ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как всегда, — сделав паузу, ответил Рассказов, желая избежать расспросов.

Взодить в курс дела даже Тайсона, своего нового начальника службы безопасности, не хотелось, дабы не задеть его самолюбия, поручая опасное задание совершенно постороннему, с его точки зрения, человеку.

По дороге с кладбища Рассказов сделал одну очень важную покупку для будущего задания братьев-близнецов: он приобрел обычную почтовую открытку. Впрочем, обычную только для обычного покупателя.

Дело в том, что у членов тайного Общества существовала, как я уже рассказывал, веками сложившаяся система знакового общения. Причем, получив такую открытку, член Общества уже знал, в чем дело: хотят встретиться, предупреждают о какой-то ошибке или о смерти или просто напоминают о себе. Причем, существовала и такая открытка, получение которой как бы предопределяло смерть от своей собственной руки, то есть самоубийство.

Именно такую месть и выбрал Рассказов для Петра Ефтимьевича. Он, конечно, ни секунды не сомневался в том, что Пятый член Великого Магистрата, получив такое страшное послание, не решится на самоубийство. Ясное дело, не решится, но внутри у него все похолодеет, и будет Петр Ефтимьевич вздрагивать от любого шума, будет бояться есть, пить даже водопроводную воду — из страха, что ее специально отравят. Вся его жизнь превратится в сплошной кошмар, который съедает человека и постепенно превращает в сумасшедшего. И конечно же, рано или поздно придет конец, и концом этим будет встреча с посланцами Рассказова, то есть с братьямиблизнецами.

Однако и конец этот не будет мгновенным: страх должен стать смертельным. Желая довести все до абсурда. Рассказов придумал целый сценарий для Петра Ефтимьевича Бахметьева, и сценарий этот несколько напоминал тот обряд Посвящения, который обязан проходить каждый будущий член Великого Братства…

Всего этого Пятый член Великого Магистрата, конечно же, не знал, однако он словно чтото предчувствовал и сейчас находился в полной прострации. Не получив вовремя сообщения от верного Жульена, он все-таки в душе надеялся, что тот еще жив. Петр Ефтимьевич понимал, что любая, даже самая незначительная оплошность с его стороны, на которую раньше никто бы и внимания-то не обратил, в настоящий момент может стать для него роковой.

Пока он занимался сначала злополучными контейнерами в Афганистане, затем тайными счетами бывших советских коммунистов, потом Вороновым, его главный недоброжелатель — Третий член Великого Магистрата — сделал все, чтобы поколебать веру Великого Магистра в своего любимчика.

Время идет, и Петр Ефтимьевич, пренебрегая правилами конспирации тайного Ордена, решает связаться с одним из его членов по прозвищу Знакомый, который входит в кабинет правительства Сингапура. Разговор состоялся и был весьма кратким: Пятый член Великого Магистрата обратился к Знакомому с просьбой выяснить, что случилось с Жульеном и его боевиками. Как ни странно, ответ пришел достаточно быстро, всего лишь через несколько часов.

Судя по всему, имея фото Жульена, которое послал Бахметьев, и разветвленную сеть доносчиков, к которым можно отнести любого сингапурца, а также отличную систему наружного наблюдения — почти все главные улицы и проспекты Сингапура записываются на видео, — компьютеру не составило никакого труда отыскать последнее местонахождение Жульена. Все попытки полицейских отыскать дальнейшие его следы ни к чему не привели: Жульен словно в воду канул.

Обо всем этом, правда несколько детальнее, и получил сообщение Пятый член Великого Магистрата. А в конце стояла приписка самого Знакомого:

«… На основании вышеизложенного могу заверить, что человек, по имени Жульен Мерль так и не покинул строительную площадку, владельцем которой является весьма уважаемый в Сингапуре господин Рассказов Аркадий Сергеевич. Извините, что мне не удалось полнее ответить на ваш запрос. Примите самые искренние пожелания!

С уважением, ваш Знакомый».

— Вот как! — воскликнул Петр Ефтимьевич, вскочил с кресла и забегал по комнате из угла в угол.

