ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что толку тебе советовать: ты – слабый, безвольный мозгляк… – брезгливо поморщился Савелий. – По твоей вине люди погибли, тебя вновь шантажируют, а ты продолжаешь цепляться за свою никчемную жизнь. Не можешь застрелиться, как подобает русскому офицеру, повтори опыт Анны Карениной, – Савелий презрительно усмехнулся.

В его голосе капитан услышал столько брезгливости, столько отвращения, что он вновь, на этот раз медленно, наполнил до краев свой стаканчик, взял его в руку и начал покачивать головой, мысленно разговаривая сам с собой.

Савелий «услышал», что Скворцов уже принял главное, последнее и, наверное, самое справедливое решение в своей жизни, он встал и молча пошел к выходу, не желая оказаться свидетелем самоубийства капитана Скворцова.

Он уже спустился вниз и вышел на улицу, когда услышал короткий хлопок, донесшийся с седьмого этажа. На этот хлопок никто не обратил внимания.

Жизнь шла своим чередом…

***

Савелий шел по улицам Москвы, и ему нисколько не было жаль этого капитана, более того, у него осталось ощущение, словно он только что прикасался к чему-то омерзительному, а потому ему просто захотелось забыть его как можно быстрее. Сейчас Бешеный размышлял о том, что ниточка от дежурного офицера никуда не привела. Единственное, о чем можно было говорить с уверенностью: эти деньги не подарок какого-то благодарного гражданина, эти деньги принадлежат либо чеченским пособникам, либо криминальным структурам, каким-то образом узнавшим о черном пятне в биографии Скворцова.

«Эх, заглянуть бы сейчас в хрустальное „Око“ любовницы Широши – госпожи Эльзевиры Готфридовны!» – с усмешкой подумал Бешеный.

***

В этот момент Савелий шел по бывшей площади имени Дзержинского, и ему и в голову не могло прийти, что разгадка дела, которым ему поручено заниматься, находится в нескольких десятках метров от него: стоило ему завернуть за угол «Детского мира», оказаться на съемочной площадке снимающегося фильма – и клубок распутался бы в считанные секунды, но… он прошел мимо, и решение разгадки отодвинулось на неопределенный срок.

***

У Савелия было одно правило, которое он придумал для подобных моментов: если дело заходит в тупик, то нужно переключиться на что-нибудь другое, совсем постороннее, и дело обязательно сдвинется с мертвой точки.

Он заметил, что находится на углу Мясницкой улицы, и вспомнил, что давно не виделся со своим старым другом, Артемом Дроботовым, который работает в Центре оперативного реагирования аппарата ГИБДД России. Раньше этот Центр назывался Батальоном особого назначения.

С Дроботовым Савелий познакомился еще в Чечне, когда выполнял там задание генерала Богомолова. Тогда Дроботов был простым лейтенантом, но проявлял незаурядные способности, бесстрашно вступая в бой даже тогда, когда численный перевес врага превышал численность его группы в несколько раз. Артем умел находить выход из самых безвыходных ситуаций. Во всяком случае, в его группе была наименьшая смертность во всей дивизии.

Знакомство с Дроботовым состоялось при весьма необычных обстоятельствах. Савелий пытался найти подход к известному вожаку чеченских боевиков, породнившемуся с самим Дудаевым. В то время Салман Радуев считался одним из самых кровожадных лидеров чеченских бандитов, и пора было пресечь его похождения.

***

Немного отвлекаясь, Автор напоминает, что последние дни своей жизни Салман Радуев провел, вознося молитвы к Аллаху, в одной из самых известных тюрем для пожизненно осужденных, под лирическим названием «Белый лебедь».

***

Возвращаясь в часть, к которой Говорков был прикомандирован, Савелий вдруг услышал яростную перестрелку. Было темно, и он решил воспользоваться прибором ночного видения. Судя по звукам, бой проходил совсем рядом.

Чтобы определиться, Савелий залез на дерево и попытался разобраться, кто с кем воюет. С большим трудом, несмотря на то, что ему мешал прибор ночного видения, ему удалось влезть на дерево. Бешеный взглянул туда, откуда слышались выстрелы, и вскоре он рассмотрел небольшую, в пять человек, группу федеральных сил. А им противостояло человек двадцать чеченских бандитов. Даже в темноте их бороды легко узнавались.

