ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ничего себе: каких-то! – ухмыльнулся Богомолов.

– Да, каких-то, если учесть, что они, понадеявшись на русское «авось», сейчас понесли убытков от этого «авось» более ста семидесяти миллиардов долларов!

– В любой стране, дорогой мой крестник, имеются не только воинствующие чиновники, но и скептики, которые иногда перетягивают на свою сторону большинство, – осторожно заметил Богомолов.

– Несомненно, но почему-то именно в Америке эти «ястребы» все больше навязывают свою волю не только своим политикам, но и другим странам, в то время, когда у самих-то не все в порядке в «датском королевстве»!

– Чего это ты так раскипятился за Америку?

– Там живет мой сын и моя любимая женщина! – резонно пояснил Савелий. – И я беспокоюсь о том, чтобы с ними ничего не случилось, и чтобы мой сын вырос честным и справедливым человеком!

– Скажи откровенно, приятель, ты себе никогда не задавал вопрос, что для тебя важнее: их спокойствие и безопасность или собственное желание участвовать в процессе воспитания сына? – спросил в лоб Богомолов.

– Это нечестно! – Савелий встал с дивана. – Тем не менее, я отвечу так, как думаю: конечно же, их спокойствие и безопасность! – твердо сказал он.

– Вот видишь! – генерал развел руками. – Я уверен, придет то время, когда ты сможешь, нисколько не боясь за них, прийти к своим дорогим и любимым – Савушке и Джулии, – раскинуть руки в стороны, обнять их, прижать к своей груди и с волнением произнести: «Здравствуйте, мои дорогие, я пришел к вам, и больше мы никогда не расстанемся!»

Савелий столь реально представил сказанное Богомоловым, что мечтательно прикрыл глаза и улыбнулся.

В этот момент зазвонил телефон. Трубку взял хозяин кабинета:

– Слушаю, Богомолов, – узнав, кто звонит, генерал включил громкую связь.

– Сергей еще у вас? – в голосе Сковаленко слышалась явная растерянность.

– Да, Остап Никитович, здесь. Передать ему трубку?

– Лучше включите громкую связь: мне хочется, чтобы вы оба участвовали в разговоре.

– Готово, Остап Никитович.

– Уж не знаю как, как вы, Сережа, предвидели, убийство действительно случилось! И произошло оно именно в кабинете полковника Лымарева, однако… – генерал Сковаленко огорченно вздохнул.

– Вы хотите сказать, что произошло двойное убийство, – спокойно договорил за него Савелий.

– Вот именно, двойное, черт бы их побрал!

– Кто убит?

– Полковник Лымарев и бывший его заместитель – майор Жиганов!

– Кто третий?

– Я же говорил о двух убийствах, – генерал Сковаленко совсем растерялся. – Неужели есть и третий?

– Я не о третьем трупе говорю, а о том, кто стрелял последним! – пояснил Савелий.

– Последним стрелял Лымарев.

– Как Лымарев? – на этот раз удивляться пришлось Савелию.

В кабинет к полковнику пришли двое: майор Жиганов и его заместитель – лейтенант Суходолов. Едва переступив порог кабинета и закрыв за собой дверь, Жиганов выхватил пистолет и дважды выстрелил в полковника, но перед тем, как умереть, полковник Лымарев выстрелил в ответ и попал майору точно в сердце.

– А куда попал Жиганов? – спросил Савелий.

– Одна пуля пробила грудь, вторая – голову, – ответил Сковаленко, прошелестев бумагами.

Савелий быстро переглянулся с Богомоловым.

– Отлично стреляют покойнички! – ехидно усмехнулся Савелий. – С пулей в голове полковник умудрился еще и засандалить своему обидчику прямо в сердце!

– Действительно, – уныло выдохнул Сковаленко, – я как-то не обратил на это внимания.

– А что говорит Суходолов?

– Говорит, что все произошло столь быстро, что он даже не успел ничего понять.

– А самого Суходолова обыскали?

– Конечно.

– Как быстро после выстрелов в кабинет вошли другие?

– Практически сразу: в приемной сидели еще двое сотрудников с Петровки.

– Кто они? – быстро спросил Савелий.

