ЛитМир - Электронная Библиотека

— Похвально! Весьма похвально! — Рассказов был явно доволен. — Выясни у него все, что сможешь, о своем бывшем любовнике, Савелии Говоркове!

— Так он же погиб!

— А вот в этом я как раз сомневаюсь! Более того, после разговора с Вороновым я просто уверен в обратном! — Он сделал паузу, зло прищурился: — Нет, Бешеный, я чую, ты жив! Жив!

— Ладно, попытаюсь… — протянула Лана, ее сильно смутило это неожиданное известие. По Рассказов воспринял ее неуверенность посвоему:

— Все будет хорошо: я верю в тебя и знаю — ты справишься! Я еще не просил тебя ни с кем переспать, а вот сейчас прошу: понадобится, подключи все свои женские чары и выуди из него эту информацию! Мне нужен Бешеный! Понимаешь?

— Сделаю все, что в моих силах! У меня лишь одна маленькая просьба.

— Все, что угодно! — тут же воскликнул Рассказов.

— Во-первых, не торопите меня, а во-вторых, если Воронов заметит, что за нами следят, он сразу обо всем догадается!

— С первым… — начал он после небольшой паузы, и Лана тут же вставила:

— Дайте неделю?

— Пять дней!

— Хорошо! — вздохнула она, с трудом скрывая радость: она не рассчитывала даже на три дня.

— А со вторым… — Он снова задумался. Очень уж не хотелось выпускать их из поля зрения, но девушка была права: Воронов действительно опытный военный, да и ума ему не занимать. Стоит ему заметить «хвост», как он сразу обо всем догадается. Конечно, отсюда, из Сингапура, незамеченным, как из Казахстана, не вырваться, но он замкнется в себе и тогда ни одна баба не поможет.

— Хорошо! — наконец согласился Рассказов. — Слежки не будет, ко тебе придется постараться хотя бы раз в день созваниваться со мной по мобильному. Договорились?

— Я постараюсь. Но вы же понимаете, что лишний звонок по телефону тоже может насторожить его. Во всяком случае, не удивляйтесь, если я вас назову как-нибудь не так!

— Да уж соображу как-нибудь! Ладно, иди, парни ждут в машине. Скажи, чтобы с охранником все было натурально, пусть не жалеют — потерпит! Да пошумите немного: вдруг Воронов спит и не заметит, на что идет ради его спасения такая красавица! — Он усмехнулся и потрепал ее по щеке. — Я в тебя верю! Удачи тебе, дочка!

— Бог поможет!

— Надеюсь, — пробормотал Рассказов и отправился в компьютерный Центр.

Выслушав от Ланы все наставления Рассказова, охранники дождались условленного времени и с шумом ворвались в коридор, где дремал заранее предупрежденный охранник Воронова. Ребята Тайсона постарались на славу: парня так отметелили, что он потерял сознание, а из разбитой головы потекла кровь.

Воронов и впрямь спал, но проснулся, услышав за дверью какую-то возню. Он подполз к двери и в замочную скважину пронаблюдал почти всю схватку. Сначала он подумал, что все это устроил Савелий, потом разубедил себя в этом и остановился на американском полицейском Дональде Шеппарде. Как же он удивился, когда в коридоре появилась Светлана, та самая девушка, у дома которой его и схватили. Она наклонилась к неподвижно лежащему охраннику, порыскала по карманам, нашла связку ключей и открыла замок его темницы.

— Светлана? — удивленно воскликнул Воронов.

— Как вы? Вас били? — Девушка помогла ему подняться на ноги.

— Нет-нет, со мной все в порядке! Как это вам удалось? — начал расспрашивать Воронов, но девушка оборвала его:

— Обо всем потом: поторапливайтесь, пока охрана не проснулась! О, у вас наручники! А ключей нет? — Она внимательно перебрала связку. — Что же делать?

— У меня идея, госпожа! Пошли! — сказал один из боевиков Тайсона.

Когда они выбрались из подвала, впечатление создалось такое, что весь город погрузился в кромешную тьму.

— Держитесь друг за друга: я знаю дорогу! — прошептал инициатор.

Вскоре они оказались в каком-то темном помещении. По запаху Воронов догадался: механические мастерские или гараж. Через Секунду проводник включил лампу-переноску, еще несколько секунд ушло на поиски нужных инструментов. Наконец наручники перепилили и сняли.

