ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не взяли?

– Ни в какую!

– Странно, – задумчиво процедил Лымарев. – Ладно, сегодня же я постараюсь выбрать время и съездить к этим неподкупным сотрудникам КПЗ…

Побывав там и заверив Александра, что парень скоро выйдет на свободу, полковник занялся своими делами и вспомнил о Смирнове только на следующий день.

Он позвонил знакомому судье, с которым давно поддерживал неформальные отношения:

– Алексей Трофимович, вас приветствует Лымарев.

– Слушаю вас, Михаил Александрович.

– На вашей подведомственной территории в КПЗ сидит некий Смирнов, который участвует в одной важной разработке преступной группы…

– Говорите прямо: мой стукач! – ухмыльнулся судья.

– От вас ничего не утаишь, – деланно хохотнул полковник.

– Чего тот натворил?

– Похулиганил немного…

– Немного?

– Самую малость, – заверил полковник, – максимум штрафом отделается на суде…

– Хорошо, внесите на счет суда десять минимальных и приходите ко мне с квитанцией, – согласился тот.

– Это сколько?

– Тысяча рублей…

– Через час буду у вас!

Этот, казалось, бесхитростный разговор, как, вероятно, догадался уважаемый Читатель, на самом деле означал, что судья готов выполнить просьбу полковника за одну тысячу долларов, которую тот должен вручить ему при личной встрече.

Довольный, что судья «не загрубил» с суммой, Лымарев, предупредив, что вернется часа через три, поспешил в суд…

***

Выпросив у Сковаленко три дня и поручив Константину ни на минуту не упускать Лымарева из виду и прослушивать все его телефонные переговоры, сам Савелий вплотную занялся прошлым продажного полковника. Еще при общении с Толиком-Монголом он многое узнал из его «мыслей», а потому Бешеный пошел, как ему казалось, простым рутинным путем. Кто лучше всего может рассказать о начальнике? Конечно же, его подчиненные.

Бешеный понимал, что это бывшие подчиненные Лымарева: после того, как он перешел в министерство, его группу на Петровке возглавил его заместитель – майор Жиганов. Но что-то Говоркову подсказывало, что полковник не оборвал с ними связи. Он был уверен, что наверняка кто-то из его бывших сотрудников участвовал, а может, и продолжает участвовать, в «темных делишках» полковника, а потому и решил пообщаться с каждым из них.

Не мудрствуя лукаво, Бешеный пошел напролом и позвонил Жиганову на его мобильный телефон:

– Аркадий Сергеевич?

– Да, майор Жиганов. Кто это? – недовольным тоном спросил майор, увидев незнакомый номер.

– Кто я, не столь важно, дело в том, что у меня есть информация, которая вас обязательно заинтересует, – многозначительно заверил Савелий и тут же добавил, чтобы избавиться от возможных вопросов: – Но это не телефонный разговор.

– Можете намекнуть, о чем пойдет речь? – все-таки попытался вытянуть из него Жиганов.

– О вашей личной безопасности, – ответил Савелий.

– Хорошо, – чуть подумав, согласился тот. – Где?

Савелий был уверен, что тот не откажется, а потому заранее продумал место встречи. Конечно, для него самым идеальным местом был бы лес, но это могло насторожить майора. Кроме того, встречаться в людном месте было небезопасно для окружающих. В ресторане свободно не поговоришь, тем более, там может оказаться много посетителей, которые будут на себя отвлекать его энергетику. А потому Бешеный выбрал нечто среднее между лесом и людным местом: тот самый сквер, где он «заряжался» от природы.

В будний день там мало народу, и можно будет спокойно сосредоточиться на Жиганове.

– А там нам никто не помешает? – спросил майор.

– В это время в сквере малолюдно, а если вас напрягает то, что вы соглашаетесь на встречу с незнакомым человеком, не зная, что от него можно ожидать, хочу вам напомнить, что скамейка, где мы договорились встретится и о которой вы знаете, расположена на вполне открытом месте, и потому во все стороны хорошо просматривается…

Савелий, почувствовав, что майор осторожничает, решил его успокоить.

