ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Этого просто не может быть… – тихо пробормотал он.

– Дедушка! – выкрикнул маленький внук и изо всех сил бросился к нему на шею. – Как же я рад, что ты пришел за мной!

– Вручаю вам вашего внука, товарищ генерал, – с улыбкой произнес воспитатель, ничем не проявляя, что ему знаком пришедший за внуком мужчина.

«Господи, даже голос похож! – пронеслось в голове Остапа Никитовича. – А вот лицо… лицо совсем другое… Но глаза! Глаза точно Савелия Говоркова!»

– Благодарю вас, – пробормотал генерал и все-таки не удержался, спросил: – Простите, пожалуйста, мы с вами нигде не встречались?

– Да нет вроде, – радушно улыбнулся тот. – Всего доброго: хороших вам выходных!

– Спасибо, – чуть растерянно поблагодарил Сковаленко и поспешил с внуком ко входу.

– Егорушка, как зовут вашего воспитателя? – спросил он малыша после того, как они уселись в служебную черную «Волгу».

– Сергей Кузьмич! – беспечно отозвался внук, не подозревая о том, какую важную информацию передает он деду.

«Кузьмич! В такие совпадения я не верю! Савелий Кузьмич Говорков! Именно так когда-то представил мне его генерал ФСБ Богомолов! А после этого он столько подвигов сотворил, что о нем целые легенды складывались! – продолжал размышлять генерал. – Савелий Кузьмич, а этот – Сергей Кузьмич! Лицо, правда, другое, но это вполне можно сделать сейчас при помощи пластики. Глаза можно линзами изменить, а вот голос… Голос никак не изменишь: голос, как отпечатки пальцев, – у каждого человека индивидуальный! Впрочем, как и рост. Но что он делает в детском саду? Неужели и в детском саду мафия?»

От этого нелепого предположения генерал весело рассмеялся.

– Ты что, дедушка, анекдот вспомнил? – удивленно взглянул на него внук. – Расскажи!

– Нет, Егорушка, этот анекдот тебе еще рано слушать. Вот подрастешь, тогда и расскажу!

– Не забудешь?

– Никогда! – на полном серьезе ответил Ос-тап Никитович и снова углубился в размышления:

«Если это Савелий Говорков по прозвищу Бешеный, то он-то и смог бы помочь в раскрытии истории о шестнадцати миллионах, – думал Сковаленко. – Но если это Бешеный, то что он делает в детском садике?.. В конце концов, какое мне дело до этого? Здесь, по всей видимости, работает ФСБ, – покачал головой генерал и тут же спохватился: – Но с другой стороны, в этом детском садике находится мой внук, а потому я должен знать не подвергаются ли дети какой-нибудь опасности…»

Выходные генерал провел неспокойно, с большим трудом дождавшись понедельника. И, выбрав время, он, едва ли не впервые, среди рабочего дня отправился в детский садик. На этот раз вместо мужчины, похожего на Бешеного, во дворе с детьми группы его внука гуляла молодая воспитательница. Увидев подъехавшего деда, Егорушка бросился к нему с криком:

– Ура, дедушка приехал!

– Привет, внучок, – генерал обнял его, потом сказал: – Погоди, я по делу, – повернулся к девушке: – А где молодой воспитатель, который был с ребятишками в пятницу? – несколько обескураженно спросил он.

– Сергей Кузьмич работает завтра: сегодня у него выходной, – ответила девушка, как-то странно взглянув на генерала. – Что-то случилось? – спросила она.

– Нет-нет, все в порядке, – поспешно ответил он. – Я могу поговорить с заведующей?

– С утра она была на месте, а сейчас не знаю: возможно, пока я гуляю с детьми, ушла. Если вы сможете приглядеть за детьми, то я смогу проверить: здесь ли Маргарита Львовна? – она взглянула на генерала и смущенно добавила: – Ну, чтобы вам не ходить понапрасну…

Сковаленко повернулся к детям: пятнадцать пар глаз с интересом уставились на него, ожидая ответа.

– В войну играть будем? – с улыбкой спросил генерал.

– Будем! – радостным хором отозвались не только мальчишки, но и девчонки.

– Тогда без проблем: пригляжу! – повернулся Сковаленко к воспитательнице, потом снова к детям: – Девочки в одну шеренгу, мальчики – в другую, становись! – скомандовал он.

