ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот и хорошо! А теперь слушай. Если ответишь на пару моих вопросов, то вполне возможно, что тебе совсем не будет больно! Ты понял?

— Понял-понял! Спрашивайте! — тут же воскликнул тот.

— На днях ты видел одного своего старого знакомого! — с намеком проговорил Каюмов и выжидающе умолк.

— Кого именно? Я многих видел! — попытался увильнуть от ответа Белоух.

Каюмов подал знак, и его подельники тут же сорвали с несчастного Белоуха брюки вместе с трусами.

— Не надо! Я ж сказал: все понял! Да, встретил бывшего своего сослуживца Константина Богомолова!

— Дальше! — кивнул Каюмов.

— А что дальше?

— Что было дальше?!

— Поговорили и разбежались! — пожал плечами Белоух.

— Сева, кажется, нам здесь мозги парят! — с усталым вздохом заметил Каюмов.

Мяснику не нужно было намекать дважды, он взял огромные ножницы, которыми нарезали здесь красную материю для обивки гробов и захватил ими яички мгновенно побелевшего от ужаса Белоуха.

— Мужики, не нужно! — чуть не плача, взмолился он. — Я действительно не знаю, что вы хотите услышать!

— Не знаешь? — улыбнулся Каюмов, снова вздохнул и взглянул в горящие от нетерпения глаза подручного.

А Мясник только этого и ждал: он дико засмеялся и клацнул ножницами. Белоух истошно взревел и, все еще не веря, взглянул вниз, на окровавленные комочки упавшие к его ногам.

— А-а-а! Зачем, мужики? Я все скажу! Всее-е!!! — из его глаз брызнули слезы.

— Вот и говори! — невозмутимо пожал плечами Каюмов.

— Он заплатил мне пятьдесят тысяч баксов за то, чтобы я помог ему выйти на тех, кто церебросит его за границу! А им он отстегнул сто пятьдесят тысяч зеленых! Те отвезли его сначала в Чечню, а потом в Пакистан!

— Дальше!

— А дальше он отправился в Америку, в Нью-Йорк, кажется! — сквозь стон и слезы, подвывая выкрикивал Белоух.

— Кажется? — переспросил Каюмов и даже не успел взглянуть на своего подручного, как тот уже откинул окровавленные ножницы в сторону, подхватил в руки дрель с длинным сверлом и включил ее. Дрель так страшно взвизгнула, что даже у Каюмова заломило зубы.

— Нет-нет, не кажется! Точно, в Нью-Йорк, и там он заплатит еще сотню тысяч! — завопил Белоух, от страха вращая глазами, которые, казалось, вот-вот вылезут из орбит.

— Видишь, как все просто! — нравоучительно заметил Каюмов. — Сам виноват: я ж тебя предупреждал! Ответил бы сразу на мои вопросы и никто не сделал бы тебе больно, Эх, люди, люди, никак не могут понять своей выгоды! — огорченно добавил он и махнул рукой.

Страшно оскалившись. Мясник безжалостно ткнул длинным сверлом в грудь Белоуха, и через мгновение оно уже вгрызлось в его сердце. Коротко ойкнув, Белоух обмяк в руках Хорькова и вскоре уже покоился в свежевыструганном гробу, а в его руках, как выразился Мясник, «для смеху», покоились его же яички.

— Приберите все здесь, отнесите этого мудака к старику Макару! — приказал Каюмов.

— А со стариком как быть? — с намеком спросил Сорокопятов.

— Пусть живет: он безвреден и может еще пригодиться! Пока, мужики, мне нужно успеть позвонить! — Каюмов быстро вышел и к назначенному часу уже входил к себе домой.

Не успел он прикрыть за собой дверь, как раздался звонок.

— Химик? Привет, браток, от дяди Кости! — проговорил Говоров.

— Надеюсь, он чувствует себя хорошо! — без эмоций отозвался Каюмов.

— Ну? — коротко буркнул Говоров.

— Все точно по первому вопросу, а по второму, конечный пункт — Нью-Йорк! Богомолов заплатил триста тысяч долларов за свой переброс через границу! — доложил Каюмов.

— Что с Белоухом?

— Без проблем! — коротко заверил Химик и чуть заметно усмехнулся.

— Ладно, пока! — Говоров положил трубку и брезгливо поморщился, словно только что пообщался с какой-то мразью.

