ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со слов своего Дона он знает, что когда этот московский грузин наехал на итальянского мафиози, а тот начал угрожать ему, грузин позвонил кому-то, и перед виллой всплыла подводная лодка, которая, по приказу этого грузина, пальнула из пушки и снесла мраморную статую у бассейна итальянского Дона, который так испугался, что тут же пошел на попятную!

– Очень интересно, – задумчиво проговорил Савелий. – Какое совпадение! Представляешь, Костик, сейчас я еду на встречу с племянником того, кто и командует этой подлодкой.

– Для чего?

– Чтобы прояснить ситуацию с тем «кино», о котором нам с тобой известно.

– И кто этот племянник?

– Помнишь того, кто принес шестнадцать миллионов? Так это его родной брат.

– Толик-Монгол? – воскликнул Константин.

– Уже знаешь?

– А ты как думал? Не все тебе удивлять! И ты едешь один? – встрепенулся вдруг Рокотов-младший.

– А чего мне бояться?

– Извини, братишка, но я тебя одного не отпущу! – решительно заявил Рокотов-младший. – Где у тебя встреча?

– Слушай, Костик, не мудри!

– И все-таки?

Маленькая кафешка в конце Ломоносовского проспекта, «Дрова» называется. Но, Костик, не вздумай там светиться: сорвешь мне все планы, – строго наказал Савелий.

– Давай так, братишка, ты делаешь то, что должен делать, я поступаю так, как подсказывает мне моя интуиция, – Константин был непреклонен.

– Хорошо, только дай мне слово, что не будешь вмешиваться, если все будет нормально!

– Зачем мне вмешиваться, если тебе никто и ничто не будет угрожать? Да ты меня даже не увидишь! – заверил он.

– Все, дорогой, времени впритык, после встречи созвонимся, – Савелий подмигнул, и Константин вышел из машины…

***

Ни Бешеный, ни Константин не знали, что во время их разговора произошли события, которые могли бы подвергнуть жизнь Савелия действительно смертельной опасности, если бы не интуиция Рокотова-младшего.

***

А произошло следующее…

Бешеный, на всякий случай прикупив сим-карту с посторонним номером, позвонил по телефону, который ему дал брат Толика-Монгола, Александр.

– Да, кто звонит? – не очень дружелюбно спросил Толик-Монгол: он всегда нервничал, когда на определителе телефона, который знал ограниченный круг людей, неожиданно появлялся незнакомый номер.

– Привет, Монгол! – не обращая внимания на его тон, дружелюбно ответил Савелий. – Твой телефон дал мне Сашок: я только что с кичи, где пообщался с ним…

– Сашок, какой Сашок? – осторожничал Толик-Монгол.

– Брательник твой, забыл о нем, что ли? – невозмутимо ответил Савелий.

– И как он? – Было заметно, что ему и хочется узнать новости о брате, и нет желания доверять первому встречному.

– Он-то? В хате пришлось за него мазу тянуть: один бугай хотел с ним по беспределу бакланить, глаз подбил, одежду отобрал. Я ему ребра-то и отшлихтовал, короче, поставил его в стойло и куртку Сашку вернул, – невозмутимо перечислил Бешеный…

– Куртку? – вновь насторожился Толик-Монгол.

– Ну да, куртку! Ту, что ты ему подарил… – спокойно ответил Савелий.

«Про куртку звонивший мог узнать только от Александра!» – подумал Толик-Монгол и облегченно вздохнул:

– А ты кто? – уже более спокойно поинтересовался он.

Конь в пальто! – решил показать зубы Бешеный. – Я ему звоню привет от брата родного передать, а он тут мне гнилуху шлепает, допросы устраивает… Ты что, следак, что ли? Или Кум? Как-то краем уха слышал о тебе от Бесика, он мне совсем другое базарил. Иначе и звонить бы тебе не стал. Вряд ли мое погоняло тебе что скажет: не пересекались мы с тобой! А Бешеным меня нарекли еще в Бутырке…

Савелий ничем не рисковал, ссылаясь на вора по прозвищу Бесик. Во-первых, с таким прозвищем воров в законе было немало, во-вторых, если Бесик, с которым ему приходилось общаться на зоне, оказался бы вдруг знаком Толику-Монголу, то он бы наверняка сразу вспомнил о нем и ничего плохого бы не сказал. В-третьих, Бешеный надеялся, что о нем Толик-Монгол мог услышать и сам: из распечатки о нем он вычитал, что тот сидел в той же самой зоне, что и Бешеный, только года на три позднее.