Когда воспитательница вернулась, дети были рассредоточены в разных местах детской площадки и вовсю «стреляли» друг в друга, рассыпая «очереди» детскими дискантами: «та-та-та», «пух-пух-пух», и им вторило уханье «разрывов гранат» – «бух-бух-бух».

Воспитательница с укоризненной улыбкой покачала головой, но ничего не сказала; чуть понаблюдав и дождавшись, когда генерал заметил ее, она проговорила:

– Кабинет Маргариты Львовны на втором этаже: она вас ждет! – и, не удержавшись, добавила: – Как мне кажется, с большим нетерпением!

– Спасибо! Ну что, дети, все знают, что делать?

– Так точно, товарищ генерал! – за всех по-взрослому ответил его внук.

– Благодарю за службу, бойцы! – громко проговорил дедушка.

– Служим родине, товарищ генерал! – чуть вразнобой выкрикнули дети, и «пулеметные» очереди вновь заполнили детскую площадку…

– Разрешите, Маргарита Львовна? – постучавшись, генерал приоткрыл дверь кабинета заведующей.

– Да-да, входите, Остап Никитович! – моложавая брюнетка вышла из-за стола и подошла к нему, протягивая руку.

Генерал пожал ее обеими руками и присел на стул, указанный хозяйкой кабинета.

– Чай, кофе? – радушно предложила та.

– Нет, спасибо.

– Вы о Егоре хотите поговорить?

– Не совсем, – уклончиво ответил Сковаленко.

– Слушаю вас, – заведующая несколько напряглась, ожидая какой-нибудь неприятности.

– Мне хотелось бы поговорить о вашем новом сотруднике: как-то странно видеть на должности воспитателя таких малышей крепкого молодого мужчину, – проговорил генерал.

– Вы знаете, – заведующая перевела дух и снова взбодрилась, – я тоже была удивлена, когда пару месяцев назад Сергей Кузьмич пришел устраиваться на работу, а теперь просто не могу нарадоваться: просто чудо какое-то!

– В каком смысле? – не понял генерал.

– Сами посудите: у детей повысился аппетит, никто из них, за время работы Сергея Кузьмича, ни разу не болел, в коллективе нет не только ссор, даже конфликтов… Все недоразумения разрешаются при помощи разговоров или, как сами дети говорят, «третейского суда», – заметив вопросительный взгляд собеседника, пояснила: – У них выбраны трое детей, среди которых, кстати, старшим избран ваш внук, вот они и разрешают спорные вопросы, в которых дети не могут найти согласия.

– Очень интересно! – заметил генерал. – Просто находка для вас.

– Недаром же он пишет диссертацию на тему детской нервозности в коллективе.

– Вот как! – генерал с трудом скрыл улыбку.

– Но вот беда, – заведующая тяжело вздохнула, – Сергей Кузьмич подал заявление об увольнении.

– Указал причину?

– Стандартная: «по собственному желанию», – она с сожалением покачала головой. – Такого воспитателя мне больше никогда не найти!

– Но завтра он еще работает? – генерал с надеждой уставился на собеседницу.

– Еще три дня, – она вновь вздохнула. – Может, вы уговорите его задержаться, хотя бы на месяц? – заведующая с надеждой уставилась на генерала.

– Попробую, – пообещал генерал…

***

А в это время тот, о котором и шел разговор генерала с заведующей детским садиком, – Савелий Кузьмич Говорков, а это действительно был он, – шел по солнечной Москве и наслаждался своим внутренним покоем. Три месяца назад, после того как он наконец-то закончил дело об иконе Софийской Божьей Матери, он вернулся в Москву, чтобы привести себя в норму. Дело в том, что постоянные столкновения с людьми с отрицательной кармой, несущими отрицательную, черную, энергетику, привели к тому, что душевных и физических сил было затрачено столько, что гораздо точнее сказать: они были исчерпаны едва ли не полностью.

А заметил Савелий это в момент, о котором ему даже вспоминать стыдно…

Однажды, возвращаясь поздним вечером от своего друга и ученика Константина Рокотова по небольшому парку, он услышал женский сдавленный крик, взывающий о помощи, который тут же оборвался, словно женщине зажали рот.

Кто-то нуждался в помощи – в его помощи!

7
{"b":"7241","o":1}