Жиганов действительно не был уверен, правильно ли он поступает, соглашаясь на встречу с незнакомцем. Нет, он не думал, что ему что-то угрожает, он боялся какой-нибудь провокации: электронная техника настолько развилась, что записать разговор можно и с пятидесяти метров. И его группа не раз пользовалась подобной техникой, чтобы потом шантажировать бизнесменов и навязать свое партнерство. А то, что ему предлагают встретиться и поговорить о чем-то незаконном, подсказывала интуиция.

– Смотрите, если вы чего-то опасаетесь, скажите «нет», и я поделюсь информацией с другими, – прямо высказал Савелий, и это походило на явный шантаж, чего он и добивался.

– Так вы хотите влегкую денег срубить? – с облегчением воскликнул Жиганов: язык денег ему был более понятен.

– Кому не нужны деньги? – со вздохом проговорил Говорков.

– Но сразу прошу учесть, никто не станет вам платить бюджетные деньги за какую-нибудь туфту! – про бюджетные деньги было сказано на всякий случай: если их разговор записывается.

– Разумеется, товарищ майор, – поддакнул Савелий.

– Как мы узнаем друг друга?

– Я вас знаю, – заверил он. – Надеюсь, вы придете в гражданском?

– Конечно! Через сорок минут я – на скамейке!..

Когда Савелий подошел точно в назначенный срок к оговоренному месту, майор Жиганов уже был там и нервно поглядывал на часы.

– Добрый день, Аркадий Сергеевич! – радушно поздоровался Савелий.

Оглядев Говоркова с ног до головы, майор ответил на рукопожатие, и в тот же момент все его напряжение как рукой сняло. Ему стало казаться, что он встретился с самым близким человеком, с которым очень давно не виделся, но постоянно скучал по нему. Он даже не понял, откуда ему известно его имя.

– Сережа, сколько лет, сколько зим! – воскликнул майор и даже потянулся для объятий.

– Вы-то как, товарищ майор?

– Перестань мне «выкать»! – обиженно бросил майор. – Для тебя я просто Аркаша.

– Как скажешь, Аркаша, – улыбнулся Савелий.

– В последний раз мы с тобой встречались… – попытался «вспомнить» Жиганов.

– Когда ты еще ходил в замах у Михаила Александровича, – подсказал Говорков.

– Точно!– обрадованно кивнул майор.– Сейчас-то он стал полковником, в министерство ушел, – не без зависти заметил Жиганов.

Савелий уже успел «подслушать» его мысли, а потому прямо спросил:

– Но вы продолжаете работать вместе?

– Мы с ним по гроб жизни связаны, – хмуро вздохнул Жиганов. – Кровушка – самая сильная зависимость друг от друга…

Не хочется утомлять Читателя повтором той мерзости, полковника и его группы, о которой сказано ранее, а потому пропустим их…

Когда Бешеный медленно удалялся с места встречи, майор Жиганов продолжал сидеть на скамейке, вслушиваясь, как поют птички, как шелестит листва. Позднее, когда он очнется и попытается вспомнить, с какого ляда он оказался в этом сквере и почему слушает пение птиц, которых органически не переваривает, у него ничего не получится. Ни о телефонном разговоре, ни о встрече со странным парнем по имени Сергей он даже и не вспомнит: для него всего этого просто не было!..

В его мозгу засела только одна мысль, вложенная Савелием: убить полковника Лымарева, но перед этим он должен был написать покаянное письмо о преступной деятельности их группы и оставить это письмо в своем сейфе.

Савелий впервые решил использовать свое умение кодировать на майоре Жиганове. Поначалу он хотел передать его группу вместе с полковником Лымаревым правосудию, но их преступления были столь жестоки, на их совести было столько убийств, что пожизненного срока заключения будет для них маловато, да и никто не мог гарантировать, что приговор о пожизненном заключении не будет опротестован в какой-нибудь инстанции. Денег у них для этого более чем достаточно.

Потому Бешеный и принял решение, не доводя до суда, совершить правосудие и привести высшую меру в исполнение, хотя бы в отношении основного преступника – полковника Лымарева, создателя и руководителя этой преступной группы. Для подстраховки: вдруг по чьей-то халатности или злому умыслу покаянное письмо майора исчезнет из сейфа.

64
{"b":"7241","o":1}