ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пока никакой! — Лана улыбнулась.

— Не понял. То есть как это — пока?

— Пока вы меня не выдадите!

— Кому? — воскликнул Воронов.

— Рассказову!

— Ничего не понимаю. При чем здесь Рассказов?

— План вашего освобождения принадлежит лично Рассказову!

— Рассказову?!! -Воронов даже вскочил со стула. — Либо у меня что-то с головой, либо… — Он потер лоб.

— Нет-нет, с моей головой все в порядке. — Лана виновато вздохнула. — Встреча на дороге не была случайной, я действительно должна была войти с вами в контакт, привести к себе домой, дать специальный наркотик и все выяснить. Но Рассказов вдруг изменил план и приказал своим людям захватить вас, чтобы самому попытаться разговорить вас, но что-то у него не вышло, и он решил вернуться к первоначальному варианту. А чтобы у вас не возникло никаких подозрений на мой счет, он и придумал этакое дерзкое вызволение из плена.

— Но почему вы мне все это говорите? Это тоже часть плана? — нахмурился Воронов.

— Господи! Вы же такой умный! И Савелий это не раз говорил. Я давно уже приняла решение и вожу Рассказова за нос: он и не подозревает, что действует не по своей, а по моей, точнее сказать, по нашей схеме!

— Нашей? — На миг Воронов снова подумал, что объявился Савелий, и едва не назвал его имя вслух.

— Ну да, нашей: моей и вашего приятеля Дональда Шеппарда?

— Вы с ним знакомы?

— Он появился у меня сразу же после вашего пленения.

— Мне следовало бы догадаться! — воскликнул Воронов. — И где же он сейчас?

— Появится с минуты на минуту: он нас подстраховывал на случай, если что-то пойдет не так.

— Так и расцеловал бы вас! — радостно вскричал Воронов.

— Кто-то мешает? — кокетливо спросила Лана.

Воронов молча приблизился к ней, обхватил лицо ладонями и несколько минут смотрел в ее глаза, полные нежности и ожидания. Затем медленно прильнул к губам. Девушка, словно заждавшись поцелуя, ответила страстно, жадно и чувственно.

Ей вдруг показалось, что этого момента она ждала с тех самых пор, когда впервые увидела Воронова. Что-то всколыхнулось в груди, по всему телу пробежала нервная дрожь. Эта дрожь передалась и Андрею: он еще крепче прижал ее к себе, ласково погладил по спине.

— Боже мой! — шептали ее губы.

— Милая!

— Милый!

— Сколько я думал о тебе…

— Я чувствовала это…

— Это не сон?

— Нет, это действительно я, а это мои губы! — На этот раз девушка сама прильнула к его нетерпеливым губам…

Они настолько увлеклись друг другом, что не видели, как дверь в комнату тихо приоткрылась — заглянул Дональд Шеппард. Увидев нежную сцену, он тихонечко прикрыл дверь, выждал немного и только потом осторожно постучал.

— Мог бы и не спешить! — прошептала огорченная девушка.

— А кто это? — не понял Воронов.

— Как кто?! Дональд Шеппард!

— Собственной персоной! — пробасил тот, заполняя собой всю комнату. — Дверь нужно закрывать, когда хотите уединиться!

— Ну, здравствуй, приятель! — улыбнулся Воронов, и они крепко, по-мужски обнялись.

— А ты неплохо выглядишь! — усмехнулся тот. — Я думал, тебя там помнут, а ты, похоже, посвежел, отдохнул!

— А тебе и завидно!

— Есть немного, — признался Дональд, и они рассмеялись. Затем он повернулся к Лане: — Выходит, Рассказов заглотил наживку?

— По самые «не могу»! — Лана довольно хихикнула.

— Вот и отлично, а то мой шеф всю плешь мне проел: вынь да положь ему Воронова!

— Майкл? Как он?

— Через час сам услышишь: у нас с ним связь!

Личная просьба Президента Америки

Уже при въезде на мост перед проходной атомной станции, несмотря на поздний час, полковник Джеймс с Савелием встретили целое скопище полицейских машин. Каждого подъезжавшего останавливали и тщательно осматривали, их тоже остановили, но тотчас подозвали шерифа. Тот подошел в сопровождении какого-то мужчины в штатском.

