ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Три принца и дочь олигарха
Преступное венчание
Тараканы
Бесконечные дни
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
A
A
***

При одной личной встрече с главой государства, словно почувствовав его настроение, Президент заметил:

– Константин Иванович, у меня сложилось такое впечатление, что вас удивляет, что больше всего вам приходится заниматься вопросами, связанными с вашей предыдущей деятельностью? Или это мне так показалось?

– Да, вы правы, у меня действительно все больше появляется ощущение, словно я и не менял место работы, – с улыбкой признался генерал.

И вы очень близки к истине, – в уголках губ Президента появилась чуть заметная улыбка. – Ваш опыт и профессионализм крайне нужен мне здесь. Одно дело выдергивать вас в Кремль с кресла начальника управления и вызывать некоторое недоумение у своих и ваших недоброжелателей, другое, когда вы находитесь здесь, под боком, – честно. признался он.

– Поверьте, товарищ Президент, я готов служить там, где вы, как первое лицо государства, посчитаете нужным! – твердо заверил Богомолов.

– Я никогда не сомневался в вашей преданности, товарищ генерал…

***

Из этого разговора с Президентом Богомолов понял главное: он был и остается действующим генералом ФСБ, и это обстоятельство, как ни странно, придало ему не только новых сил, но и понимание того, как себя вести в той или иной ситуации. Именно после этого разговора Константин Иванович и решился лично доложить Президенту о своих размышлениях по поводу создания уникальной спецгруппы.

Президент думал не долго и задал единственный вопрос:

– Вы готовы взвалить на свои плечи всю полноту ответственности за работу этой группы?

– Без всякого сомнения! – тут же ответил Богомолов.

– В таком случае, действуйте! Вашим куратором от меня будет тот, кого вы знаете лично, и, насколько мне известно, отношения у вас вполне дружелюбные…

Богомолов не стал спрашивать, о ком идет речь, но каково же было его удивление, когда с ним связался тот человек, который в свое время, в прямом смысле, спас ему жизнь! В то смутное время, время путча девяносто первого года, когда бывший начальник Богомолова распорядился его убрать, тот майор не только предупредил об этом Богомолова, но и сам, при аресте начальника управления КГБ, санкционированного самим Ельциным, пристрелил его прямо в кабинете, когда тот хотел воспользоваться пистолетом.

***

Как говорится, пути Господни неисповедимы! Его спаситель, тогда еще обыкновенный майор КГБ, сейчас стал его куратором, как бы его непосредственным начальником. Однако при первой же встрече бывший майор КГБ, а ныне важный чиновник Администрации Президента, расставил все точки над «i».

Он прямо сказал:

– Константин Иванович, то, что Президент назначил меня вашим куратором, не имеет никакого значения: не считайте меня своим начальником. Я лишь посредник между вами, и если мне придется передавать вам какое-то распоряжение, то знайте, что оно исходит не от меня, а от Президента! Я перед вами, перед вашим опытом преклоняюсь еще со времен КГБ. И мое уважение к вам и вашему профессионализму совершенно искреннее…

Это были не просто дежурные слова: впоследствии куратор никогда не позволял себе повысить голос или как-то проявлять свое неуважение к Богомолову…

***

Константин Иванович подошел к выходу, где встречают прилетевших, вовремя: через несколько минут, он увидел идущего по «зеленому» коридору Джеймса. За то время, которое они не виделись, Майкл несколько раздобрел, но не настолько, чтобы можно было его назвать толстым. Так, небольшое брюшко да седины в волосах прибавилось.

– Приветствую тебя, мой дорогой Майкл, на московской земле! – радостно улыбнулся ему Богомолов.

– И я тебя очень рад видеть, Константин! – искренне воскликнул Джеймс.

Они обнялись, дружески похлопывая друг друга по спине.

– Как прошел полет?

– Честно говоря, почти всю дорогу проспал! – признался Майкл. – Столько дел навалилось, что на сон оставалось по три-четыре часа, не больше.

– Проблемы?

– Есть такое слово в моем лексиконе, – с улыбкой подтвердил Джеймс.

– Слушай, ты уже говоришь, как русский: никакого акцента, – похвалил Богомолов.

– Недаром же я сейчас возглавляю русский отдел ФБР, – подмигнул тот. – Положение обязывает.

