ЛитМир - Электронная Библиотека

Майкл в это время о чем-то переговорил с Президентом и, вернувшись на место, легонько хлопнул Савелия по плечу:

— Можешь успокоиться. Президент лично не только предупредил помощника и своего агента секретной службы, но, оказывается, и посоветовался с послом. Именно поэтому на приеме не было никого из посольства!

— Спасибо тебе, Майкл!

— За что спасибо-то?! Ведь нам еще с тобой пахать и пахать! Кстати, фуршет будет, но без Президента: он и так уже задержался на десять минут. Какой-то прием…

— Вот и хорошо, а то я изнервничался весь: не знаю, как ходить, что говорить, — признался Савелий.

— Потерпи еще минуту: Президент направляется к нам, — с улыбкой прошептал Майкл.

— Ну что, герой, хочу извиниться за то, что уже покидаю ваш праздник: государственные дела. Еще раз мои искренние поздравления!

— Огромное спасибо! — Савелий, не зная, что еще сказать, вдруг выпалил: — У вас отличный кабинет!

— Благодарю! Видимо, мне действительно пора, пока о погоде не заговорили! Шучу! — подмигнул Президент и пошел к выходу.

— Я же тебе говорил! — поморщился Савелий.

— Все отлично! — возразил Майкл. — Впервые вижу его таким спокойным и довольным!

— Надеюсь, не шутишь? — Савелий недоверчиво покачал головой.

Борьба продолжается

Когда Красавчик-Стив появился в полиции, его сразу же отвели к комиссару. Он старался вовсю, расточая комплименты нью-йоркской полиции. И то ли его любезность, то ли хорошее настроение комиссара возымели действие: предварительное слушание по делу Нортона закончилось освобождением агента под залог. Заплатив пятьдесят тысяч долларов, Красавчик-Стив подхватил Нортона под руку, и они выскочили из комиссариата.

— Спасибо, Красавчик, Нортон никогда об этом не забудет! — прочувствованно проговорил агент, едва они оказались в машине.

— Я что? — хитро усмехнулся тот. — Хозяина благодари: это он выделил пятьдесят тысяч баксов.

— Все равно я уверен, что если бы не ты — сидеть бы мне сейчас в этом клоповнике!

На этот раз Красавчик-Стив не стал его разубеждать.

— А теперь, Нортон, скажи: во время наблюдения за отелем ты никого подозрительного не заметил?

— Чтобы входил в отель? Никого! — Он нахмурил брови. — Но перед самым приездом полицейских, неподалеку от входа остановилось такси…

— Ну, такси! И что? Чего тянешь? — недовольно буркнул Красавчик-Стив, который очень не любил недосказанности. — Кто вышел из машины?

— В том-то и дело, что никто!

— Так, может, такси пришло по вызову?

— Сначала я тоже так думал, но потом, в камере, спокойно восстановил в памяти все детали…

— Господи, и когда ты только научишься отвечать четко на вопрос, не рассусоливая, как баба?

— Я уверен, что в такси, кроме водителя, сидел еще кто-то! А еще я вспомнил, что как только меня бросили в полицейскую машину, такси сразу же подъехало к самому входу в отель.

— Уверен? — вновь нахмурился КрасавчикСтив.

— Абсолютно!

— И такси, разумеется, было с радиотелефоном! — задумчиво проговорил Красавчик-Стив.

— Да они почти все с радиотелефонами! — кивнул Нортон. — Видно, тот, кто приехал, засек меня и не захотел «светиться»! Черт бы меня побрал! Сидел спокойно на лавочке, читал газету, не дергался… — Нортон сплюнул со злости. — И как это он меня вычислил?

— Не переживай! Думаю, это простая случайность: увидел мужика у отеля и решил на всякий случай избавиться от тебя.

— Ну, сука, попался бы он мне! — ругнулся в сердцах Нортон.

— Сиди и не дергайся, пока тебя не спрашивают! — разозлился вдруг Красавчик-Стив. — После драки кулаками не машут!

Теперь уже и Красавчик-Стив не сомневался в том, что арест Нортона вовсе не случаен и как-то связан с Богомоловым. Но как? Собственно, чему он удивляется? Слинять из Страны Советов с такими бабками и не подстраховаться? Они же подстраховываются! Не зря же он сам, как только стало известно об аресте Нортона, взял у Тайсона другого парня и отправил следить за отелем. Этого он предупредил быть поосторожнее. Во всяком случае, хорошо, что он предложил Рассказову не ходить на встречу. Не дай Бог что случится! Что он без Хозяина? Мелкий авантюрист, не более! А Хозяин после смерти своей Любавы никак не может прийти в себя: сколько он ни пытался развлечь его девочками, Рассказов всякий раз лишь отмахивался. — Может, еще раз попытаться? Но как?