— Представитель Президента: специалист по чрезвычайным ситуациям!

— с явной насмешкой прошептал полковник. — Сейчас отведет меня в сторону, чтобы выяснить, кто ты и чего тебе здесь нужно.

— Что, может возражать против моего участия? — нахмурился Савелий.

— Во всяком случае, попытается. Но я готов отразить его нападки. Как говаривал наш общий знакомый: меня на мякине не проведешь! — Майкл хитро подмигнул.

— Привет, полковник! — хмуро бросил представитель Президента, скользнув недовольным взглядом по Савелию, потом представил шерифа: — Это господин Стадиум, шериф Форест Хиллс. Я могу с вами переговорить?

— Здравствуйте, господин представитель Президента! — Майкл снова усмехнулся: — Почему бы и нет?

— Я могу узнать, кто это с вами? — тихо, едва ли не на ухо, шепнул Перкинс.

— Это один из самых лучших российских профессионалов по борьбе с террористами! Я бы даже сказал: международного класса! — спокойно ответил полковник.

— У нас что, своих профессионалов не хватает? — ехидно спросил тот.

— Специально его никто не приглашал: он здесь находится по своим делам, но могу вас заверить, что в данной экстремальной ситуации, в которой мы оказались, нам крупно повезет, если этот парень согласится нам помочь, — с пафосом произнес полковник Джеймс.

— Вы не знаете, кто несет ответственность за операцию по обезвреживанию этого террориста? Может, вам напомнить?

— Вы! И я прекрасно это помню! Однако мне бы хотелось…

— А меня не интересует, чего бы вам хотелось! — грубо оборвал Перкинс, затем повернулся и громко приказал: — Шериф Стадиум, прошу удалить из городка всех посторонних. Городок объявляется секретной зоной на весь период операции по обезвреживанию террориста! То есть до тех пор, пока существует реальная угроза взрыва!

— И что же, вы уже знаете, как этот взрыв предотвратить? — с издевкой спросил полковник.

— Во-первых, на территории станции сейчас работают кинологи с лучшими собаками, натасканными на обнаружение бомб. Во-вторых, я уже начал переговоры с террористом! — вызывающе заявил Перкинс.

— Вот как? С этого, кстати, и следовало начинать. Или теперь мне вам напомнить, кто назначен руководителем операции?

— Я был против вашего назначения! — Голос Перкинса сорвался.

— И вас поддержало руководство? — На этот раз полковник и не думал скрывать насмешки.

— Нет, но…

— В таком случае передайте мне, пожалуйста, запись вашего разговора с террористом и не мешайте работать! Что же касается посторонних, то предоставьте МНЕ решать, кого МНЕ приглашать для оказания помощи.

— Я изложу свое мнение в письменном виде и доложу Президенту, — с каменным выражением лица проговорил Перкинс и тут же полез в карман.

— Не утруждайтесь, Перкинс! Я сам доложу Президенту! — Полковник вытащил трубку радиотелефона и быстро набрал номер.

— Резиденция Президента, полковник Честертон! — тут же ответил густой баритон.

— Полковник Майкл Джеймс, соедините, пожалуйста, с Президентом.

— Минуту, полковник!

— Да, Джеймс, слушаю вас! — раздался наконец в трубке голос Президента.

— Господин Президент, я прибыл на станцию «Три майл айленд» и пытаюсь войти в курс дела. Имею честь поставить вас в известность, что заручился поддержкой одного из самых лучших русских специалистов по борьбе с терроризмом!..

— Не понимаю, полковник Джеймс. Вы возглавляете операцию, значит, вам и решать. С вас и спрашивать буду!

— Да, господин Президент, я не снимал с себя ответственности, но хотелось бы заметить, что человек, о котором идет речь, известен вам по случаю с «ЭР-ИКС-ЗЕТ»

— Да, я вспомнил, кажется, его зовут Саувэлий. И в чем же проблема?

— В чем проблема? Да в том, что ваш сотрудник отнесся к нему без должного почтения…

— Ясно, — со вздохом прервал его Президент. — Дай-ка мне этого русского!

— Слушаюсь, господин Президент! Перкинс, не сомневаясь, что Президент будет говорить именно с ним, потянулся было за трубкой, но полковник немного ехидно заметил:

24
{"b":"7240","o":1}