ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав условный звонок, Рассказов обреченно вздохнул, но тем не менее встал и пошел открывать дверь. Он вздрогнул от неожиданности, увидев на пороге своего номера Любаву! Господи, неужели? В номере царил полумрак, Машенька же тщательно все продумала: оделась так, как одевалась Уонг, сделала точно такую же прическу, заколов по бокам пряди, даже надушилась ее любимыми духами.

— Боже! — прошептал Рассказов, казалось, он сейчас потеряет сознание. — Любава? — неуверенно шепнул он.

— Может быть! — Девушка даже постаралась изменить свой голос, потом прикрыла за собой дверь и нежно обвила его своими хрупкими руками.

Рассказов рассмотрел наконец, кто перед ним, не нахлынувшие воспоминания, а возможно, и водка, настолько взбудоражили его, что плоть неожиданно отозвалась. Рассказов молча дернул за поясок халата, откинул полы, а потом, пристально глядя ей в глаза, медленно оголил ее плечи. Шелковый халатик как бы нехотя сполз вниз и открыл прекрасной формы груди: пышные, упругие, с темными сосочками. У него давно уже не было женщины, и он прямо-таки застыл от увиденного. Девушка, словно ощущая его состояние, сама развязала пояс на его атласном халате; он соскользнул вниз и уютно устроился на полу рядом с ее шелками.

Машенька, также неотрывно глядя ему в глаза, провела рукой по груди Рассказова, скользнула ниже… Затем лизнула его сосок… Рассказов вздрогнул и закрыл глаза. Ему вдруг показалось, что перед ним Любава: именно так она начинала любовные игры.

— Любава! — тихо прошептал он, пятясь к дивану. — Любавушка! — тихо повторил он, опускаясь на диван.

Девушка мягко прижала к его губам свой нежный пальчик и медленно опустилась на колени. Поиграв губами на его чреслах, лаская одной рукой его соски, а другой нежно касаясь яичек, девушка добилась невозможного. Машенька нежно целовала его французским поцелуем, и это также напомнило Рассказову Любаву. Он вдруг вскрикнул:

— Любавушка моя! — Потом сильными руками приподнял девушку за ягодицы и осторожно опустил ее на свою осатаневшую плоть, пытаясь не причинить боли.

Казалось, он пронзит Машеньку насквозь; девушка застонала и с неожиданной страстью воскликнула:

— Милый мой! Еще! Еще! Хочу глубже! Она так исступленно вбирала в себя его плоть, словно хотела, чтобы Рассказов вошел в нее весь, без остатка.

— Боже! Боже! — вскрикивал он, не понимая, что с ним происходит: он буквально терял сознание от проснувшейся страсти. Рассказов внезапно ощутил такую острую и огненную боль своего восставшего члена, будто входил не в эластичное влажное лоно, а в извергающийся вулкан.

— Да-а-а!!! — закричала во весь голос Машенька, выбросив поток горячей лавы страсти. Страсти, прошедшей через сладкую боль. Это чувство было для нее настолько необычно и удивительно, что она стала подпрыгивать как сумасшедшая, пока наконец и вопль Рассказова не слился с ее криком.

Как же удивилась она, наслаждаясь блаженством взаимного слияния, когда вдруг почувствовала, что его плоть оставалась такой же твердой и неустанной. Не в силах более терпеть боль, Машенька легко сменила позицию и обхватила пальчиками неутомимого труженика, нежно подвела его под себя, а затем неспешо, как бы растягивая удовольствие, впустила его в попку. КрасавчикСтив не был большим любителем таких игр, и сейчас она с удовольствием предавалась давно забытым ощущениям. На этот раз Рассказов быстро достиг наивысшего наслаждения.

Благодарно откинувшись на его грудь, девушка тихо прошептала:

— Никогда не думала, что может быть так хорошо, милый!

— И тебе спасибо, дочка!

— Дочка?

— Да, дочка! — сказал он, лаская ее грудь.

— А я согласна! — воскликнула вдруг девушка. — Пусть я буду вашей дочкой А как вы меня назовете? Любавой?

— Нет, оставайся Машенькой! — не долго думая, ответил он. — Ты хочешь остаться со мной?

— Навсегда?

— Навсегда!

— А вы? — неожиданно спросила девушка.

— Я? — Вопрос и впрямь загнал его в тупик, и он растерялся. — Не знаю.