— Вот и все! Чем еще можем быть полезны, госпожа Светлана? — спросил один из боевиков и выжидающе уставился на девушку.

— Спасибо, все отлично! — Лана открыла сумочку, вытащила пачку стодолларовых купюр и отсчитала каждому по тысяче. — На сегодня свободны. Не забудьте оставить ключи в «ниссане».

— Спасибо, госпожа. Если что, обращайтесь.

— Непременно! — кивнула девушка.

— Что теперь? — Воронов все никак не мог прийти в себя от столь неожиданного освобождения.

— Во-первых, выходим из гаража, во-вторых, садимся в машину и, в-третьих, быстренько отправляемся в путь, — ответила девушка.

— И куда же? К вам?

— Что вы, ведь именно там вас и схватили! Я все видела в окно! — Лана и здесь, оставшись с Вороновым один на один, зная о различных хитростях Рассказова, продолжала действовать по его плану. — Нет, мы сейчас отправимся в ваш отель. Надеюсь, номер за вами еще сохранился?

— Да, он оплачен на неделю вперед. — Воронов ничего не понимал, но ощущал какую-то недосказанность в действиях девушки и решил спокойно следовать ее указаниям.

— Отлично! Тогда вперед!

И даже в машине она прижала палец к губам, чем еще больше удивила Воронова. По пути в отель девушка решилась лишь на небольшой разговор, который, если и прослушивался, не мог им навредить.

— Вы, вероятно, удивлены тем, что я помогла вам выбраться из заточения?

— Действительно удивлен, — осторожно заметил Воронов.

— Все очень просто: вас схватили в моем доме, и я просто сочла своим долгом помочь вам. Ведь не посади вы меня в свою машину, с вами ничего подобного не случилось бы, не так ли?

— Ну уж…

— Во всяком случае, это случилось бы не в моем доме и я не чувствовала бы себя виноватой!

И только оказавшись в его номере, Лана призналась:

— Извините меня, Андрей, но я и есть та самая Лана, в которую, если верить вашим словам, вы были когда-то влюблены. — Она виновато опустила глаза.

— Лана? — У Воронова так вытянулось лицо, что она даже испугалась.

— Неужели вы не догадывались, Андрей? В какой-то момент я подумала, что вы уже все знаете. — Она смущенно улыбнулась и взяла его за руку. — А это правда, что вы сказали тогда в машине?

— О том, что вы мне понравились с первого взгляда? Правда! — Он тоже почему-то смутился. — Но вы же уехали с Григорием Марковичем?!

— Дура была, потому и уехала. Хорошей жизни захотелось! Думала, что смогу привыкнуть. Оказывается, нет. — Лана тяжело вздохнула.

— А Рассказов?

— Рассказов… — Лана брезгливо поморщилась. — Именно Рассказов и помог мне избавиться от домогательств Григория Марковича, а потом его убили. Рассказов предложил на него работать… Что мне еще оставалось? Ни денег, ни жилья… — Лана махнула рукой. — Да еще так переживала гибель Савелия.

— Но почему вы стреляли в него? Он так и не понял. Ему казалось, вы любили его! И вдруг стреляли?!

— Мне тоже казалось, что любила… — Она немного помолчала, потом заговорила горячо, быстро, словно пытаясь доказать что-то самой себе:

— Как вы не понимаете? Я все время купалась в мерзости, вращалась среди пошлых и отвратительных людей, у которых нет ничего святого, кроме денег… И вдруг передо мной, словно принц на белом коне, Савелий! Такой чистый, воздушный, открытый — одним словом, правильный и влюбленный! Как я могла упустить шанс прикоснуться к этой чистоте? Он для меня был источником живой воды! Тогда мне показалось, что стоит только прикоснуться к этому источнику — и я сама стану такой же чистой и непорочной! А когда пришлось делать выбор, я просто испугалась! Я видела, что у Савелия бронежилет и, конечно же, стреляла в него, стараясь не попасть в открытые места. Нет-нет, не подумайте, пожалуйста, что я ищу оправданий! Нет, я до конца дней своих не прощу себе, что стреляла в него? Ведь он так и не узнал, что я стреляла для того, чтобы он остался жив! Не выстрели я тогда, Григорий Маркович убил бы и его и меня!

— Выходит, спасая меня, вы решили искупить свою вину перед Савелием? Вы представляете, какой опасности вы себя подвергаете?

23
{"b":"7240","o":1}