ЛитМир - Электронная Библиотека

Савелий кивнул одному из «афганцев»:

— Пригляди за ним: если что — ломай шею.

— Без проблем, — усмехнулся тот, перехватывая руку бедного Вадима.

— Поговорить нужно! — бросил Говорков Михаилу.

Тот подозвал одного из «афганцев» и препоручил ему своего «инвалида». Когда они проходили мимо «сладкой парочки», Савелий спросил:

— Скажи, Саша, ты специально отвлек внимание Семена?

— Почти! — поморщился тот, вспомнив недавнее испытание.

— Что, не удовлетворила? — усмехнулся Михаил, кивнув на распластанную девицу, которая жалобно умоляла отпустить.

— Сучка, хотела меня бритвой полоснуть!

— Не виновата я: они меня заставили! — Она всхлипнула.

— Да, так можно и евнухом стать, — заметил Савелий.

— Убил бы стерву!

— А ты ее обыщи тщательнее: вдруг что найдешь? Откуда ты? — поинтересовался Савелий.

— Из Солнцево! — всхлипнула она. — Меня Семен год назад изнасиловал и обещал жениться, а потом, когда я заявление взяла, на субботник отправил…

— На какой субботник? — не понял Михаил.

— Это когда вся братва бесплатно трахает! Сколько же тебе лет? — спросил Савелий.

— Пятна-а-адцать…

— Да-а… — вздохнул Савелий. — Отпусти ее! Пусть сядет рядом и сидит как мышка! Будет бузить, выброси за борт! — Он подмигнул.

— Нет-нет, никто меня не услышит! Клянусь мамой! — тут же воскликнула Марго, обрадовавшись, что ей разрешили встать с пола. — Спасибочки вам! А Семен правда мертвый?

— Мертвее не бывает!

— Ну и слава тебе. Господи! — радостно прошептала она, устраиваясь в кресле.

— Есть новости? — спросил Михаил, когда они отошли в самый хвост самолета.

— Эти трое — просто исполнители. По-моему, их наняли наши преследователи из Швейцарии. Судя по описанию — так оно и есть. — И Савелий подробно рассказал другу обо всем, что удалось выдавить из Вадима.

— Может, рискнем, отзовемся?

— Если бы не это, — кивнул Говорков на «дипломат». — Да еще Семен…

— Ладно, — поморщился Михаил. — Что с этими-то будем делать?

— Как что? Сдадим нашим доблестным органам правопорядка, — хитро подмигнул Савелий.

— А может, их проще за борт? Кто хватится? — предложил Михаил.

— Не забывай про того турка, сотрудника фирмы: этот хлюст наверняка все бумажки оформил. Да и вообще — не хочется руки марать, хотя, думаю, многие бы за это только спасибо сказали. Уверен, что они приезжали как киллеры.

— Надо же было им так вляпаться! — засмеялся Михаил. — Может, потрясти их, пока они свеженькие, заставить расписаться, как думаешь?

— Поступай как знаешь. — Савелий деланно зевнул. — И вот что, свяжи их покрепче: им сейчас терять и вправду нечего, наверняка они попытаются действовать.

Устроившись поудобнее, Говорков вытащил радиотелефон и набрал номер генерала Говорова. К счастью, он сразу же взял трубку. Савелий очень подробно поведал ему о случившемся. Тот объявил ему благодарность за успешные действия и пообещал лично встретить группу в аэропорту.

После рапорта Савелий устало прикрыл глаза: он не слышал, как допрашивали бандитов, как те, поняв наконец, что имеют дело не с сотрудниками ФСБ, стали наперебой «делиться воспоминаниями».

Бешеный крепко заснул, и снились ему разные люди, с которыми сталкивала его судьба, а потом почему-то оказалось, что он, совсем еще маленький, сидит на коленях у мамы и едут они отдыхать к широкой речке…

— Мам, а мам, а речка там и взаправду широкая? — спросил Савушка.

— Широкая, широкая, — ласково улыбнулась мать.

— Шире, чем море?

— Конечно же нет, глупенький. — Она прижала его к своей груди. — Море ведь такое широкое-преширокое, что совсем не видно другого берега.

— Это ж надо, — укоризненно воскликнул статный мужчина в морском кителе, — сын моряка и не знает, какое из себя море!

— А ты скажи: папка, вместо того чтобы насмехаться, взял бы и свозил меня не на речку, а на море. Так ведь, сынок? — Женщина чмокнула сына в щеку.

— Да, взял бы и свозил меня не на речку, а на море, — слово в слово повторил пацан, а потом рассудительно добавил: — Там и я стал бы моряком, правда, мам?

