ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А не может оказаться, что те, кто наехал на Лондон, и те, кто шантажирует наши фирмы и банки, совершенно разные преступные группы?

– Я мало разбираюсь в компьютерных технологиях, но уверен, что когда будет арестованы виновники лондонской истории, легко вычислят и ваших «наездников», если, конечно, ты прав и это разные люди.

– Понимаешь, Константин, насколько это все опасно? – серьезно проговорил Майкл.

– Еще как понимаю! – заверил Богомолов. – Поверь, Майкл, несмотря на некоторые разногласия наших стран, то, что творят эти подонки, может взорвать всю финансовую систему мира. И Россия тоже пострадает, хотя и несколько меньше, потому что наша финансовая система не столь компьютеризирована, как ваша. Каждый разумный правитель своей страны должен наконец-то понять, что терроризм давно стал международным. И это в который раз подтвердилось на примере взрывов в лондонском метро. Ни одна страна в мире не может стоять в стороне, в надежде, что их-то это не коснется!

– Мне кажется, что это осознание уже пришло, – не очень уверенно заметил Майкл.

– В твоем голосе мало уверенности, дорогой Майкл, а я скажу больше: в твоей стране, да и в Англии тоже, до сих пор, несмотря на страшные трагедии, произошедшие в ваших странах, до сих пор существуют двойные стандарты, разве я не прав?

– Что ты имеешь в виду?

– Когда против ваших стран проводят теракты, ваши СМИ кричат, что на вас напали международные террористы, но стоит чему-то подобному произойти в России, как ваша пресса говорит о тех же террористах как о повстанцах.

– Поверь, в каждой стране есть свои уроды, – вздохнул Майкл, понимая, что Богомолов прав.

– Согласен, есть, но почему официальные правительственные круги отмалчиваются?

– К сожалению, у меня нет комментариев, – вынужден был согласиться Майкл.

– А если только для меня?

– Если ты хочешь знать мое личное мнение, то меня многое не устраивает в политике моей страны, – едва ли не шепотом произнес Джеймс.

– Что же, спасибо за честность! – искренне поблагодарил Богомолов. – А теперь, если ты не возражаешь, давай выпьем за нашу дружбу и взаимопонимание!

– Если кто-то и был бы против, то только не я! – поддержал Майкл. – За нашу дружбу, дорогой Константин!

Они выпили, закусили, причем Майкл причмокивал губами, пробуя каждое блюдо армянской кухни. И более всего ему понравилась долма со сметаной.

– Скажи, Константин, удалось выяснить подробности гибели нашего общего друга? – спросил неожиданно Майкл.

Богомолов несколько минут смотрел на американца, не зная, как поступить. Рано или поздно Майкл все равно узнает правду. И если сейчас ее скрыть, то впоследствии никакими отговорками не отделаешься, а Богомолов не только умел ценить дружбу, но и всегда старался не омрачать ее какими-либо случайностями.

– Можешь дать мне слово, что ты сохранишь в тайне то, о чем сейчас услышишь? – тихо спросил Константин Иванович.

– Это что, настолько все серьезно? – с волнением спросил Майкл.

– Более чем! – заверил Богомолов.

– Даю слово! Никому! – он торжественно приложил правую ладонь на грудь в области сердца.

– Дело в том, что наш приятель жив!

– Жив? – Майкл даже вскочил от радости. – Где он? Я могу с ним увидеться?

– Всему свое время!

– Но почему? Почему прошла информация, что он погиб? Почему даже Джулия, его жена, уверена в его гибели? Она же была на похоронах! – Майкл никак и ничего не мог понять.

– Это было его решение! Погиб его двойник! Погиб нелепо, но случилось то, что случилось! Была угроза его жене, его сыну, и он решил воспользоваться смертью двойника.

Не сговариваясь, они приняли решение не называть имени Савелия.

– Господи, какая нелепость! Ты не можешь себе представить, Константин, как убивалась Джулия! Она же искренне любит его, рассказывает, как он является ей во сне… Не понимаю! Что за жизнь? Почему, во имя чего, два любящих человека не могут быть вместе?

– Ты же сам отлично все знаешь! Ты столько лет проработал на оперативной работе, – разве для тебя это впервые, когда оперативник должен сказаться мертвым, чтобы сохранить жизнь не только самому себе, но и своим близким?