И тут Красавчика-Стива осенило: Машенька! Да-да, та самая Машенька, которую КрасавчикСтив выбрал взамен Уонг! Как кстати он захватил ее с собой! Словно предчувствовал, что она пригодится! Конечно, Красавчик-Стив очень привязался к Машеньке, прежде он никогда столь долго с одной и той же девушкой не общался. Нет, он, естественно, занимался сексом и на стороне, но, как ни странно, его после этих «левых походов» всегда тянуло к ней. Жаль ли ему теперь делиться с Хозяином? И да и нет! Ведь Рассказов для него стал теперь больше, чем Хозяином, кем-то вроде старшего брата, отца… И Красавчику-Стиву отнюдь не безразлично ныне его душевное и физическое состояние, его покой и безопасность.

— Как говорят в таких случаях, женщин много, а отец один! — проговорил он вслух и, неожиданно обнаружив, что назвал Рассказова отцом, с благодарностью улыбнулся. Затем он повернулся к Нортону: — Вот что, приятель, я высажу тебя неподалеку от отеля. Особо не высовывайся, но Вилли подстрахуй!

— Интересно, как?

— Вот тебе радиотелефон и компактная подзорная труба. Заметишь что-нибудь не то — сразу звони мне или Тайсону!

— О'кей, шеф! На этот раз не подведу! — воскликнул тот.

— Надеюсь! — хмыкнул Красавчик-Стив. Через пятнадцать минут он уже входил в свой номер, где его ждала обольстительная Машенька.

— Милый, как я соскучилась! — томно воскликнула таиландская Машенька, прижимаясь к нему всем телом. Под легким, буквально воздушным, прозрачным пеньюаром ей и в такую жару каким-то образом удавалось всегда сохранять прохладу. Интересно, как?

— Здравствуй, девочка! — Красавчик-Стив чмокнул ее в щеку. Девушка насторожилась: когда он хотел ее, то всегда целовал в губы или в нежную шейку.

— Мой милый устал? — тут же спросила она.

— Нет, девочка, не устал! — задумчиво проговорил Красавчик-Стив, изучающе глядя на нее.

— Тебя что-то беспокоит?

— Да!

— Скажи мне: я пойму!

— Мне хочется, чтобы ты подняла настроение нашему Хозяину! — сказал он, глядя ей прямо в глаза.

— Он до сих пор переживает смерть Уонг? — тихо спросила она.

— Да…

— Бедная она, бедная… — На глаза ее навернулись слезы.

— Ты оплакиваешь ее? — удивился Красавчик-Стив, зная, что на ее родине это не принято.

— Нет, милый, себя!

— Не понял?

— Если бы тогда ты не выбрал меня и не отдал Хозяину Уонг, то я могла бы оказаться на ее месте! — со вздохом пояснила она.

— Да? А я и не подумал об этом! Но ты мне не ответила, — не отступал он.

— Ну конечно же, я попытаюсь развлечь Хозяина, — спокойно ответила Машенька. — Я ведь прекрасно понимаю, что от него зависит и твой покой, а твой покой для меня дороже всего на свете! — прочувствованно воскликнула она. — Когда мне к нему пойти?

— Сейчас узнаю! — Красавчик-Стив благодарно взглянул на девушку, погладил по щеке и быстро набрал номер: — Аркадий Сергеич? Это Стив!

— Есть новости?

— Нет, все в порядке: Нортона освободили под залог, и он просил передать вам большое спасибо!

— Что еще?

— Вы сейчас чем-нибудь заняты?

— Нет, только что ушел доктор и прописал мне положительные эмоции и покой! — Рассказов усмехнулся.

— Отлично! Как насчет положительных эмоций?

— О чем ты?

— А вот это сюрприз!

— Приятный? — заинтересовался Рассказов.

— Уверен!

— Хорошо, давай свой сюрприз!

— Два коротких, три длинных звонка в номер!

— Хорошо, конспиратор! — хмыкнул Аркадий Сергеевич. — Два коротких, три длинных звонка! — Рассказов положил трубку.

Интересно, что на этот раз придумал его любимец? Он не сомневался, что сейчас, когда раздастся условный звонок, за дверью появится огромный стол с различными вкусностями, сопровождаемый вереницей вышколенных, но фривольно одетых официанточек, готовых выполнять любое, даже самое безумное желание клиента. Господи, Красавчик-Стив никак не может понять, что он все еще тоскует по своей Любаве и никто другой его не интересует! Да и сюрприз-то этот он согласился принять, лишь желая избавить себя от настырных уговоров помощника. Он налил чуть ли не стакан «Столичной» и залпом осушил его: по всему телу мгновенно разлилось тепло, на душе стало светлее. Закинув в рот маринованный корнишончик, он аппетитно захрустел и отвалился на спинку кресла.

72
{"b":"7240","o":1}