ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Клянусь!

– Хорошо, тогда я пошел, – с трудом Майкл выдернул свое тело с кресла, секунду постоял, то ли собираясь с духом, то ли пытаясь обрести равновесие, после чего достаточно твердо пошел в ванную комнату.

– Там все полотенца чистые! Любое бери! – бросил вдогонку Богомолов.

– Слушаюсь, товарищ генерал, – не останавливаясь, откликнулся Джеймс.

– Ну, и кому я должен позвонить? – спросил Константин Иванович.

– Сковаленко, наверное…

– Наверное? Почему такая неуверенность?

– Понимаете, Константин Иванович, вопрос больно щепетильный.

– Не тяни!

– Мне пришлось дать слово, если будут выполнены мои требования, в течение часа освободить Смирнова Александра, – пояснил Савелий.

– Слово кому?

– Толику-Монголу.

– Ты считаешь, что обязан выполнять слово, данное преступнику? – генерал собрал в кучу морщины на лбу: он был явно недоволен.

– Константин Иванович, вы знаете мою жизненную позицию: я считаю, что свое слово нужно держать всегда! Кому бы ты его ни давал! – твердо ответил Савелий.

Богомолов несколько минут смотрел на него, потом широко улыбнулся:

– Ты прав, крестник! И какие же требования ты им выставил? – генерал хитро прищурился.

– Послать всем обиженным иностранным фирмам свои искренние извинения и клятвенное заверение никогда более не напрягать их.

– Думаешь, сдержат свое обещание?

– Уверен!

– И это все твои требования? – недоверчиво спросил Богомолов. – Остановить финансовую панику, конечно же, очень важно, но мне кажется, ты не ограничился только этим.

– От вас ничего невозможно утаить, – улыбнулся Савелий. – Вы правы, с минуты на минуту ожидаю звонка с сообщением о том, что на указанный мною счет переведено пятьдесят процентов содранных с иностранцев средств…

– И сколько это в условных единицах?

– Почему в условных? Вполне реальных! Четыре миллиона триста пятьдесят тысяч!

– Рублей?

– Зеленых, товарищ генерал, зеленых!

– Ничего себе! – удивился Богомолов. – Это они за какую-то неделю под десять лимонов обули западных мафиози!

– И что мы будем делать с этими преступными деньгами? – спросил Савелий.

– Если их перевести в фонд государства, представляешь, сколько предстоит волокиты с бумажками? А если послать инкогнито? – генерал улыбнулся. – Можно предположить, что попадем в «день сурка»: тебе снова поручат выяснить, кто это послал такие деньги в государственную казну?

– Нет уж, увольте! – рассмеялся Савелий. – Тогда остается одно…

– Вот именно! – Богомолов поднял указательный палец кверху. – По-моему, вывод напрашивается сам собою, – он сделал паузу и в упор взглянул на крестника.

И они, не сговариваясь, одновременно произнесли:

– Использовать их против преступников!

Сказали и рассмеялись.

В этот момент вернулся Джеймс. После холодного душа он выглядел посвежевшим и отрезвленным.

– Чему смеемся? – спросил он.

Ответить ему не успели: зазвонил телефон Савелия.

Он приставил палец к губам: «тихо!» и включил мобильник.

– У телефона! – сказал Савелий.

– Деньги пришли, – коротко доложил То-лик-Монгол. – Проверяй и перезвони!

– Хорошо!

Савелий набрал номер:

– Извините, звонит абонент номер двести ноль четыре, восемнадцать, пятьсот тридцать восемь.

– Пароль?

– «Бешеная цифра»!

– Что вы хотите узнать?

– Какая сумма пришла на мой счет?

– Четыре миллиона триста пятьдесят тысяч долларов.

– Спасибо. – Савелий отключил трубку и взглянул на Богомолова: – Деньги переведены. После моего звонка Монголу начнется отсчет часа.

– Хорошо бы все вернуть, – заметил генерал.

– Мне кажется, стране не только вернутся остальные пятьдесят процентов, но и все, что окажется у преступников при аресте, и все, что нароют на их счетах органы следствия, – ответил Савелий. – Но чтобы не насторожить их раньше времени, нужно незамедлительно выпустить Смирнова, и желательно, чтобы при этом присутствовал я, это во-первых…

– Что, есть еще и во-вторых?