– Бешеный? – переспросил Толик-Монгол. – Как не слышал? Очень даже слышал! Рассказывали, как ты там с одним фраером сапоги делил, – он ухмыльнулся, но голос стал дружелюбнее. – Извини, земляк, что вопросами засыпал: полоса сейчас такая пошла… Приходится недоверчивым быть, – он тяжело вздохнул. – Ты как, не занят сейчас?

– Как ветер свободен!

– Слови тачку и дуй в конец Ломоносовского проспекта, увидишь небольшую кафешку, «Дрова» называется: кроме нас, там никого не будет, – заверил он. – Через полтора часа там тебя буду ждать и тачку оплачу…

– Я на своих колесах, – возразил Савелий. – Ровно в четыре буду на месте!..

– Вот и ладушки, хотя лучше бы тачку взял, а то и пить не станешь…

– Мне торговцы полосатыми палочками по барабану, – Савелий цыкнул сквозь зубы, – у меня хитрые колеса есть. Вкинул парочку, и хоть в трубку дыши…

– Тогда ладно…

Глава 12

ПРОДАЖНЫЙ ПОЛКОВНИК И СНОВА АФГАН

Ничего не предвещало беды: и Бешеный, и Толик-Монгол остались довольны разговором. Бешеный был уверен, что сможет вытянуть из него нужную информацию, а Толик-Монгол жаждал услышать что-нибудь новое о своем брате. Однако получилось так, что продажный полковник, о котором говорил Сиплый, прельстившись внушительной суммой зеленых, обещанных ему, нагрянул в КПЗ якобы с проверкой, где сидел брат Толика. А там, как на грех, отсутствовал, будучи на обеде, единственный, кто был информирован о том, что к задержанному не пускать даже «министра» – то есть сам начальник отделения.

Бедный старший лейтенант, увидев перед собой представителя министерства, вытянулся по стойке «смирно», и вместо того, чтобы позвонить своему начальнику, как тот приказывал, забыл обо всем на свете и принялся «докладывать по форме» и показывать своих задержанных подопечных.

Быстро пройдя, для проформы, по камерам, полковник, оказавшись в той, где сидел Смирнов, остановился перед ним и спросил:

– А ты, парень, за что здесь сидишь?

– Он, товарищ полковник… – начал было докладывать старший лейтенант, но министерский сотрудник грубо перебил:

– Я что, к тебе обращаюсь, старлей?

– Нет, товарищ полковник, я думал…

– А ты меньше думай, когда рядом с тобой старший по званию находится! Ты все понял?

– Так точно, товарищ полковник! – у бедняги даже пот выступил на лбу.

– А коль понял, то приведи-ка ты мне этого… как фамилия? – спросил он Александра.

– Смирнов Александр Серафимович, гражданин начальник! – ответил тот.

– Вот-вот, приведи задержанного Смирнова ко мне для беседы. Кабинет начальника открыт?

– Никак нет, товарищ полковник!

– Почему?

– Майор никогда не оставляет свой кабинет открытым, – ответил старший лейтенант.

– Черт знает что! – ругнулся подполковник. – Где можно побеседовать?

– В дежурной комнате, товарищ полковник!

– Хорошо, веди туда задержанного, – недовольно взмахнул рукой представитель Министерства внутренних дел и не оборачиваясь направился к выходу.

Когда старший лейтенант привел Смирнова в дежурную комнату, полковник спросил:

– А чай, старлей, у вас есть?

– Приготовить?

– Товарищ старший лейтенант, – медленно, со злостью процедил полковник, – вы что, думаете, я просто так, для поддержания беседы спросил?

– Сейчас, я мигом!

Старший лейтенант бросился исполнять.

– Тебе брат привет передает, – тихо проговорил полковник. – Потерпи немного: скоро я тебя вытащу отсюда, а сейчас скажи, какие есть просьбы?

– Господи, товарищ полковник! – обрадованно воскликнул Александр, но тут же зажал рукой рот, перехватив предупреждающий знак полковника, и шепотом попросил: – Мне бы позвонить брату, срочно!

– На, звони, только недолго! – полковник протянул мобильный телефон.

54
{"b":"7241","o":1}