Противно было, что пришлось изменить самому себе. Но разве мог он поступить иначе? Опасность угрожает одному из самых близких ему людей

— Савелию Говоркову! И сейчас нужно срочно сообщить ему, что Богомолов совсем рядом! Говоров уже взялся было за телефон, как неожиданно в его голове промелькнули слова о трехстах тысячах долларах, которые выложил Богомолов за свой побег! Откуда у него такие деньги? Ладно, нет времени забивать всякой ерундой свою голову, нужно срочно звонить Савелию, а там… Говоров задумался…

Что там, он так и не смог сформулировать, а потому взял трубку и быстро набрал номер телефона. Почти мгновенно, после первого же зуммера, в трубке раздался голос Савелия.

— Господи, Сережа! — облегченно воскликнул Говоров, на всякий случай соблюдая конспирацию. — Он оказался очень быстрым!

— В каком смысле? — нахмурился Савелий.

— Отгадай, где ОН сейчас?

— Только не в Нью-Йорке! — с грустью буркнул Савелий.

— Вот именно! Рядом с тобой! — выдохнул генерал. — Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно, не так ли?

— Да, забавно! — Савелий нахмурился.

— Еще забавнее тебе будет узнать, что за свою доставку в Нью-Йорке он выложил триста тысяч долларов.

— Не слишком ли круто даже для генерала госбезопасности? Информация-то верная?

— Абсолютно! — вздохнул Говоров. — Так что будь внимательнее!

— Мухтар постарается!

— Надеюсь, ты понимаешь, что его нельзя упускать?!

— Посмотрим!

— Как?! — не поверил Говоров.

— Я сказал: посмотрим! — упрямо повторил Савелий. — Вы не подумали о том, что мы с вами, возможно, ошибаемся? — неожиданно спросил Савелий.

— Если это действительно так, то от радости я просто до потолка запрыгаю! — В его голосе было столько горечи, что Савелию стало не по себе.

— Потому я и сказал: посмотрим! Не дай Бог ошибиться: кто его тогда нам вернет?

— Может быть, ты и прав, крестник! Ладно, думаю, ты сумеешь разобраться и отличить правду от лжи! — казалось, в голосе генерала Говорова появились оптимистические нотки.

— Мне бы вашу уверенность, — задумчиво сказал Савелий. Ему почему-то вспомнился старый Учитель и его слова о том, что сейчас он обрел новый статус.

— Да, Савелий ты получил звание Ангела Жизни и потому не можешь подвести своего Учителя… — Он даже не заметил, что проговорил вслух.

Лакомый кусок для Рассказова

Проснувшись поутру, Розочка несколько минут лежала с закрытыми глазами, пытаясь вспомнить приснившийся ей сон, в котором она вновь встретилась с Савелием. На этот раз их встреча длилась гораздо дольше, чем предыдущая, когда вчера она заснула у бассейна. Хотя, как ни странно, и теперь они встретились у того же самого бассейна.

Розочка сидела в плетеном кресле и занималась английским, который давался ей на удивление легко. Прочитав столбик новых слов, Розочка закрыла книгу и начала повторять их вслух. Забыв слово «судьба», она недовольно топнула ножкой и, приоткрыв учебник, заглянула в него, словно школьница во время экзамена. -

— А подсматривать нехорошо! — неожиданно услышала она знакомый голос и мгновенно обернулась.

Перед ней стоял какой-то симпатичный, но совершенно незнакомый молодой человек и хитро улыбался ей.

— Простите? — растерялась Розочка, в то же самое время предчувствуя что-то неожиданное и волнующее.

— Ну вот, — состроив огорченную физиономию, со вздохом произнес Савелий, — стоило чуть-чуть изменить выражение лица, как тебя уже и не узнают! А когда-то обещала ждать хоть всю жизнь! — Он снова хитро улыбнулся.

— Савушка?! — радостно взвизгнула Розочка, вскочила с кресла и бросилась к нему на шею. — Я знала! Знала, что ты жив? — размазывая по лицу слезы, повторяла она, чмокая его в щеки, лоб, нос, губы.

— Ну-ну, Розочка, хватит, а то утопишь меня в своих слезах! — От смущения Савелий не знал что и сказать.

— Но почему, почему ты не открылся мне сразу?

— Не мог!

— Не мог?! А сейчас можешь?

— И сейчас не могу! — вздохнул Савелий, потом добавил: — Пока. Но обещаю, придет время и ты все узнаешь!

— Обещаешь?

48
{"b":"7240","o":1}