ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так точно! — мгновенно осипшим голосом ответил Богомолов. — Более того, хочу вам доложить о некоторых, я бы сказал, обнадеживающих новостях.

— Ну-ну, послушаем.

— С его помощью удалось идентифицировать этого террориста. С ним уже говорил сам Президент Америки и просил о помощи.

— С ним? То есть с нашим парнем? Очень интересно! И здесь Америка нас обскакала! — пошутил Президент. — Ладно, давай мне твоего специалиста! Как его?

— Сер… — начал было Богомолов, но потом передумал: — Савелий Говорков. Соединяю! — Генерал сказал громко, чтобы было слышно и Савелию, после чего переключил линию, положил трубку и застыл, напряженно глядя на безмолвную аппаратуру.

— Ну, здравствуй, Савелий Говорков! Здравствуй, герой! — сердечно приветствовал Президент.

— Здравствуйте, господин Президент! — с волнением проговорил Савелий.

— Как здоровье? — мгновенно отреагировал Президент на его усталый голос.

— Спасибо, в норме. Просто не успел еще акклиматизироваться.

— Ничего, потом отдохнешь, сынок! — ободрил Президент. — Генерал меня уже посвятил. Как думаешь, справишься с этой гнидой?

— Постараюсь, по крайней мере обещаю, что живым он не уйдет.

— Да уж постарайся: слишком дорогой может оказаться цена этой катастрофы не только для Америки, но и для России. И поэтому никакой пощады: раздави гадину, а об остальном не тревожься. Россия и Президент с тобой! Может, какая помощь нужна? Говори, не стесняйся!

— «Афганцев» здесь моих не хватает, — откровенно признался Савелий. — Но слишком уж большие расстояния, а времени — в обрез. Ничего, как-нибудь, как говорится, за Россию и с Божьей помощью!

— Молодец, сынок, так держать! Удачи тебе!

— Спасибо за поддержку, господин Президент! Не подведу!

— Вот и хорошо, — вздохнул Президент, и только сейчас Савелий понял, насколько тот устал.

Разве могло такое случиться в Советском Союзе? Да никогда в жизни, и во сне бы не приснилось! Чтобы президенты разных стран лично разговаривали бы с простым российским парнем, да еще возлагали на него какие-то надежды?! Только сильная усталость Савелия мешала ему до конца осознать этот факт, факт огромного значения не только для него самого, но и для всей России! Ведь это значит, в стране действительно происходят колоссальные изменения, появляется интерес к личности, к человеку, вернее, к простому человеку!

— Крестник! Ау! Где ты? — услышал Савелий голос Богомолова и тут же встрепенулся.

— Извините, Константин Иванович, задумался!

— Думаю, есть над чем. Ну, что ОН сказал?

— Пожелал удачи.

— И все?

— Нет, еще спросил о здоровье.

— Все-таки удивительный мужик! — не удержался Богомолов. — У самого со здоровьем не очень, а тебя подбадривает. Дай Бог ему долгих лет жизни! План-то у тебя есть?

— А как же! Ждем его звонка.

— Господи, я только сейчас понял, насколько ты был дальновиден, когда прихватил АОН! — неожиданно воскликнул генерал. — Словно предчувствовал.

— Да нет, все гораздо проще: я его взял для другого дела.

— Чтобы выйти на Воронова, — догадался Богомолов.

— Вот именно. А сейчас у меня прямо от сердца отлегло.

— Видишь, как девушки иногда выручают?

— Ну и слава Богу!

— Слушай, что это так шумит? — неожиданно заинтересовался Богомолов.

— Мотор машины спецсвязи: мы сейчас в дороге, едем в Нью-Йорк! — пояснил Савелий и взглянул на часы: — Вы извините, Константин Иванович, но время поджимает.

— Конечно, конечно! Ладно береги себя. Привет Майклу!

— Спасибо, Константин Иванович! — сказал Савелий и положил трубку.

— Тебе огромный привет, Майкл! Ничего, что не дал тебе поговорить?

— Правильно сделал: у нас совсем мало времени, а надо еще подключить твой спецтелефон! — Полковник подмигнул, затем нажал на кнопку радиосвязи: — Живо ко мне капитана спецсвязи Гарлингтона, — приказал он своему лейтенанту, который следовал за ними в зеленом «кадиллаке».

