ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы можете что-нибудь рассказать о Колумбийском университете? — неожиданно спросила Розочка.

— Попытаюсь, госпожа Роза. Колумбийский университет существует около двухсот лет, это целый студенческий городок за бетонной оградой! На территории студгородка восемь ресторанов и сорок так называемых забегаловок, где можно быстро и недорого перекусить, есть еще с десяток магазинов. Там же стоят корпуса студенческих общежитий. Этот университет закончили многие знаменитые люди Америки, и некоторые из них, в память о своих студенческих годах, выстроили новые учебные корпуса. Например, трехэтажный корпус неподалеку от центрального входа построен на деньги одного из госсекретарей Америки и называется Гарриман-скул. Как раз сейчас мы въезжаем на территорию Колумбийского университета! Видите здание с колоннами? Это университетская библиотека. За ней деканат, дальше — юридический факультет, справа — студенческие общежития, а слева — кампус, учебные корпуса, в один из которых мы и направляемся!

Эммануэл остановил машину, и вскоре они оказались в небольшой аудитории, где уже сидело человек десять. Судя по оживленной беседе, девушки уже успели перезнакомиться. Эммануэл окинул всех взглядом, не заметил ничего подозрительного и только после этого сказал:

— Госпожа Роза, я подожду вас в коридоре, вот ваши документы. — Он протянул ей тоненькую папочку. — Если возникнут какие-то вопросы — позовите меня.

— Хорошо, Эмми! — отозвалась Розочка, после чего подошла к симпатичной блондинке лет девятнадцати, сидевшей в одиночестве. Тем не менее она не тяготилась этим и смотрела на всех свысока. Ее эксцентричность и фривольность порождали смешанные чувства: брезгливость, с одной стороны, восхищение и зависть — с другой. Обращали на себя внимание отличная фигурка, точеные стройные ножки с круглыми коленями, высокая грудь, прическа под Мадонну. Она смотрелась ярко, именно вызывающе длинные ноги в аляповатых колготках, едва прикрытые красной кожаной юбчонкой, облегающая грудь серебристая кофточка с глубоким вырезом и такая короткая, что едва доходила до пупка… Девушку смело можно было бы назвать представительницей древнейшей профессии, если бы не ее глаза — беспомощные, непорочные и очень красивые, взглянув в которые моментально забываешь все на свете.

— Разрешите? — машинально спросила она по-русски.

— Да, пожалуйста! — Девушка явно обрадовалась. — Вы из какого города?

— Из Москвы!

— Наконец-то! А я и не сомневалась, что у меня будет подруга-землячка!

— Почему?

— Старик мой сказал. Он у меня комиссар полиции, — небрежно добавила она.

— В Нью-Йорке?

— Девятнадцать лет назад, когда я была еще только в проекте, он поехал в Америку навестить бабушку и не вернулся. А в прошлом году умерла от рака моя мать, он и забрал меня к себе. Я — Лариса. — И она протянула Розочке руку.

— Роза, — машинально ответила та, все еще переваривая услышанное.

— Давай на «ты», — предложила Лариса. — Давно в Нью-Йорке?

— Вчера прилетела!

— А я уже месяц здесь! Тебе сколько?

— Пятнадцать! — Розочка почему-то смутилась.

— А я думала лет семнадцать! — удивилась она. — А мне через месяц восемнадцать стукнет. А ты мне нравишься, — вдруг сказала Лариса. — Ты красивая. — И неожиданно похвасталась: — А моя мать в балет-шоу пахала.

— В балет-шоу? — не поняла Роза.

— Танцы, стриптиз… Удивлена? И я бы тоже хотела танцевать, как она. А мой старик хочет, чтобы я пошла на юридический. — Она усмехнулась и зло добавила: — Перебьется.

— Зачем ты так?

— А чо он? Смылся как только узнал, что мать «залетела». Девятнадцать лет ни слуху ни духу, а сейчас: «Здрасьте, я ваша тетя!» Любит он, понимаешь ли, бля. — Она зло сплюнула.

— Лариса, — покраснела Роза.

— Ладно, не смущайся, не буду больше, просто зло берет. — Она поморщилась и тут же сменила тему: — Я очень тебе рада, уверена, мы подружимся. Остальные кто откуда: из Грузии, Казахстана, Украины, одна даже из Молдавии! — Она тараторила без умолку. — А ты как в Америке оказалась? Родные здесь или по обмену?

