ЛитМир - Электронная Библиотека

Савелий медленно вошел внутрь и оказался в небольшом коридоре. Там было темно, и он едва не упал, споткнувшись обо что-то. Савелий приоткрыл дверь, и свет из комнаты упал на лежащего ничком вологодского сержанта. Из перерезанного горла сочилась кровь. Рядом валялся его автомат. Савелий едва не ругнулся с досады, но двинулся дальше. Настороженно прислушиваясь и стараясь не топать, он заглянул в комнату и увидел на полу старшего лейтенанта. Все его руки были в крови: видно, до последнего вздоха он защищался от ножа убийцы голыми руками; пистолет торчал в кобуре, и он даже не попытался им воспользоваться. Больше там никого не было.

Савелий осторожно вошел в следующую комнату. На кровати, накрывшись одеялом, кто-то лежал. В первый момент Савелию даже показалось, что тут просто кто-то спит, но когда наклонился, прислушиваясь к дыханию, то заметил, как из-под одеяла на пол стекает кровь. Он откинул одеяло и увидел жуткую картину. Майор Гордеев! Лицо его было страшно изуродовано: отрезаны уши, нос, выколоты глаза, перерезано горло.

Обычно так поступали душманы, но тут поработали вовсе не они, а тот, кто хотел, чтобы именно на них и подумали. Убийца в отличие от душманов допустил два промаха: во-первых, не взял с собой ни одного уха — все отрезанные части тела были аккуратно сложены рядом; вовторых, оставил на месте преступления все оружие. Вероятнее всего, он боялся «засветиться», а времени, чтобы избавиться от него по пути, не было.

Взревев от отчаяния, Савелий бросился прочь из комнаты, но далее он ничего не помнил. Не помнил, как начал стрелять в воздух прямо с крыльца домика майора, как на выстрелы, словно по тревоге, выскочили все, кто находился в казарме, как его бросились успокаивать. Очнулся Савелий только тогда, когда прилетевший с Большой земли доктор сделал ему укол успокоительного. Первым делом Говорков взглянул на часы: восемь пятнадцать, а увидев доктора, сразу же все вспомнил:

— Я надолго вырубился?

— Да нет, — улыбнулся тот. — На полтора часа всего!

— Скажите, доктор, а где ваш спутник? — неожиданно спросил Савелий.

— Какой спутник? — не понял тот.

— Ну тот, из министерства здравоохранения…

— А, доктор Мясоедов? Он уже улетел! А зачем он тебе, сержант?

— Когда улетел? — встрепенулся Савелий.

— Более часа назад, а чего это ты так разволновался? — удивленно нахмурился доктор.

— Да так… — Савелий с трудом сдержался, чтобы не выругаться: если бы не его срыв, то он вполне бы успел перехватить этого «Мясоедова» — придумал же фамилию, сволочь! Савелий изо всех сил стиснул зубы и спокойно пояснил: — Просто хотел передать кое-что с ним. Он же из Москвы?

— Да, из Москвы. Но мне кажется, сейчас он полетел в другую часть, километров двести отсюда… Ну как ты? Успокоился?

— Вроде! — задумчиво ответил Савелий и встал с медицинской кушетки. — Я пойду?

— Да, иди, но будь, пожалуйста, повнимательнее со своими нервами!

— Мухтар постарается! У Савелия был знакомый радист, и он решил с его помощью выйти на след «Мясоедова», но сколько тот ни пытался, им не удалось его разыскать. А формальное следствие, проведенное офицерами, назначенными комдивом, пришло к следующему заключению: майор Гордеев, задержанный, а не арестованный, как было заявлено полковником Щербиной, за постоянное пьянство, действительно был вызван в тот вечер к комдиву, но генерала срочно вызвал к себе командующий. По чистой случайности в ту же ночь душманы расправились со всеми, кто был в генеральском домике.

Долгое время Савелий мучился угрызениями совести. Ну почему он не остался в домике в ту ночь? Почему не вернулся, когда почувствовал грозящую майору опасность? Он многое бы отдал за то, чтобы исправить свою ошибку!

К сожалению, человек даже на миг не может вернуться в прошлое и потому в самых сложных ситуациях обязан взвешивать каждый свой шаг, чтобы потом не сожалеть об утраченных возможностях…

— Сергей! Ау! Ты где? — Савелий с трудом оторвался от собственных мыслей и взглянул на полковника Джеймса. — Ты где, приятель? — снова спросил тот.