— Минуту, господин полковник! — отозвался лейтенант.

Спецфургон затормозил, и дверца приоткрылась.

— Вызывали, господин полковник?

— Да, входите, Гарлингтон. — Полковник протянул ему АОН. — Подключи-ка его к номеру дежурного по городу.

Капитан смущенно взглянул на полковника.

— Вижу, тебе не все ясно. Тогда слушай: наш гость настолько любит свой телефон, его цвет и форму, что разговаривает только по нему, и ты лишь уважил просьбу гостя! Откуда тебе было знать, что это спецтелефон?

— Понял! — улыбнулся наконец капитан и подхватил: — И то верно: телефон как телефон!

— Я выйду на несколько минут, — неожиданно сказал Савелий. Выглянув в окно, он заметил огромный дуб в сквере и решил «пообщаться» с ним.

Полковник недоуменно проводил его взглядом, потом проследил за ним в оконце. Савелий перемахнул через деревянный заборчик, подошел к огромному дубу, расчистил перед ним землю, скинул кроссовки, носки и босиком встал на землю. Сначала он поднял руки кверху, постоял так немного, потом приложился обеими ладонями к стволу. Прохожие бросали любопытные взгляды, но не подходили. И лишь одна старушка остановилась, перекрестила его спину, затем отошла на несколько шагов, повернулась, поклонилась в пояс и медленно побрела прочь.

Только сейчас полковник сообразил, почему Савелий ничего не объяснил: он затратил бы уйму времени, а Майкл, возможно, все равно бы его не понял.

Наконец Савелий медленно оторвал руки от дерева, обулся, отошел на несколько шагов, чуть поклонился, и полковнику вдруг показалось, что дерево тоже склонило перед ним свои вековые ветви.

— Чертовщина какая-то! — пробормотал полковник и тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение. В этот момент в фургоне появился Савелий. У него даже в лице что-то изменилось: виделся покой, уверенность в себе.

— Все, я готов! — улыбнулся он.

— И у нас все готово, господин Мануйлов! — отозвался капитан.

— Вот и отлично! — кивнул Савелий. — А почему мы стоим? — Машина тотчас тронулась с места. — Теперь остается только проверить работу моего телефона. Организуйте, господин полковник, пожалуйста, звонок из Нью-Йорка на этот номер.

— Без проблем! — машинально ответил Майкл, находясь все еще под впечатлением увиденного. Затем набрал номер со своего мобильного телефона: — Эдвард, это полковник Джеймс, набери-ка номер 720-49-49. Господи, конечно, сразу же, как только положишь трубку!

Через несколько секунд раздался длинный гудок, а еще через несколько секунд на табло телефонного аппарата высветились семь цифр: 570-38-39.

— Верно? — спросил Савелий.

— Фантастика! — воскликнул полковник. — Сколько бы мы средств и человеческих жизней сэкономили с такой аппаратурой!

— А у нас такие телефоны у многих в домашнем пользовании! — не удержавшись, похвастался Савелий.

Полковник только руками развел:

— Ладно, осталось двадцать восемь минут. Надеюсь, он будет точен.

Полковник не зря сомневался в пунктуальности Робота Смерти: было уже пятнадцать минут десятого, а он все не звонил, и Савелий с Майклом просто места себе не находили. С той лишь разницей, что Савелий старался держать себя в руках, а полковник Джеймс даже не пытался скрыть раздражения и беспокойства. Он бегал из угла в угол и тихо чертыхался.

Кроме пяти боевиков полковника, которые по пятам следовали за спецмашиной связи, было задействовано еще человек двести полицейских. Они рассредоточились по всему Нью-Йорку и готовы были по первому же сигналу взять в кольцо любой объект.

На самом деле случилось самое банальное: Робот Смерти, устав от напряжения последних часов, просто-напросто проспал и даже не услышал будильника. Он проснулся лишь в девять тридцать восемь и никак не мог сообразить, где он и что с ним. Взглянув на будильник, он чертыхнулся, но потом махнул рукой: ничего, подождут! Робот Смерти не торопясь поднялся, зашел в туалет, потом умылся. В раздумье подошел к телефону. Звонить из гостиницы или из автомата? Выходить из номера не хотелось.

32
{"b":"7240","o":1}