ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Быстро переодевшись в европейский костюм, Танаки Кобо вышел к гостю, который, уважая восточные традиции, тут же встал с кресла.

«Около сорока лет, развитая фигура, проницательный взгляд. Держится уважительно, но уверенно!» – быстро оценил русского гостя Оябун.

– Добро пожалобать в Страну Восходящего Солнца! – вежливо произнес по-русски глава токийской мафии, забавно выговаривая букву «в». Он уважительно пожал руку гостя обеими руками.

– Вы хорошо говорите по-русски! Бывали в России?

– Не пришлось… пока. А русский я учу только босемь месяцеб! – хвастливо заметил он.

– Не может быть! – воскликнул Толик-Монгол. – Для восточных людей русский язык очень труден.

– Бы прабы, я знаю бсе оснобные европейские языки, и баш язык – самый невозможный.

– Выходит, у вас особые способности.

– Благодарю за комплимент…

– Никита Долонович, – представился То-лик-Монгол. – Можно просто Ник!

– Б таком случае, зобите меня просто Кобо, – он чуть наклонил голову.

– Надо же, как Сталина: его тоже так звали.

– Почти так, – чуть заметно улыбнулся Оябун. – Его партийная кличка была – Коба, – поправил он.

– Согласитесь, очень похоже.

– В любом случае, Сталин не из самых последних людей в мире, – осторожно заметил он.

– Еще бы! Воротить такой страной, как Советский Союз, не всякому дано.

– Бы хотите кушать, может, быпить что? К примеру, саке? – гостеприимно предложил Оябун, явно стараясь сменить тему.

– Спасибо, я пообедал, а вот от русской водки со льдом, если это возможно, я бы не отказался, конечно, при условии, что вы поддержите компанию.

– С большим удобольстбием, – отозвался тот. – Несмотря на то, что я открыл бодку лишь полгода назад, но успел оценить ее бкус и качество, – он хлопнул в ладоши.

К ним тут же неслышно выскользнула молодая девушка в японском кимоно. Ее лицо было покрыто какими-то белилами. Глаза опущены к полу.

Танаки Кобо что-то быстро проговорил по-японски, и через некоторое время их стол был накрыт разнообразными вкусностями, бутылкой столичной водки и чашкой со льдом.

– Мне избестно, что русские никогда не пьют без тостоб, а потому бам, как гостю, предоставляю сказать пербым, – вежливо предложил Оябун.

Выпив из маленьких фарфоровых чашечек три раза, глава токийской мафии спросил:

– С каким предложением и от кого бы, убажаемый Ник, прибыли из такого далека ко мне? Может быть, от сбоего избестного родственника?

Вы совершенно правильно догадались, что я – родственник не самого бедного человека России, однако в этот раз я представляю не его интересы, – многозначительно заявил Толик-Монгол, после чего достал из дипломата несколько фотографий. – Среди моих друзей есть много могущественных людей, с которыми нас связывают не только партнерские, но и дружеские отношения, – в его голосе был явный намек на собственную значимость.

Танаки Кобо принялся рассматривать пачку фотографий, и, несмотря на то, что он изо всех сил пытался скрыть свое изумление, волнение на лице все равно не укрылось от внимания Толика-Монгола, особенно, когда мафиози рассматривал фотографию с Президентом России.

Чтобы еще более усилить эффект, Толик-Монгол сказал:

– С каждым из них у меня прямая связь, – он показал несколько визиток.

– Если бы хотели убедить меня в том, что бы – серьезный челобек, то бам это удалось, – признался Танаки Кобо и вежливо поклонился гостю. – Скажите, какой интерес бы преследуете, предлагая партнерство с нашей организацией?

– На прямой вопрос должен быть прямой ответ, – заметил Толик-Монгол. – Умные люди, занимающиеся торговлей, причем совершенно не важно, какой: золотом или нефтью, драгоценными камнями или древесной стружкой, – всегда стремятся к расширению связей и территорий влияния, не так ли?

– У меня нет никаких бозражений: это реалии собременного бизнеса, – признался японский мафиози.

– А подобные расширения имеют тенденцию к увеличению доходов.