— Я? Я здесь! — Савелий вздохнул. — А почему мы стоим?

— Господи, да мы ж прилетели! — Майкл укоризненно покачал головой.

— Видно, ты так далеко заглянул, что с трудом вернулся оттуда! Неужели так тяжело?

— С чего ты взял?

— А ты взгляни на себя со стороны, сразу все станет ясно.

— Я был в Афганистане, — признался Савелий.

Майкл дружески похлопал его по плечу:

— Все уже в прошлом, ничего не исправить, а нам надо жить! Или у тебя другое мнение?

— Нет, ты прав, Майкл! — глядя в сторону, задумчиво проговорил Савелий, удивляясь проницательности Майкла. — Спасибо тебе, приятель!

— Как говорит один мой знакомый, приходите еще! — Майкл подмигнул и взглянул на часы. — Ну что, пошли, пора уже.

Они вышли из вертолета и оказались на милой, ухоженной лужайке перед всемирно известным строением под названием Белый дом. На часах у входа стояли два морских пехотинца. Увидев гостей, они тотчас встали по стойке «смирно». Стоило им перешагнуть порог, как перед ними словно из-под земли выросла внушительная фигура мужчины лет сорока. Взглянув на часы, он сказал:

— А вы опоздали, Майкл! Полковник усмехнулся и тоже взглянул на часы:

— Всего лишь на двадцать секунд, Гарри!

— Тем не менее. — Он улыбнулся и представился Савелию: — Старший агент секретной службы Президента — Гарольд Бостон!

— Сергей Мануйлов! — ответил Савелий, и тот как-то странно на него посмотрел:

— Хорошо, прошу следовать за мной!

Он шел впереди, за ним следом — Савелий и Майкл, капитан с телохранителями остались у входа. Наконец они достигли огромного роскошного зала. Савелий чуть рот не раскрыл от удивления.

— Это зал Мэдисона, — тихо пояснил Майкл, но, перехватив недоуменный взгляд Савелия, добавил: — Мэдисон — четвертый Президент Америки!

Из зала они поднялись по мраморной лестнице на второй этаж и вскоре вошли в странное помещение, без единого угла. У огромного стола стояли двое мужчин. «Видимо, личные телохранители Президента», — подумал Савелий.

— Это и есть Овальный кабинет? — шепотом спросил он Майкла.

— Точно, здесь… — начал Майкл, но в этот момент дверь напротив распахнулась, и к ним вышел Президент.

Через мгновение один из помощников кивнул Майклу.

— Это помощник Президента! — шепнул Майкл и добавил: — Идем!

Четким шагом, однако не слишком усердствуя, Майкл пошел вперед, за ним — Савелий. Как ни странно, настроение Говоркова значительно улучшилось.

Они остановились в метре от Президента и помощник сказал:

— Господин Президент, по случаю предстоящего награждения разрешите представить вам Савелия Говоркова и капитана первого ранга Майкла Джеймса! — торжественно провозгласил он.

— Я наслышан о вас, господин Говорков, но впервые вижу воочию и сейчас с удовольствием пожму вашу мужественную руку! — улыбнулся Президент и протянул ему руку.

— Это большая честь для меня, господин Президент! — отвечая на рукопожатие, сказал Савелий, все еще не придя в себя от того, что услышал свои настоящие имя и фамилию.

— Здравствуйте-здравствуйте, бригадный генерал Джеймс! — сказал Президент, протягивая руку Майклу.

— Извините, господин Президент, полковник! — смущенно поправил тот.

— Нет, дорогой Майкл, я не ошибся! — улыбнулся глава государства.

— Сегодняшним приказом ты стал бригадным генералом! Не смущайся, ты заслужил! — Он дружески похлопал Джеймса по плечу.

— Благодарю вас, господин Президент! Приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие! — чуть дрогнувшим голосом заверил Майкл.

— Вы знакомы? — неожиданно спросил Президент Савелия, кивнув на плотного седоватого мужчину лет пятидесяти.

— Никак нет, господин Президент! — Савелий удивленно пожал плечами.

— Посол России в Америке, господин Добронравов! — представил его Президент, и тот, сделав шаг в сторону Савелия, крепко пожал ему руку:

70
{"b":"7240","o":1}