ЛитМир - Электронная Библиотека

— Название мотеля?

— А он в Форест Хиллс один! А хозяина зовут Боб! Вспомнила, мотель «У толстого Боба»! Да его тут каждая собака знает!

— Ричард! — крикнул полковник.

— Да, господин полковник! — тут же ворвался в кабинет сотрудник Майкла.

— Бери девицу, езжайте в мотель. Постояльца зовут Майкл Донаван. И повнимательнее: он может быть вооружен! Если его нет, то обыщи номер.

— И куда потом ее, господин полковник?

— Сдашь шерифу, ее отцу, и скажешь, чтобы запер ее…

— А что я сделала? — Девушка вдруг всхлипнула.

— И скажешь! — Полковник грозно взглянул на нее. — Чтобы запер и приставил к ней охрану: ей угрожает смертельная опасность!

— Мне? Откуда? — вскрикнула она испуганно.

— Этот твой Майкл, возможно, страшный убийца!

— Ой мамочки! — Келли взмахнула руками. — А с виду такой порядочный! Но зачем ему меня убивать?

— Вы можете его опознать, и он это прекрасно знает! Все, идите!

Полковник хотел что-то сказать Савелию и вдруг удивленно покачал головой:

— Что с тобой?

— Кажется, я знаю этого человека! — как-то отрешенно проговорил Савелий.

— Знаешь? — Полковник вскочил с кресла. — Откуда?! Где Москва и где Нью-Йорк?

— Давай еще раз послушаем запись, — не обращая внимания на его сарказм, попросил Савелий.

— Хорошо! — Майкл чуть ли не бегом бросился к выходу: он почему-то злился.

— Какую запись: первую или вторую? — спросил капитан.

— Вторую, пожалуйста! — ответил Савелий.

— Говорите, вас слушают! — прозвучал голос Перкинса.

— Кто говорит? — Голос террориста.

— Представитель Президента, Энтони Перкинс!

— Ладно, сойдет! Слушай внимательно: к завтрашнему утру ты должен достать пять миллиардов долларов, в противном случае я взорву к чертовой матери «Три майл айленд» и отправлю к праотцам…»

— Вот! Остановите! — бросил Савелий. — Все правильно! Я встречался с этой обезьяной. В подпольных схватках по кикбоксингу.

— Где?

— В Москве.

— В Москве? — удивился полковник. — Как он там оказался?

— Долго рассказывать. В поединках он представлял мафиозные структуры, а приехал из Сингапура.

— Уж не был ли он посланцем нашего общего знакомого? — Полковник криво улыбнулся.

— Да, Робота Смерти Рассказов выкупил на один сезон и был к нему очень нежен: до меня эта груда мяса не проиграла ни одного поединка и, говорят, даже отправила кого-то на тот свет. А Рассказов только купоны стриг.

— Что же ты не отправил его туда же? — вздохнул полковник.

— Знал бы, не только ключицу сломал, но и хребет! — Савелий зло сплюнул. — Капитан, крутите дальше! Может, дослушаем, Майкл?

— Я доложу Президенту.

— Объявлюсь ровно в девять утра! Если денег не будет — пеняйте на себя: получите первое и последнее предупреждение!

— Мне бы…

— Ну и? — нетерпеливо спросил полковник.

— Ты знаешь, сколько времени? — спросил Савелий.

— Ты хочешь сказать, что я не слежу за временем? — взорвался полковник.

— Майкл, что с тобой? — удивился Савелий.

— Извини, приятель: нервы ни к черту! — Полковник положил руку на плечо Савелия. — Осталось всего час сорок до назначенного срока. Что ты предлагаешь?

— В принципе можно было бы подключить население, выступив по телевизору, но… — Савелий покачал головой. — Думаю, он только обозлится.

— У нас в запасе всего час сорок, а мы с тобой ни на шаг не продвинулись!

— Мы узнали имя мерзавца, а это уже коечто, — возразил Савелий.

— Остается совсем пустяк: найти его! — хмыкнул полковник.

— А зачем нам его искать? Мы его спокойненько, без всякого напряжения возьмем утром! — заявил Савелий.

— Ты что, волшебник, что ли? — воскликнул полковник.

— У нас в стране все волшебники! — улыбнулся Савелий. — Дай-ка мне ключи от машины и подожди минутку.

Он вернулся с «хитрым» телефонным аппаратом в руке:

— Вот!

— Ну, телефон. И что? — не понял полковник.

— У вас, чтобы определить, откуда звонит абонент, нужно не менее минуты, не так ли?