– И это истинная прабда, – кивнул Танаки Кобо.

– Значит, я ответил на ваш вопрос?

– Частично. Хотелось бы знать, что именно могут предложить баши партнеры и друзья.

– Я уже перечислил сферу приложения наших усилий, – ответил Толик-Монгол. – Только у моих друзей имеется два неукоснительных условия, которые они выдвигают при первой сделке с новым партнером, – он сделал паузу.

– Какие?

– Во-первых, сделка должна быть не менее чем на полмиллиона долларов на одну позицию, во-вторых, обязательная предоплата семидесяти пяти процентов сделки.

– Позицию? – не понял японец.

– Имеется в виду товар, который вам нужен. Например, золото, которое у нас можно приобрести по более низкой цене, нежели на всемирной бирже. Если хотите приобрести золото, то сделка должна быть не менее чем на пятьсот тысяч долларов и предоплата триста семьдесят пять тысяч, – пояснил Толик-Монгол и доверительно добавил: – Из уважения к вам и вашей серьезной организации, могу заверить, что любой торг приведет к полному отказу от сотрудничества. Могу сказать даже больше: такие прецеденты уже были, и фирмам, которые попытались торговаться, отказали, и потом они локти кусали, но ничего уже не могли поделать, даже предлагая более льготные условия для моих партнеров.

– Почему? – вновь не понял японец.

– Здесь гарантом выступает государство, и фирма, желающая сотрудничества, должна доказать свою финансовую состоятельность, – пожал плечами Толик-Монгол, как бы говоря этим жестом, что это так просто.

– Но почему именно я? В Японии есть и другие богатые организации, – захотел получить ответ на мучавший его вопрос японский мафиози.

– А это совсем просто, – улыбнулся русский гость. – Во-первых, вы возглавляете одну из самых могущественных организаций в Токио, во-вторых, вы человек высокообразованный и умный, чтобы мгновенно понять и оценить по достоинству перспективы такого предложения. Однако, если вас что-то смущает, скажите прямо, и я пойду к вашим… – Толик-Монгол специально сделал паузу в надежде, что тот все понял и сам закончит его мысль.

– …к моим соперникам, – договорил японец.

– Если выражаться мягким, интеллигентным языком, – ухмыльнулся Толик-Монгол.

– Выходит, я правильно бас понял.

– Недаром говорят о вас, что вы умный человек, – польстил Толик-Монгол.

– Сколько бремени бы даете мне на проработку башего предложения с моими специалистами? – спросил Оябун.

– А сколько вам необходимо? – Толик-Монгол решил проверить, насколько интересен предложенный проект: скажет месяц, значит, сомнения большие и нет смысла продолжать эти игры, предложит неделю – наживка заглочена.

– Думаю, дня три-четыре будет достаточно, – после недолгих раздумий ответил японец и с нетерпением уставился на гостя.

Толик-Монгол ответил не сразу, делая вид, что взвешивает все «за» и «против», потом сказал:

– Исключительно из уважения к вам.

– Бот и хорошо, – облегченно вздохнул Танаки Кобо. – Если бы будете любезны принять предложение боспользобаться моим гостеприимством, то я буду рад создать бам все услобия для отдыха. Отель есть отель, – с пренебрежением добавил он и спросил: – Бы как относитесь к японским дебушкам?

.– Пока никак: у меня не было ни одной японской девушки, – признался Толик-Монгол.

– Поберьте, это большое упущение в жизни мужчины, – японец причмокнул губами. – Восточные женщины, особенно японские, знают то, чего не знают в сексе ебропейские женщины. Сами убедитесь…

– Но… – наморщил лоб Толик-Монгол, но японец истолковал его неуверенность по-своему.

– Дебочки все будут чистые, после медицинской проберки: можете не беспокоиться насчет башего здоровья… – заверил японский Якудза.

– Хорошо, уговорили…

***

Главный токийский мафиози оказался прав на все сто. То, что умели и вытворяли те, кого для него выбрали служащие Оябуна, Толик-Монгол, большой ходок по женской части, никогда не испытывал и получил столько удовольствия, сколько не получал за всю свою жизнь.

35
{"b":"7241","o":1}