Члены Братства были бы весьма удивлены, если не сказать шокированы, этим его состоянием: господин Бахметьев слыл одним из самых спокойных и рассудительных людей и всегда умел держать себя в руках.

Да как Рассказов посмел? Пойти против Великого Братства?! Петр Ефтимьевич раздраженно стучал кулаком по столу, по шкафу, даже по стене, совершенно упустив из виду, что именно он не открыл всей правды Жульену, не рассказав ему о принадлежности Рассказова к Братству. Все больше и больше распаляя себя, Петр Ефтимьевич пришел к выводу, что во всех его неудачах виноват именно Рассказов.

— Не пора ли тебе, прыткий ты мой, выходить из консервации? Не пора ли начать приносить пользу не только себе, но и Великому Братству? — выкрикивал Петр Ефтимьевич.

И тут он почему-то вспомнил послание одного из своих особо приближенных по кличке Святой. В послании Святого говорилось о том, что совершенно случайно он повстречался с вдовой одного из высокопоставленных в Ордене людей, Анжеликой Двигубской. Вполне возможно, он бы и не обратил на нее внимания, но смерть ее супруга была настолько нелепой, что Петр Ефтимьевич после его похорон просто обязан был распорядиться понаблюдать за ней.

Из следующего послания Святого он вдруг узнает, что, именно посетив господина Рассказова, Анжелика Двигубская исчезает. По приказу Петра Ефтимьевича его боевики захватывают ее бывшего любовника, мелкого атамана шайки, и после «убедительных» просьб с их стороны парень раскрывает им коварные замыслы Анжелики. Тогда это настолько поразило Пятого члена Великого Магистрата, что, останься эта вдова в живых, а Петр Ефтимьевич не сомневался, что Рассказов ее ликвидировал, он сам разорвал бы эту даму на части.

Позднее Петру Ефтимьевичу сообщили подробности похода Двигубской к Рассказову. Понимая, каково сейчас Аркадию Сергеевичу, он не хотел, чтобы тому стало известно о какой бы то ни было заинтересованности Братства в Воронове: потому-то и скрыл важные факты от Жульена. Сейчас же, когда Рассказов расправился с его посланцами, Петр Ефтимьевич вышел из себя, а потому решил созвониться с Рассказовым, расконсервировать его и заставить исполнить свой долг перед Великим Братством… Лихорадочно, словно боясь передумать, он набрал номер:

— Могу ли я переговорить с господином Рассказовым?

— А кто просит? — не очень любезно отозвался густой баритон.

— Прохожий! — отозвался Петр Ефтимьевич кодовым словом.

— Что за чушь? Или называйтесь, или я положу трубку!

— Молодой человек, доложите обо мне господину Рассказову: он поймет, — твердо проговорил Бахметьев.

— Хорошо, минуту!

Несколько минут Петр Ефтимьевич спокойно ждал, и когда терпение его уже лопнуло, тот же голос произнес:

— Хозяин сейчас занят, звоните завтра!

— Но я… — начал он, однако в трубке раздались короткие гудки. — Что за черт? Он что, с ума сошел, что ли? Не захотел разговаривать со мной?! — Петр Ефтимьевич на мгновение задумался. — А вдруг этот Жульен что-нибудь натрепал не по делу? Хотя… вряд ли. Ладно, наберемся терпения.

Однако и на следующий день Петру Ефтимьевичу не удалось переговорить с Рассказовым: тот же голос отрезал: «Позвоните завтра!» Но когда и на третий день Пятый член Великого Магистрата услышал сакраментальное «завтра», он не выдержал и отправил по телексу недвусмысленное послание. И здесь Рассказов допустил одну из самых больших ошибок в жизни: вместо того чтобы как-то потянуть время, он тут же послал ответ, в котором содержалась такая абракадабра, что Бахметьев наконец понял — над ним просто издеваются. Этого он уже стерпеть не мог. Он тут же вызвал самых лучших специалистов и отправил в Сингапур: участь Рассказова была предрешена.

В гостиничном номере Воронова ничего не изменилось.

Дональд смущенно и немного нервно поглядывал то на телефон, то на Воронова:

— Странно: уже все сроки прошли, а полковник и сам не звонит и на мои звонки не отвечает.

30
{"b":"7240","o":1}