— Да, бывает и секунд семьдесят!

— А этот аппарат выдает номер за пятьшесть секунд!

— К сожалению, наша Конституция не позволяет использовать такие аппараты!

— Как можно говорить о Конституции, когда речь идет о жизни десятков, а может быть, и сотен тысяч людей, и, видимо, не только американцев?

— Я являюсь сотрудником правоохранительных органов, — с достоинством ответил полковник. — И должен строго придерживаться американской Конституции. Стоит только раз пренебречь ею, даже ради самых гуманных целей, как в следующий раз сделаешь это уже не задумываясь. Нет, я не имею морального права. Пусть решает Сенатская Комиссия или Президентский Совет, в крайнем случае окружной прокурор и судья!

— И сколько на это уйдет времени?

— Трудно сказать, но ясно, что к девяти утра не успеют!

— Извини, Майкл, к счастью, я не американец и ваша Конституция на меня не распространяется. И не пытайся меня отговорить! — Казалось, он готов даже поругаться с Майклом.

— А кто тебе сказал, что я хочу тебя отговорить? — Полковник лукаво посмотрел на Савелия.

— Ну ты и жук, полковник! — рассмеялся Савелий. — А как же тогда быть с капитаном спецсвязи?

— Поставим его в известность. Мол, это обыкновенное подслушивающее устройство.

— С его помощью мы очень просто определим местонахождение террориста, — закончил за него Савелий. — Но это только полдела, как ты понимаешь.

— Да уж. Вряд ли Робот Смерти так просто откажется от своих намерений. Но и захват его — дело не простое: кто знает, что у него в руках?

— Ты имеешь в виду дистанционное управление взрывом?

— Конечно!

— Ну так я послужу приманкой! — Савелий хитро взглянул на полковника.

— Что ты имеешь в виду?

— Я помню этого подонка. Помню, с какой радостью он сообщал мне о своих убийствах на ринге. Этот не из тех, кто прощает обиды. Он на все пойдет, лишь бы отомстить. Тем более что, как мне кажется, у него и с головой не все в порядке!

— Как это? — не понял полковник.

— Какой здравомыслящий человек потребовал бы выкуп в пять миллиардов долларов? Как он их получать-то будет?

— Ну, конечно же, не в банке!

— Естественно. В этом-то все и дело. Ты хоть немного представляешь себе объем этой денежной массы?

— Можно подумать, ты банкир или кассир какой! — Майкл хмыкнул и вдруг словно опомнился: — Я же совсем забыл, что ты теперь в этом деле

— дока! И каков же объем пяти миллиардов долларов?

— Во всяком случае, даже если этот спецфургон забить, как говорится, под завязку, то и тогда около половины останется снаружи.

— Надо же, а мне как-то и в голову не приходило так подойти к делу. Вот что значит свежий взгляд со стороны! Недаром сам Президент Америки просил тебя о помощи.

— Я что? Я только помогаю… — смутился Савелий. — Кто руководит-то?

— Ох уж эти мне русские! Хватит скромничать!

— Может, не будем все-таки делить шкуру неубитого медведя? Как будто эта сволочь уже за решеткой!

— И то верно. — Полковник взглянул на часы: — Кажется, пора!

Савелий подхватил спортивную сумку, и они вышли из кабинета. Уже у машины спецсвязи их догнал лейтенант, а потом и шериф Стадиум.

— Господин полковник, разрешите доложить?

— Слушаю вас.

— Главный инженер утверждает, что не видел инженера Валлонтайна в течение всей последней недели.

— Как?! — воскликнул Савелий. — А когда же подписывался допуск?

— Он говорит, что в последний раз давал допуск Валлонтайну десять дней назад.

— Слушай, лейтенант, найди того смышленого парнишку из службы безопасности и чтоб через минуту этот дерьмовый допуск был у меня! Понял? — скомандовал Майкл.

— Так точно!

— Подожди-ка, лейтенант, — вдруг остановил его Савелий. — Как думаешь, Майкл, — вдруг заговорил Говорков по-русски, — в допуске отмечаются места, куда он заходил-заезжал в тот день?

— По всей видимости, а тебе-то что? — Полковник так удивился, что незаметно для себя тоже спросил по-русски.

28
{"b":"7240","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заветный ковчег Гумилева
Homo Deus. Краткая история будущего
Штурм и буря
Если с ребенком трудно
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Тихий человек
Перстень отравителя
Су-шеф. 24 часа за плитой
Моя строгая Госпожа