ЛитМир - Электронная Библиотека

— Понял, — усмехнулся тот. — Положитесь на меня — объяснюсь как надо.

Говоров вошел в кабинет первым, чтобы объяснить вид «крестника»; через минуту пригласили и самого Савелия.

— Прошу извинить за столь необычный вид, но меня прямо-таки замучила аллергия, — виновато проговорил Савелий, и все понимающе закивали головами, а седой представитель Президента России сочувственно заметил:

— Могу себе представить, как вам достается. Этого нельзя, того нельзя… Моя внучка тоже аллергик! Чуть что — и все лицо покрывается какой-то дрянью' Очень сочувствую вам, молодой человек! А кроме того, хочу передать личное приветствие Президента! На днях все вы будете приглашены в Кремль для награждения!

— Спасибо за понимание, — специально или просто невпопад кивнул Савелий.

— Ну, что ж, приступим, — тотчас вмешался Богомолов и укоризненно взглянул на Говоркова. — Прошу!

Савелий поставил «дипломат» на стол, не торопясь снял с руки наручник, потом набрал на замке код и откинул крышку… Чиновники так и ахнули при виде всего этого великолепия, а один вдруг восторженно воскликнул:

— Господи! Да это же «Голубое око Персии»! Он даже подался вперед, но тотчас отдернул руку, как бы боясь спугнуть сладчайшее наваждение.

— Вы уверены? — спросил Богомолов.

— На все сто: в свое время меня приглашали в качестве одного из экспертов этой диадемы.

— Прекрасный подарок, молодой человек, прекрасный! — Генерал с чувством пожал Савелию руку. — Итак, коллеги, приступим, — тут же поспешил переменить тему Говоров.

Все драгоценности были тщательно описаны, занесены в специальный реестр, затем каждую вещь аккуратно обернули фланелькой и все сложили в тот же самый «дипломат». После чего его опечатали, присутствующие расписались в документах, и вскоре в кабинете остались только Савелий да генералы.

Богомолов выдержал паузу и извлек из ящика стола небольшую синюю коробочку. Затем открыл ее, встал и подошел к Савелию. Встал и Говорков, его примеру последовал генерал Говоров. Савелий снял с лица очки, повязку и вытянулся по стойке «смирно».

— Дорогой мой, представитель Президента был не в курсе, а Президент лично просил меня вручить тебе эту награду! То, что ты совершил, невозможно переоценить! Президент даже верить отказывался…

— Ничего, серьезный орден, — спокойно кивнул Савелий.

— Ты только посмотри, Сергеич: он словно бы каждый день ордена получает! — нахмурился Богомолов.

— Да нет. Костя: он за своих «афганцев» переживает, — пояснил старик. — У ребят с жильем хуже некуда, а им — медали!

— А вот в этом он прав, и я обязательно чтонибудь придумаю! — Богомолов что-то черкнул в своем ежедневнике. — Но сдается мне, дело не только в этом, или я ошибаюсь?

— Ну почему же, — вздохнул Савелий. — Сергей Мануйлов рад, и даже очень, а вот Савелий Говорков… — Он не договорил.

Богомолов мгновение помедлил, потом подошел к «крестнику» и протянул ему руку:

— От всей души поздравляю тебя, Сергей Мануйлов, и тебя, Савелий Говорков! — Он лукаво подмигнул.

— Служу России, товарищ генерал! — вытянулся Савелий.

— Горжусь тобой, сержант! — Говоров крепко, по-мужски, обнял его.

— Эх, жалко, Андрюшка не видит, — смущенно улыбаясь, проговорил Савелий и заметил, как генералы переглянулись. — Что случилось? — встревожился он. — Что с Вороновым? Старый генерал сконфуженно поморщился и опустил глаза…

Противостояние

В то самое время, когда Савелий Говорков разбирался с боевиками Пятого члена Великого Магистрата, Андрей Воронов провожал в сингапурский аэропорт Чанги Дональда Шеппарда.

Итак, поздним вечером огромный аэробус «Ил-310» Аэрофлота с Вороновым на борту заходил на посадку.