– Багаж есть?

– Только это, – кивнул он на дипломат.

– Дела срочные или сначала в ресторане посидим? – спросил Константин Иванович.

– Было бы здорово совместить, если, конечно, есть ресторан, где мы сможем говорить спокойно, – Майкл Джеймс прямо намекнул, что разговор предстоит серьезный и не предназначенный для посторонних ушей.

– Имеются два варианта: пойти к одному моему приятелю, у которого свой небольшой, но весьма уютный ресторанчик с армянской кухней, второй вариант – махнуть ко мне на дачу.

– Тридцать километров от Москвы?

– Тринадцать, дорогой Майкл, тринадцать! – поправил генерал.

– Если честно, то не хочется напрягать твою милую жену хлопотами, да и поговорить нужно с глазу на глаз, – возразил американский гость.

– Тогда к другу! Принимается?

– А ты уверен, что там не будет ушей? – озабоченно спросил Майкл.

На все сто! – заверил Богомолов. – Во-первых, это не совсем ресторан, а спортивный комплекс у-шу, расположенный на территории Академии спорта. Просто так, с улицы, туда не попадешь. Ресторан, как я сказал, уютный, его посещают только близкие люди и более всего руководители Академии спорта. А кухня – пальчики оближешь! Представляешь, баранина, сваренная в пиве? А? Мясо во рту тает! Сам Виталик – армянин, но своего повара он отправлял стажироваться в самый Париж. Так представляешь, говорят, что там не он учился, а у него самого учились французские повара.

– Ты так все вкусно рассказываешь, что у меня уже слюни потекли. Давай, едем к твоему чудо-Виталику!

– Сейчас, только позвоню, чтобы готовился принять… – Богомолов набрал номер мобильника и включил громкую связь. – Послушай,. Майкл, как он говорит… Привет, дорогой! Узнал?

– Как не узнать такого уважаемого и дорогого человека! – с небольшим акцентом произнес тот. – Сколько лет, сколько зим! Неужели решил навестить старого друга?

– Как всегда угадал. Минут через сорок-пятьдесят я приеду к тебе со своим старым другом. Я только что встретил его из Америки. Успеешь?

– Обижаешь, дорогой! Все будет сделано в лучшем виде!

– Только просьба одна: накрой в своем кабинете. Нам нужно пообщаться вдвоем…

– А как же я? – опечалился Виталий.

– Как же без тебя, мой друг: закончим разговор, и ты к нам присоединишься!

– У меня другое предложение. Вы посидите в моем кабинете, перекусите, поговорите о своих скорбных делах, а потом перейдете к большой зал ко мне: я словно предчувствовал, что дорогие гости будут. Такую певицу пригласил, а сладкий голос – улучшает пищеварение… – он причмокнул языком.

Богомолов вопросительно взглянул на Майкла – тот согласно кивнул.

– Твое предложение тщательно обсудили и приняли безоговорочно и единогласно!

– Вай, такой ты сегодня добрый и, как всегда, веселый, Костя-джан! Жду, дорогой, до встречи!..

***

Когда они уединились в небольшом кабинете Виталия, Майкл по достоинству оценил накрытый стол:

– Теперь это называется перекусить? – он покачал головой. – Да здесь пятеро могут лопнуть от переедания!

– Не переживай, не лопнем! – заверил Богомолов. – Ты лучше ощути аромат стола.

– Соловья баснями не кормят, так у вас говорят? Давай перекусывать и разговаривать…

После того, как Майкл рассказал о том, что ему поручил Президент, Константин Иванович понял, почему Майкл так беспокоился о конфиденциальности разговора. Стоило просочиться этой информации в прессу, и на финансовой бирже действительно может начаться настоящая паника.

– Могу тебя чуть-чуть успокоить, – проговорил Богомолов. – После того, как Лондон обратился к нам за помощью в деле, похожем на ваше, наши службы предприняли все меры по обнаружению человека, атакующего их брокерские конторы. Не хочу вдаваться в подробности, но со дня на день будут произведены аресты по всей России, – с удовлетворением заверил Богомолов и добавил: – Дело в том, что в этой программе принимают участие несколько человек, и чтобы прекратить всю цепь, нужно произвести одновременные аресты.

39
{"b":"7241","o":1}