ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда явиться Доротину? – не отвечая, спросил Олег Константинович.

– Дай мне его телефон, желательно мобильный, я с ним сам свяжусь и назначу время и место встречи. Особо ничего не говори, скажи, что с ним хотят поговорить о возможной работе, – попросил Богомолов…

Константин Иванович, посвящая своего приятеля в задуманное, ни единым словом не исказил сути создания спецгруппы. Его аналитики все больше и больше били в тревожные колокола, предсказывая ухудшение криминальной обстановки в России. Этому способствовали разные причины.

Ухудшение общей криминальной обстановки в мире. Разгул международного терроризма. Финансовое укрепление ваххабитов. Люди все меньше и меньше верят в то, что государство способно защитить их от разгула преступности.

Все чаще раздаются призывы провести в Государственной Думе закон о возможности свободного приобретения личного огнестрельного оружия для самозащиты.

Все чаще идет сращивание криминала с властными структурами: милицией, прокуратурой, даже судьями. А это уже настолько серьезно, что закрывать на все это глаза и делать вид, что это лишь единичные случаи, то есть исключения, значит заниматься страусиной политикой, которая может привести лишь к одному – социальному народному взрыву.

Русский медведь долго раскачивается после спячки, но если уж раскачается, то начнет крушить все и вся вокруг: мало не покажется. Нужно было срочно придумать что-то такое, что могло кардинально поменять ситуацию в лучшую сторону.

А что могло повлиять на ситуацию? Что могло заставить людей поверить, что властью делается что-то реальное? Что могло бы заставить криминальные структуры, по крайней мере, на время притихнуть и не заниматься беспределом, понимая, что возмездие придет незамедлительно?

Это могли сделать либо сильные суды, либо специальные силовые структуры, способные противостоять криминалу.

Однако сейчас суды не только слабы, но и продажны. Силовые структуры, конечно же, могут противостоять, но законы настолько несовершенны, что даже пойманный сегодня с поличным преступник может уже завтра оказаться на свободе.

После долгих раздумий Константин Иванович пришел к выводу, что пока будет развиваться правовое поле и закон наконец-то станет главным аргументом в борьбе добра со злом, нужно создать какой-то временный институт, который поможет поддерживать порядок, по крайней мере, в столице. Нужно заставить криминальные структуры бояться преступать закон.

Именно тогда Богомолов и подумал о своем крестнике. Конечно, для того, чтобы бороться с криминалом столицы, одного человека, даже таких способностей, какими обладает Бешеный, недостаточно. А потому нужно набрать ему в помощь несколько профессиональных офицеров и наделить их особыми полномочиями.

Богодановский прав, здесь есть одна заковыка, которую весьма сложно предвидеть: человеческий фактор. К сожалению, человек, в некоторых вопросах, существо слабое, имеющее тенденцию к самовосхвалению, ведущему к переоценке самого себя, и в конечном итоге может обрести уверенность в собственной непогрешимости. Такой человек становится страшным, неуправляемым. Именно поэтому и нужен столь тщательный отбор, чтобы максимально исключить или свести к минимуму возможность ошибки в человеческом факторе.

И таких людей можно скорее всего найти в таких спецподразделениях, как «Альфа», «Вымпел», «Витязь», СОБР, конечно же, спецназы – ГРУ, ВДВ.

Чтобы попасть в эти подразделения, кандидаты проходят такой серьезный отбор, что сами потом удивляются, как они смогли пройти такие испытания.

Немаловажным, можно сказать, основополагающим, фактором выбора Богомоловым именно этих подразделений было то, что такой спецподготовки, которую проходили их сотрудники, не было ни в одной подобной силовой структуре в мире. Бойцы этих подразделений, просматривая фильмы с участием шаолиньских мастеров восточных единоборств, ехидно посмеиваются и заверяют, что эти «мастера», понаблюдав хотя бы пятнадцать минут за их профессиональной тренировкой, быстро завяли бы и начали кусать локти от зависти.

***

Если Читатель не возражает, Автор позволит себе маленькое отступление, чтобы рассказать о своем знакомстве с учебной работой бойцов подразделения «Альфа». Вот пара примеров.

Идет спецагент «Альфы», несет в руках дипломат с важнейшими секретными документами, которые ни в коем случае не должны оказаться в посторонних руках. Ему навстречу двигаются трое вполне здоровых мужчин с явно враждебными намерениями. Агент спокойно идет вперед, словно не ощущает опасности. Когда они оказываются на расстоянии, при котором возможен контакт, в течение нескольких секунд все трое подают словно подкошенные.

Автор находился буквально в пяти-шести метрах от спецагента, глядел во все глаза, но так и не смог заметить, что произошло.

Позднее Автор рассказал об этом инструктору, и тот показал ему видеозапись происшедшего. При обычном нормальном воспроизведении Автор снова не успел ничего увидеть, а когда по его просьбе включили медленное воспроизведение, то только тогда рассмотрел, как спецагент, выпустив из руки дипломат, успел нанести три точных прикосновения нападающим в определенные акупунктурные точки, и никто из них еще не упал, а рука спецагента успела подхватить дипломат, который он и держал до этого.

То есть скорость трех ударов была столь высока, что дипломат не успел и трех сантиметров пролететь в воздухе, как вновь был подхвачен сотрудником «Альфы».

Если первый пример относится к тренировочному процессу, то второй пример уже из боевой практики, и съемка сделана во время реального события.

Спецагент «Альфы» не заметил или специально сделал вид, что не заметил, и подпустил к себе сзади противника, который напал на него и крепко зажал его шею в замок, да к тому же, к шее спереди приставил стальное лезвие ножа.

Глаза Автора не успели заметить, как этот самый нож, буквально через мгновение, вонзился стоящему сзади противнику в горло. И снова потребовалось медленное воспроизведение, при котором можно было увидеть, как это произошло. Спецагент чуть отклонился корпусом, взмахнул рукой, и в шею противника вонзился его собственный нож.

На бумаге это выглядит обыденно, даже просто, но когда видишь все это наяву, мороз продирает до самых пяток. Можете поверить Автору на слово…

***

После того, как Богомолов разработал инструкцию для членов этой спецгруппы и утвердил ее у своего куратора, который получил личное одобрение Президента, генерал, на всякий случай, отработал некоторые вопросы, в которых у него были сомнения, на человеке, которому доверял, – Олеге Богодановском, и только после этого решил встретиться с Бешеным…

***

Савелий пытался настроиться и найти выход из тупика, в котором оказались они с Константином Рокотовым после самоубийства дежурного офицера приемной ГУВД, когда его мобильный зажужжал – звонил Дроботов:

– Братишка, я вспомнил, откуда я знаю этого мужика.

– Говори! – встрепенулся Савелий.

– Понимаешь, как-то мне пришлось участвовать в проверке работы одного нашего подразделения, которую организовал новый шеф ГИБДД. Остановили одну машину для проверки, а за рулем как раз и сидел этот мужик. Фамилию, конечно же, я не запомнил, но в его машине сидел известный криминальный авторитет по кличке Сиплый. Я и запомнил-то этого мужика из-за него. Может, это тебе как-то поможет прояснить ситуацию?

– Еще как поможет! – воскликнул Савелий. – Спасибо за помощь!

– Приходите еще… – в трубке послушались короткие гудки.

Савелий задумчиво отключил трубку, положил ее на стол и принялся размышлять:

«Выходит, одно из предположений оказалось верным и шестнадцать миллионов действительно принесли криминальные структуры. Но для чего это было им нужно? Никаких серьезных преступлений в тот день совершено не было. В таком случае, для чего понадобилось криминалу терять такие большие деньги? Если это связано не с каким-нибудь преступлением, тогда с чём? От чего или от кого отвлекались высшие чины ГУВД в тот злополучный день?»

29
{"b":"7241","o":1}