– Лейтенант Карнаухов и лейтенант Докукин…

– Отлично! – недовольно скривился Савелий. – Советую как можно быстрее послать своих сотрудников, которым вы доверяете, на Петровку, в кабинет майора Жиганова, и пусть они заглянут в его сейф.

– Уже!

– Что уже?

– Мои люди побывали в его кабинете…

– И что?

– Ничего.

– Как ничего? Вы хотите сказать, что в его сейфе ничего не обнаружили? – снова вскочил с дивана Савелий.

– Почему? Я этого не говорил! Были разные служебные бумаги, но что вы имели в виду?

Савелий взглянул на Богомолова и кивнул в сторону папки, которую вручил ранее.

– Нет, уже ничего… Хотите еще один совет?

– Конечно!

– Нас никто не слушает?

– Абсолютно уверен, что в разговоре участвуют только трое: я и вы с Константином Ивановичем, – уверенно ответил генерал Сковаленко.

Савелий вопросительно взглянул на Богомолова, и в ответ генерал согласно кивнул: действуй, мол!

– Прикажите незамедлительно арестовать всех сотрудников отдела, которым ранее руководил Лымарев, а потом майор Жиганов! – решительно предложил Савелий.

– Но с какой стати?

– Как преступную банду, много лет существующую под крышей Петровки, на совести которой десятки убийств ни в чем не повинных граждан, сотни людей, лишившихся свободы по сфальсифицированным этой группой доказательствам, десятки фирм, которые они подмяли под себя с помощью коррупции, угроз, обмана и даже убийств, – перечислял Савелий преступления, в которых «оборотни» в погонах были виновны.

– Но как… – генерал хотел спросить, но его перебил Савелий:

– Все документы, необходимые для доказательства вины этой банды, вы найдете в тайнике погибшего майора Жиганова, о тайнике вы узнаете из его собственного признания, записанного лично мною, кроме того, узнаете и о тайных счетах каждого из членов банды, признания в совершенных убийствах и тому подобное… Все это вы можете получить у Константина Ивановича, если, конечно, он захочет все это передать вашей следственной группе, – Савелий замолчал и взглянул на Богомолова.

В твоем окружении, Остап Никитович, появились червячки, которых нужно вытравить, а потому, товарищ генерал, давайте действовать аккуратно и каждый документ, находящийся у меня, будем использовать со всей осторожностью, тщательно все анализируя, но только вдвоем, пока не выявим все сорняки, – предложил Богомолов.

– Я полностью «за»! – поддержал Сковаленко. – Но может, вы мне намекнете о своих догадках?

Богомолов кивнул Савелию ответить:

– Остап Никитович, пока у нас нет четкой уверенности в вине какого-то конкретного человека, но я могу вам посоветовать, с чего начать проверку… Проверьте каждого сотрудника из своего ближайшего окружения, кто из них больше всего общался с полковником Лымаревым и майором Жигановым, – ответил Говорков. – Я уверен, что именно среди них и обнаружится или обнаружатся те, кто встал на путь предательства своей профессии, своих коллег. Кстати, вы не обратили внимание на тот факт, что во время убийства в приемной Лымарева находились два лейтенанта, которые тоже из группы покойного Жиганова?

– Да?

– Теперь вам понятно, о чем мы говорим?

– Приму к сведению, хотя…

– Поверьте, Остап Никитович, я первым порадуюсь, если таковых предателей не окажется в вашем ближнем окружении, – со всей твердостью проговорил Савелий. – Кстати, вы ничего не сказали о наших мошенниках-«академиках», – напомнил он.

– И там вы оказались правы на все сто, – ответил Сковаленко, – Сиплый и его соратники настолько обнаглели, что при аресте на их сходке принялись угрожать сотрудникам и трясти визитками чиновников самых высоких рангов, вплоть до премьер-министра страны. А у самого Сиплого и Толика-Монгола были обнаружены фотографии, на которых они были сфотографированы с известными политическими деятелями, мэтрами кино, искусства.

– Надеюсь, фальшивые, – вставил Савелий.

– Да, но сделанные столь качественно, что наши лучшие спецы не сразу сумели вскрыть обман…

– Лучше поздно, чем никогда! – сказал генерал и подмигнул крестнику.

66
{"b":"7241","o":1}