— Вот видите! — она вздохнула. — Вы были моим первым мужчиной, и потому я навсегда ваша! В любой момент, только позовите, и я приду, но лишь когда буду вам нужна. Сегодня вы были не со мной, а со своей Любавой-Уонг. Только не подумайте, что мне было плохо или я ревную, нет, но мне хочется, чтобы вам было хорошо именно СО МНОЙ!

— К сожалению, ты права, моя девочка! — с грустью заметил он. — Но я рад, что сегодня ты была со мной, а дальше… дальше будет видно!

— Мне уйти? — тихо спросила девушка, уловив печаль в его голосе.

— Да! — кивнул Рассказов, но тут же бросил: — Постой! — Он подошел к столу и вытащил оттуда ожерелье покойной Любавы. — Это тебе, девочка! Оно принадлежало моей Любаве, и ты заслужила его. Ты смогла развеять мою тоску, спасибо тебе. И скажи спасибо Красавчику!

— Он будет счастлив слышать это. И вам спасибо, мой господин! — Она присела в низком реверансе, потом наклонилась, накинула свой халатик, подняла атласный халат Рассказова и подала ему.

— Тебе хорошо, Машенька? — спросил он.

— Я счастлива, мой господин!

— Вот и хорошо, — вздохнул он и уставился в пространство, потом неожиданно добавил: — Позднее приходи ко мне…

— Хорошо, мой господин! — прошептала она. Девушка прикоснулась губами к ожерелью, тихо, на цыпочках, подошла к столу, затем осторожно положила украшение и медленно вышла из номера.

Майкл был прав: их действительно ожидал ужин, в комнате рядом с Овальным кабинетом, но это был отнюдь нефуршет. Они просто потерялись за огромным столом, среди изысканных яств и дорогих коллекционных вин. После нескольких дежурных тостов: за доблесть награжденных, за дружбу, за друзей, когда все более-менее разговорились под воздействием алкоголя, Савелию почему-то стало скучновато, и он наклонился к новоиспеченному бригадному генералу:

— Не пора ли делать ноги?

— Я ждал только твоего сигнала! — подхватил Майкл.

Он встал и постучал по бокалу:

— Минуточку внимания! Все взоры обратились на него.

— У нас за столом собралась отличная компания, и мне жаль покидать ее, — начал он, изображая великую скорбь. — Но дела не ждут, и через пару часов у нас с именинником, — он кивнул на Савелия, — очень важная встреча! А перед этим мы должны встретиться еще с одним награжденным, который прилетает из Сингапура!

— Извините, господин бригадный генерал, вы имеете в виду Воронова?

— поинтересовался посол России.

— Да, он прилетает… — Майкл посмотрел на часы. — через час с небольшим!

— А вас не сильно затруднит вручить ему награду Президента?

— Нисколько! — с готовностью откликнулся Майкл. — Более того, сделаю это с огромным удовольствием!

— Вот и прекрасно, а то ему пришлось бы долго ждать случая: завтра я улетаю в Москву. Извините, что прервал вас!

— Ничего! — улыбнулся Майкл. — Я не буду оригинальным; поднимая перед уходом тост за всех присутствующих. Ура! — воскликнул он порусски.

Все хором подхватили:

— Ура!

Савелий с Майклом направились к выходу, уже у самой двери их нагнал старший агент секретной службы Президента:

— Господин Говорков, по распоряжению Президента вас на его самолете доставят в любую точку земного шара! — торжественно объявили.

— В таком случае… — Савелий сделал паузу и подмигнул Майклу. — В таком случае, прошу доставить нас в Нью-Йорк!

— Я так и думал! — кивнул тот. — Проводит вас тот же самый капитан, который привез вас из Нью-Йорка.

— Спасибо, Гарри!

— Удачи, бригадный генерал! Не опаздывай больше! — подковырнул агент.

— Мухтар постарается! — На этот раз Майкл подмигнул Савелию.

— Кто? — изумился он. — Какой Мухтар?

— Классику читать нужно!

— Ладно, учту, — он ничего, конечно, не понял, и они с трудом сдержались, чтобы не рассмеяться, — Звони, если что!

В нью-йоркском аэропорту они появились как раз вовремя: только что объявили о прибытии сингапурского самолета. При всех регалиях, в сопровождении капитана Келлермана, двух телохранителей и трех морских пехотинцев секретной службы Президента, они составляли довольно внушительную группу, и пограничники на таможне тотчас вытягивались во фрунт и от навали им честь.

73
{"b":"7240","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Код 93
Преступное венчание
Служу Престолу и Отечеству
Тайна Голубиной книги
Золото Аида
Проклятый ректор
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста