ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Спасибо! – обрадованно воскликнул Горилла и тут же, словно боясь, что японец передумает, устремился к выходу.

На следующий день Укеру Минато сам подошел к Толику-Монголу и прямо спросил:

– Зачем ты рисковал своим здоровьем, я же тебе даже не приятель?

Толик-Монгол говорил долго и витиевато, а когда закончил, японец произнес странную фразу:

– Никак не могу понять вас, русских! Вы можете ссориться между собой, взорваться из-за пустяка и набить друг другу лицо, причем даже в трезвом состоянии, но можете и рисковать жизнью из-за незнакомого вам человека… – Укеру Минато пожал плечами. – Не понимаю… – повторил он.

– Понять нас трудно, – согласился Толик-Монгол, – нас нужно принимать такими, какие мы есть!

– Я – принял! – японец протянул руку, и когда тот протянул в ответ свою, накрыл ее второй рукой: по-японски этот жест означал особое расположение и уважение…

***

С того дня они много общались, много рассказывали друг другу. Рассказал Укеру Минато и о своем шефе – Оябуне Танаки. Кобо, и о том, какой герб у их клана. Тогда Толику-Монголу и в голову не могло прийти, что когда-нибудь эти рассказы смогут ему пригодиться…

***

Прилетев в токийский аэропорт Ханеда, То-лик-Монгол решил проехаться до центра города на монорельсовой железной дороге. Поселился в пятизвездном отеле «Шератон-Палас».

Прежде чем отправиться в Японию, он тщательно подготовился к встрече с Оябуном Танаки Кобо. После долгих размышлений Монгол пришел к выводу, что на испуг главу Якудза не возьмешь: можно и без головы остаться. Оставалось только одно: воспользоваться желанием Танаки Кобо освоить новую территорию, каковой является Россия, для интересов своей семьи.

Именно об этом ему рассказывал Укеру Минато. Якудза нужны новые рынки сбыта наркотиков, электроники, легковых автомобилей, а сама Якудза хотела бы приобретать золото и драгоценные камни. Соблазнительным показалось золото.

Но не придешь же к Оябуну с пустыми руками: нужны какие-то гарантийные доказательства, причем такие, которые безоговорочно убедят босса японской мафии.

А что может убедить Оябуна? После долгих размышлений Толик-Монгол остановился на серьезном отношении японских мафиози к государственным властным структурам. Именно на этом он и решил разыграть главную партию с Оябуном.

Толик-Монгол потратил много времени, чтобы заиметь фотографии, на которых он запечатлен вместе с министрами силовых структур России, с премьер-министром, и даже в окружении Президента России. То есть с теми руководителями страны, которые часто мелькают на телеэкране и известны во всем мире. А для пущей убедительности Толик-Монгол обзавелся их личными визитками, а каждое фото сопровождалось трогательной надписью того, с кем он был сфотографирован.

Адрес особняка Оябуна – Танаки Кобо.– он запомнил от Укеру Минато, а потому, прилетев ранним утром, Толик-Монгол отдохнул в своем «люксе», проспав до самого обеда. Потом наскоро перекусил в ресторане и отправился на поиски дома главного токийского мафиози. И это оказалось много проще, чем он предполагал: первый же таксист оказался не только отлично знающим свой город, но и немного говорил по-английски.

***

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Выбор тактики для завлечения японского мафиози в свои сети оказался стопроцентным. Дело в том, что Танаки Кобо, в отличие от своего отца, от которого он по наследству встал во главе токийской Якудза, получил два высших образования, слыл человеком интеллигентным, воспитанным и весьма дальновидным. Он отлично понимал, что для того, чтобы его семья становилась все богаче и могущественнее, необходимо расширять рынок сбыта, но еще важнее расширять рынок приобретения сырья.

Долгое время его устремления были связаны с Китаем. Необъятная страна, огромные природные ресурсы, много дешевой рабочей силы. Но многочисленные попытки проникновения его агентов в эту азиатскую страну наталкивались на враждебность и непонимание.

Колумбийцы сами искали его дружбы, но, как ни странно, к наркотикам Танаки Кобо относился если и не враждебно, но никогда не поддерживал этот бизнес, хотя и не запрещал им заниматься своим партнерам, занимая, как говорится, нейтральную позицию в этом вопросе.

После дефолта девяносто восьмого года в России Танаки Кобо интуитивно почувствовал, что пора занять активную позицию в отношении России. Огромная территория, самая богатая сырьевая база, золотодобывающая, алмазодобывающая, нефтедобывающая страна. То есть в России есть много того, чем занимается его семья. Было бы большой глупостью не воспользоваться тем, что в стране нет стабильности. Сразу же после дефолта он послал в Россию несколько своих доверенных людей, которые должны были, прощупав разнообразные пути сотрудничества, доложить ему свои соображения.

Среди его посланцев был и Укеру Минато, возглавляющий одно из отделений его семейного клана. К сожалению для клана, его арестовали и засудили, несмотря на попытки откупиться перед следователями.

Остальные посланцы вернулись и не только отчитались перед Оябуном за свою поездку, но и каждый дал свои предложения, оценив возможности сотрудничества с Россией. Суммировав все выводы, Танаки Кобо понял основное: пытаться войти в российский рынок с помощью русских криминальных структур довольно опасно и малопродуктивно: русский криминал не держит своего слова, имеет малые завязки во властных государственных структурах, да и аппетиты у них слишком непомерные.

Русский криминалитет хочет все сразу и как можно быстрее. Конечно, некоторые из них имеют авторитет и у власти, но их столь мало, что делать ставку на сотрудничество с ними не имело особых перспектив. Было гораздо больше смысла выходить на продажных чиновников и через них, постоянно их прикармливая, осваивать все новые и новые территории России. И на это денег не нужно жалеть: со временем все окупится вдесятеро.

Приняв это решение, Танаки Кобо всерьез взялся за изучение русского языка и создал специальный отдел из толковых специалистов, которые должны были заниматься только Россией. Ни одного мало-мальски громкого скандала, связанного с политиками, не должно было остаться без их внимания.

Танаки Кобо, приняв однажды решение, никогда не отступал от него, если оставался хотя бы маленький шанс на его реализацию. Не прошло и полгода, как он вполне сносно говорил по-русски, никак не осилив выговаривать букву «в», в его произношении она более была похожа на букву «б».

Танаки Кобо знал в лицо каждого министра России, ему очень импонировал российский Президент, но к российскому премьер-министру японец относился с пренебрежением, никак не понимая, почему российский Президент не снимет того с должности и не поставит более молодого, более перспективного руководителя Правительства, который не будет оглядываться назад, а всерьез займется развитием в России новых технологий, станет больше уделять внимания ученым и наукам, развивающим главные отрасли промышленности.

Именно в такой момент и появился Толик-Монгол: как говорится, на ловца и зверь бежит.

Оставалось выяснить, кто из них охотник, а кто зверь…

***

В тот день Танаки Кобо как раз занимался изучением последних новостей из России, когда начальник его охраны, его дальний родственник, доложил, что с ним хочет встретиться какой-то русский из Москвы.

– Ты спросил, чего он хочет? – поинтересовался Оябун.

– Конечно, Хозяин, говорит, что привез для вас интересное предложение от весьма важных людей из Москвы. Приехал на такси, одет в дорогой костюм и дорогую обувь. Представился родственником какого-то Долоновича.

– Долоновича? – Танаки Кобо собрал в кучу все морщины на лбу.

Что-то знакомое промелькнуло в голове, и мозг тут же выдал информацию: Долонович один из самых богатых русских олигархов. Неужели сама Судьба идет навстречу и повернула Фортуну лицом к его семье? Сердце заколотилось быстрее, чем обычно, но Танаки Кобо сумел скрыть эмоции и спокойно попросил своего главного охранника с уважением проводить русского гостя в комнату для приема важных персон.

34
{"b":"7241","o":1}