застала смертельная стальная игла. «Афганцы» Михаила немедля бросились к нему и, убедившись, что он мертв, осторожно приоткрыли коробку. Внутри действительно находилось какое-то взрывное устройство.

— Задушу, сучка! — донеслось со стороны Александра. Он изо всех сил сдавил тонкую шею проститутки.

Задыхаясь от нехватки воздуха, Марго разжала зубы, и освободившаяся плоть изверглась наконец потоком спермы. Девице пришлось сглотнуть, чтобы не захлебнуться. В этот момент Александр заметил, как Марго незаметно вытащила что-то из-за пояса, и он, не выпуская из руки ее шеи, наклонился, схватил за руку, в которой оказалась опасная бритва: еще мгновение и та пустилась бы в ход.

— Лежать, падаль! — рявкнул он, вырвал бритву и ткнул кулаком в спину, заставив распластаться между креслами. После чего поставил ногу на ее пышные ягодицы и стал застегиваться.

В это время Савелий разбирался с Вадимом: он так надавил на его локоть, что послышался треск сухожилий.

— Брось пистолет или я руку сломаю.

— Все, все! Бросил уже! Не дави! — взмолился тот. — Да кто вы такие, черт бы вас побрал? ФСБ, спецназ, а может, ОМОН? И что ты сделал с Семеном, загипнотизировал, что ли? Сидит не шелохнувшись и смотрит в одну точку.

— Не слишком ли много вопросов, а? — усмехнулся Савелий, забрал у него пистолет и только тогда взглянул в сторону Михаила. Тот уже держал в руках автомат «инвалида».

— Говори! — приказал Савелий своему пленнику.

— Что говорить? — Тот даже всхлипнул от боли.

— Все говори! Не испытывай моего терпения! — Говорков нажал посильнее.

— Ой, больно! — взвизгнул Вадим. — Скажу, все скажу! Сегодня утром к нам в отель пришел один парень, заплатил аванс — по десять кусков на брата, предложил захватить самолет и посадить его в Пакистане.

— Какой он из себя? Опиши его!.

— И описывать, в общем-то, нечего… Высокий, чуть кучерявый, темноволосый. И очень интеллигентный.

— Почему он обратился именно к вам? Почему вы приняли его предложение? Выкладывай! — Савелий совсем не шутил.

— Больно! — снова завопил тот. — На нас «заказчика» навел Бригадир. А нам чего отказываться — такие бабки светят: если бы мы доставили вас живыми, то по пятьдесят кусков на нос.

— Куда он приказал нас доставить?

— Об этом нам должны были сообщить по рации после захвата.

— Как бы они узнали о захвате?

— Я бы включил маяк. Он здесь у меня в кармане.

— Что дальше?

— Дальше каждому из нас предписано было сказать кодовое слово в эфир и после этого ждать инструкций.

— Твое кодовое слово?

— Никозия.

— Семена?

— У всех свое слово. Я правду говорю! — снова заверещал тот, едва почувствовал боль в локтевом суставе.

2
{"b":"7240","o":1}