Есть, – кивнул Савелий. – Об этом освобождении никто, кроме вас, Сковаленко и того, кто будет освобождать, не должен знать! Это обязательно!

– Объяснишь?

– Несомненно, но чуть позднее.

– Что ты снова задумал? – насупился генерал.

– Одну гниду в погонах полковника застукать, – презрительно ответил Савелий.

Богомолов внимательно посмотрел на него, немного подумал и решительно махнул рукой:

– Если так, то будем считать это первым заданием твоей спецгруппы, – генерал быстро набрал номер: – Остап Никитович, это Богомолов.

Майкл с недоумением смотрел то на Богомолова, то на Савелия.

–; Может, мне кто-нибудь пояснит, о чем идет речь? А то сижу и ничего не понимаю, – сказал он.

– Чуть позднее, – сказал Константин Иванович и приставил мобильник к уху.

– Слушаю вас, Константин Иванович.

– Остап Никитович, ты обещал, если понадобится твоя помощь… – начал Богомолов, но Сковаленко прервал его:

– Константин Иванович, я должник ваш до конца дней моих: буду рад сделать все, что в моих силах, – заверил он.

– В течение часа необходимо освободить Александра Смирнова из КПЗ, к примеру, в связи с недоказанностью его вины или другой какой причиной: все равно.

– И только-то? – облегченно вздохнул Сковаленко. – Без проблем: сейчас позвоню, и его отпустят.

– Нет, лучше будет, если за ним приедет один из ваших доверенных офицеров, который заберет его и передаст Сергею Мануйлову, дальше он знает, что с ним делать, – сказал Богомолов и добавил: – Но есть одно важное условие: никто, кроме вас, меня, того офицера и Сережи, не должен знать о его освобождении. Для всех он продолжает сидеть в КПЗ.

– Все понял! Сережа с вами?

– Да…

– Передайте ему трубку…

– Слушаю вас, Остап Никитович!

– Сергей, через двадцать пять минут подъезжайте к проходной КПЗ, там вас будет ждать ваш знакомый, капитан Торопов: я поставлю ему задачу, и он один будет в курсе, – потом спросил: – Вопрос можно?

– Конечно, товарищ генерал!

Судя по всему, вы хотите лично передать Смирнова его брату, – догадливо предположил генерал Сковаленко, – не спрашиваю, для чего это вы делаете, но мне нужно знать: во-первых, можно ли проследить за Монголом, во-вторых, скажите, сколько вам понадобится времени для своей операции, чтобы мы пока не проявляли своих активных действий, которые, насколько я понимаю, могут помешать вам?

– Думаю, что пары-тройки дней достаточно: как только мы закончим, я лично сообщу вам… – и многозначительно добавил: – Обо всем!

– Хорошо! – ответил тот.

– Спасибо, товарищ генерал!

– Это вам, Са… Сережа, спасибо: прикрыли мою… – Сковаленко запнулся, не желая опускаться до грубости.

– …фуражку, – подсказал Савелий.

– Фуражку? – не понял Сковаленко.

– Ну да, прикрыл фуражку от солнца! – усмехнулся Савелий.

– Вот-вот! – рассмеялся генерал и добавил: – Очень рад, что вижу вас…

– Я этому тоже очень рад, поверьте! – прервал его Бешеный, догадавшись, что тот имеет в виду его воскрешение.

– До встречи!

– До свидания… – Савелий снова набрал номер Толика-Монгола. – Все в порядке, земляк: еду встречать твоего брата.

– А мне можно?

Я тебе его передам после того, как его встречу. Жди на телефоне где-нибудь поблизости: я позвоню… Насколько мне помнится, там одностороннее движение: проезжай вперед и остановись метрах в пятистах от проходной КПЗ. Только есть одно непременное условие: если ты хочешь, чтобы все прошло как маслу, никто не должен знать о его освобождении… – и добавил: – Слышишь, никто!

– Даже родные?

– Никто! – твердо повторил Савелий. – Ни родные, ни близкие, ни, тем более, знакомые…

– Как скажешь… – неуверенно согласился Толик-Монгол, но не удержался и спросил: – Думаешь, кто-то хочет помешать?

– Уверен!

– Знаешь, кто?

– Скоро узнаю.

– Скажешь?

– Я сам их накажу!

60
{"b":"7241","o":1}