Неожиданно Бешеный заметил, как около десятка бандитов двинулись в обход, чтобы взять федералов в кольцо и отрезать путь к отступлению. Через пятнадцать-двадцать минут все могло кончиться трагически для всей бесстрашной пятерки.

Не мешкая ни секунды, Бешеный соскользнул с дерева и быстро устремился наперерез бандитам, пытаясь на ходу найти самое лучшее решение для спасения наших ребят. Конечно, можно было открыть огонь по бандитам, и таким образом раскрыть их замысел. Но это только на время оттянет неизбежное: слишком уж большое превосходство противника в численности. И Савелий решил, что нужно воспользоваться не только неожиданностью своего появления, но и постараться, не обнаруживая себя, побольше отправить бандитов к их Аллаху.

Короткими перебежками, стараясь не обнаружить себя, Бешеный быстро настиг группу, двигающуюся, чтобы окружить и уничтожить наших ребят. Выбрав момент, он незаметно подскочил к идущему последним бандиту, одной рукой зажал ему рот, а второй рукой резко дернул его голову. Раздался тихий хруст шейных позвонков, и тело бандита мгновенно обмякло, но Бешеный успел подхватить его бесчувственное тело и осторожно опустить на траву. Бандит даже не успел осознать, что с ним случилось: яркая вспышка оборвала его сознание навсегда.

Точно таким же способом Бешеный успел очистить землю еще от четверых бандитов, пока старший группы, словно почувствовав что-то, тихо не позвал кого-то по имени.

Понимая, что вот-вот будет обнаружен, Бешеный дал длинную автоматную очередь, и еще трое бандитов с криком рухнули на землю. Оставшиеся двое залегли и открыли ответный огонь в сторону, где Савелия уже не было: он, выдав очередь, тут же метнулся в сторону и успел пробежать несколько шагов, до того, как выстрелили ему в ответ.

Прибор ночного видения помогал Бешеному выбирать самый короткий путь для очередного нападения, и вскоре он оказался прямо за спиной оставшихся в живых бандитов.

– Ку-ку! – тихо проговорил Савелий.

Не успел один из бандитов повернуть голову на окрик, как нож Бешеного со свистом вонзился ему точно в переносицу. Второй бандит, видно, был опытным воякой: он резко катанулся телом по траве, пытаясь избежать пули или ножа Бешеного. Но Савелий был готов и к этому, а потому, не мудрствуя лукаво, дал очередь в ту сторону, где должен был оказаться бандит. Раздался короткий вскрик, на который Савелий ответил еще одной очередью. Судя по резко оборвавшемуся крику, он не промазал. Тем не менее, Бешеный автоматически отскочил в сторону, и это спасло его от очереди все еще живого противника.

Как же бандит удивился, когда перед ним возникла незнакомая фигура. Казалось, он лопнет от ненависти. От собственного бессилия он простонал: пули Савелия попали ему в грудь, ногу, а одна рука висела плетью.

– Кто ты? – со злобой спросил истекающий кровью бандит.

– Смерть твоя!

– Да я твою мать… – зарычал тот, поднимая автомат.

Выстрелить он не успел: не желая тратить на него пулю, Бешеный изо всех сил хрястнул прикладом в его лицо. Удар оказался столь страшным, что нос бандита провалился и встретился с его мозгом.

Брезгливо сплюнув, Савелий вырвал свой штык-нож из второго бандита, вытер окровавленное лезвие о камуфляж покойного и сунул его в ножны. Затем по-хозяйски вытащил из-за пояса бандита два полных автоматных рожка, две лимонки и спокойно направился в сторону наших ребят, продолжающих отстреливаться совсем рядом. Бандитов все еще было много, а потому Савелий зашел им в тыл и открыл яростный огонь из автомата, а потом бросил и обе гранаты. Судя по тому, что выстрелов со стороны бандитов значительно поубавилось, его действия достигли нужного результата. А потому Бешеный двинулся к своим.

18
{"b":"7241","o":1}