— Конечно, сынок!

— Машенька, ты же знаешь, что сейчас это совершенно невозможно, — огорченно вздохнул мужчина, — а на будущий год отправимся все вместе в Ялту, то-то тетка твоя обрадуется, да, Савушка?

— Нет, в Ялту мы не поедем! — сухо и категорично произнесла женщина и надула пухлые губки.

— Господи, так никогда и не простишь? — со вздохом заметил капитан.

— Сейчас же прекрати! При ребенке-то хоть… — резко отозвалась женщина.

— Хорошо-хорошо, милая, только не нервничай. Ты же знаешь, что я люблю тебя и только тебя! — Он взял ее руку и нежно прикоснулся губами.

— Хватит подлизываться, — словно продолжая дуться, проговорила женщина, но голос ее потеплел. — Нам еще долго?

— Час-полтора, и мы на месте. Так, Василий?

— Так точно, товарищ капитан первого ранга, — отчеканил водитель.

— Может, поднажмешь?

— Вы извините, товарищ капитан первого ранга, но асфальт от жары расплавился — не хочется рисковать. Да и темнеет уже? — Парень явно смутился.

— Тебе виднее: ты — водитель, значит, в машине ты капитан.

— Спасибо, товарищ капитан первого ранга. — Благодарно взглянул на командира Василий, а когда вновь посмотрел на дорогу, то даже вздрогнул от неожиданности: прямо на них, выскочив из-за автобуса, неслась на огромной скорости светлая «Волга».

Водитель черной «эмки» резко рванул машину в сторону, но «Волга», как назло, дернулась туда же и, ударившись со всего маху в дверцу «эмки», подскочила вверх, перевернулась, проскользила вниз по насыпи и так и застыла с крутящимися в воздухе колесами.

Старенькая «эмка» дымилась на шоссе. Василий сидел неподвижно, уткнувшись головой в руль, из разбитой головы медленно текла струйка крови.

Рядом, так же неподвижно, сидел капитан первого ранга, сзади — его жена со странно вывернутой головой.

Спустя некоторое время капитан пришел в себя, смахнул кровавую пелену с глаз и обвел салон мутным взглядом. Потом попытался открыть дверцу, но ее, видимо, намертво заклинило. Перегнувшись через спинку сиденья, он схватил за плечи жену и, едва ли отдавая отчет в своих действиях, стал тормошить ее:

— Машенька, милая! Очнись! Где Савушка? Но все было напрасно: женщина не отзывалась. Раздался взрыв. Всепожирающий беспощадный ОГОНЬ спустя минуту поглотил машину…

— Мама! Мамочка! Где ты? А-а-а! Мне больно! — кричал маленький Савушка, Как же так?! Родная мать, и выбросила его из машины?! — Больно мне, мамочка! Больно! — В этот момент его подхватили чьи-то сильные руки. Но оказалось, что это не мама, а какая-то незнакомая женщина. — Больно мне! Тетенька, больно! Я к маме хочу! Мамочка! — рыдая, выкрикивал Савушка, правой рукой поддерживая левую, которая почему-то неестественно вывернулась в сторону…

И почти сразу же картина сменилась. Савелию снился тот самый день, когда он сбежал от своих «усыновителей» к тете Тамаре, истопнице детского дома. Вот он стоит перед молодой женщиной, совсем голенький, и, всхлипывая, умоляет ее не отдавать его «в сыновья».

— Тетя Томочка! Прошу вас! Я буду хороший! Буду всех слушаться! И пусть меня бьют: буду терпеть и никогда не буду мстить! Только не отдавайте больше меня в сыновья! Миленькая тетя Томочка! Никогда!

Смазывая йодом синяки на его худенькой спине, тетя Тома украдкой утирала слезы. Савелий проснулся от внезапно наступившей тишины, открыл глаза. В салоне самолета стоял полумрак, и в первый момент он даже не понял, где находится.

— Мы дома? — неожиданно резко прозвучал в темноте радостный голос Михаила.

— Дома? — удивленно переспросил Савелий.

— Да, во Внуково. Ты точно все обговорил? — кивнул Михаил на черный «дипломат», пристегнутый к руке Савелия. — Мне что-то совсем не хочется на Петровку!

— Не дрейфь, — подмигнул ему Савелий. — А попутчики наши тебя не волнуют?

— А чего волноваться: через пару минут они уже перейдут на полное государственное обеспечение. Правда, если честно, мне не хотелось бы оказаться на их месте, — тяжело вздохнул Михаил. — Выходим или здесь ждем? Я к тому, что пилоты интересуются…

3
{"b":"7240","o":1}