– Ты прав, не впервые, – со вздохом согласился Майкл. – Да, моей жене из-за моей проклятой работы тоже угрожали, и у меня добавилось тогда седых волос… Но я никогда к этому не смогу привыкнуть.

– К этому невозможно привыкнуть, – согласно кивнул Богомолов. – Кстати, о встрече с ним. Ты на сколько дней приехал в Москву?

– До тех пор, пока твои коллеги не арестуют компьютерных преступников.

– Что ж, вполне возможно, что тебе придется встретиться с нашим приятелем.

– Придется? – не понял Майкл.

– Я не оговорился. Моя интуиция подсказывает, что дело, которым сейчас он занимается, каким-то боком пересекается с тем делом, ради которого ты и приехал в Москву.

Богомолов был столь уверен, что Майкл спросил:

– Я могу услышать, чем занимается наш общий приятель?

– Пока нет. Только не подумай, что я тебе не доверяю, просто все настолько зыбко и не сложилось в стройную систему, что и рассказывать пока не о чем.

– Тогда почему твоя интуиция выдает такой результат? – настойчиво спросил Майкл.

– Интуиция – это та музыка, которую невозможно объяснить словами. Ты можешь словами передать запах, вкус халвы или сыра? – с улыбкой спросил Богомолов, – Да, ты можешь дать краткую характеристику, но передать собственные ощущения другому человеку невозможно.

– Наверное, ты прав, – задумчиво проговорил Майкл и тут же улыбнулся: – Ты даже не представляешь, как я рад, что наш приятель жив! Это такой человек… Такой человек… – не найдя подходящих слов, Майкл налил водки. – Давай выпьем за его удивительное воскрешение, во всяком случае, для меня!

– Как говорит он сам: пусть живет долго!

– Да, пусть живет долго и счастливо! И пусть придет то время, когда он сможет соединиться со своей семьей!

– Да будет так! – провозгласил Константин Иванович и добавил: – И так будет!

– Ну что, давай пойдем к нашему гостеприимному хозяину, который заждался нас?

– С удовольствием послушаю певицу, о которой упоминал твой приятель…

– И будешь абсолютно прав: получишь истинное удовольствие – у Виталика отличный вкус! Кстати, по секрету скажу: он и сам неплохо поет.

– А если я попрошу, споет?

– Как вести себя будешь, – ехидно ответил Богомолов, но тут же добавил: – Шучу. Запомни, у кавказских народов просьба гостя является святой!..

– Только у кавказских? – с намеком спросил Майкл.

– Иногда и у русских, – в тон ему ответил Константин Иванович…

Глава 9

АМЕРИКУ ТРЯСЕТ

Лева-Приз, назначенный Смотрящим региона, решил завязать с криминальными делами, благодаря которым можно было, даже все предусмотрев и рассчитав, оказаться в местах не столь отдаленных. Нет, он не отказался от желания воровать, более того, он решил продолжить это любимое дело, но воровать так, чтобы риск быть пойманным не зависел от случайности человеческого фактора. Просто он вспомнил о своем студенческом увлечении компьютерами.

В век высоких технологий, когда мир все больше опутывала паутина Интернета, компьютерному специалисту было грех не воспользоваться этими знаниями.

Лева-Приз был не просто компьютерным специалистом, он был гением мировой виртуальной паутины. Будучи еще студентом, он придумал несколько компьютерных игр, в которые до сих пор играют в разных странах. Придумать-то придумал, а вот купоны с его придумок стриг, и до сих пор стрижет, его бывший преподаватель-наставник, который и присвоил его изобретения.

Когда Лева-Приз это понял и попытался воззвать к совести своего наставника, тот, отечески похлопывая его по плечу, нравоучительно произнес:

– Благодаря мне и моему опыту ты всему научился и смог придумать эти игрушки. Не спорю, ты много потрудился, чтобы добиться результата, но в нашей стране мало что-то придумать, главное – суметь это пробить и довести до потребителя, то есть продать. Однако любой труд должен быть оплачен, а потому, – наставник вытащил из внутреннего кармана пиджака внушительную пачку тысячерублевых купюр и протянул своему ученику, – здесь достаточно, чтобы прилично приодеться и пару месяцев ежедневно водить девочек по ресторанам, – заметив, как скривилась физиономия парня, он снова похлопал его по плечу и подмигнул: – У тебя быстрые золотые мозги, дорогой, ты еще много чего сотворишь…

40
{"b":"7241","o":1}