С высоты птичьего полета открывалась изумительная картина: весь остров был залит морем огней, и это создавало удивительное впечатление праздника. Во все стороны по острову разбегались ровные светящиеся линии — дороги, как пояснил Андрею сосед-японец. На рейде, дожидаясь своей очереди на погрузку-разгрузку, стояли сотни ярко освещенных судов.

Приятно для Воронова и то, что долго ждать не пришлось: не успел самолет подрулить к перемещаемому коридору, как двери тут же открылись и пассажиров пригласили к выходу.

Воронов оказался в огромнейшем и современнейшем здании сингапурского аэропорта Чанги. Здесь, чего доброго, можно и заблудиться, и Воронов, дабы не искушать судьбу, двинулся вслед за пассажирами своего рейса.

С первых же минут пребывания в Сингапуре русского человека поражает микроклимат в помещениях. Причем не только в суперсовременном аэропорту, занимающем первое место в мире по обслуживанию и грузоперевозкам, но и почти в каждом магазине, даже в самом что ни на есть крохотном. Везде в помещении четырнадцатьпятнадцать градусов, в то время как на улице сорокаградусная жара — удивительно! Следует отметить, впрочем, то ли морской воздух, то ли буйная местная растительность так влияли, но зной этот не изнурял.

Встав на эскалатор, Воронов огляделся по сторонам. Скопления пассажиров и суеты не наблюдалось, скорее даже огромный терминал аэропорта по сравнению с «Шереметьево-2» выглядел просто пустынным. Со всех сторон обступали витрины магазинов: заходи, покупай все, что твоей душеньке угодно, — от самой современной аппаратуры до обычных детских игрушек.

Прежде чем лететь в Сингапур, Воронов, конечно же, ознакомился с путеводителем для русских и обнаружил массу интересного. Здесь велась борьба с курением: курили только в специально отведенных местах, а за нарушение или брошенный окурок взимался штраф в размере нескольких сотен долларов.

Поразили Воронова и удивительный воздух Сингапура, и невероятная чистота на улицах: казалось, сними обувь, пройдись босиком, и ни пылинки к тебе не пристанет.

Андрей сразу же направился к таможенным постам, где местный служака, проведя каким-то прибором по сумке, кивнул прибывшему на «подкову», как метко окрестил какой-то шутник прибор для обнаружения металла. Затем сумку проверили на наличие наркотиков. За обнаружение у любого человека этого зелья в количестве, превышающем эквивалент трех граммов героина, по сингапурским законам ему грозила смертная казнь.

Пару лет назад одного голландского туриста, даже несмотря на вмешательство голландских спецслужб, где работал обвиняемый, а также личного ходатайства самой королевы, все-таки казнили за несколько граммов кокаина.

Надо сказать, что Сингапур не входит в число стран, подписавших Венскую конвенцию по правам человека, и потому живет согласно своим законам. Год назад, например, один американский подросток, сын некоего высокопоставленного чиновника, балуясь, разбрызгал краску из баллончика на рядом стоящие легковушки. Его задержали и приговорили к пяти ударам палкой. Не помогло даже вмешательство американского Президента; число ударов лишь уменьшили до трех. Кстати, для подобных экзекуций выращивается специальный бамбук, который размачивается затем в специальном растворе и высушивается при определенной температуре, после чего расчленяется на мельчайшие прутики, каждый — острый как лезвие бритвы. Несчастному прикрывают поясницу и ноги, открытыми остаются только ягодицы. В результате наказания плоть распадается на несколько частей, доктор сразу же зашивает ужасные раны, и приговоренного отправляют в тюремный лазарет.

На обращение американского Президента глава Сингапура ответил, что любого сингапурского гражданина в случае правонарушения в Америке американский суд волен судить по американским законам и при этом со стороны правительства Сингапура ему не предъявят никаких претензий. Позднее Воронов убедился в том, что власти сумели добиться невероятных успехов в области законопорядка: на улицах Сингапура абсолютно безопасно в любой час дня и ночи. Полицейские, правда, здесь не патрулировали, но любой инцидент приводил в действие весь участок в течение нескольких минут. Почти все улицы и магистрали, во всяком случае основные, сканировались на видеокамеры, и стоило, например, лишь превысить скорость или неправильно припарковаться, как на ваше имя присылали огромный штраф.

5
{"b":"7240","o":1}