— Ни то ни другое… Сложно все. — Розочке почему-то не хотелось распространяться на эту тему, но Ларисе это и не нужно было.

— Ты здесь будешь школу заканчивать?

— Нет, я закончила в Москве колледж по ускоренной программе! Выучу язык и буду поступать в Колумбийский университет!

— Вот здорово! На какой факультет?

— Наверное, на экономический!

— Вот как? Тогда и я туда же.

— А отец?

— Я же сказала, перебьется. — И она тут же заговорила о другом. — Д вот с языком совсем плохо: у нас в школе французский был. А у вас?

— Английский!

— Выходит, нас распределят в разные группы? — Лариса на миг задумалась, потом подмигнула. — А я все-таки рискну с тобой: я на лету все схватываю! Да и легче вдвоем! Как ты?

Договорить им не удалось: в аудиторию вошел высокий статный мужчина лет шестидесяти, с совершенно седой головой.

— Профессор Принстонского университета! — прошептала Розочка.

— Профессор?

— Здравствуйте, господа! — довольно чисто, с едва заметным акцентом, сказал по-русски мужчина. — Меня зовут Джейсон Эдингтон, профессор! Буду весьма рад научить вас английскому языку. А теперь давайте познакомимся поближе. Я называю фамилию, вы встаете и вкратце рассказываете о себе. Договорились?

Лариса оказалась права: в основном девочки были из разных республик бывшего Союза, но почти у каждой была землячка. Как выяснилось позднее, это было сделано специально, чтобы никто из них не чувствовал себя одиноко. Знакомство продолжалось немногим более часа, после чего профессор раздал каждой специальные пособия по английскому языку и попросил подготовиться к следующему занятию, которое состоится завтра в это же время и в этой же аудитории.

— Может, есть какие-то вопросы, пожелания? Все молчали: то ли стеснялись, то ли им все было ясно. И тогда встала Розочка.

— Да, слушаю вас! — с любопытством уставился на нее профессор. — Если нетрудно, назовите себя: я еще не успел всех вас запомнить.

— Данилова Роза! У меня только один вопрос: можно ли будет просить вас об индивидуальной программе обучения?

— Усложненной или облегченной?

— Конечно же, усложненной! — с вызовом ответила Розочка.

— Весьма рад быть полезным! — ответил он и с интересом посмотрел на Розочку, затем вновь оглядел остальных девочек. — Если других вопросов нет, то до завтра!

Розочка в задумчивости возвращалась с Эммануэлем домой. Он не хотел ее тревожить, боясь вызвать неудовольствие, но девушка вдруг заговорила сама:

— Спасибо, мне все очень понравилось: и группа, в которой я буду заниматься, и преподаватель!

— Что ж, очень рад этому, госпожа Роза! Но профессор сообщил мне, что вы решили заниматься по усложненной программе.

— А почему это вас так удивляет? — в свою очередь спросила Розочка.

— Ну, как бы сказать… — замялся он. — Вы так молоды, а усложненная программа требует очень напряженной работы.

— Ничего, мне это по душе. Кстати, расскажите мне подробно об особенностях получения водительских прав, — неожиданно попросила она.

— В Америке водительские права являются единственным документом, удостоверяющем личность. Что-то вроде паспорта в России. Для того чтобы получить права, надо пройти тестирование на знание правил уличного движения, то есть ответить примерно на сорок вопросов. Для положительной отметки нужно ответить не менее чем на тридцать два вопроса, кроме того, вы обязательно должны наездить двенадцать часов с инструктором, потом заплатить четырнадцать долларов и сдать свою фотографию.

— Так просто? — удивилась Розочка.

— В общем, да. — Он пожал плечами. — Главное — тестирование!

— Пустяки, пару-тройку дней, и я все выучу, — уверенно заявила она, потом задумчиво добавила: — Неделя уйдет на вождение… Значит, через две недели у меня будут права! Хотите пари?

— Что вы, госпожа Роза, в вас столько энергии, что я нисколько не сомневаюсь в ваших способностях, — не без лести подтвердил Эммануэл.

51
{"b":"7240","o":1}