ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Преступное венчание
Супруги по соседству
Альдов выбор
Будни анестезиолога
Око за око
Прочь от одиночества
Дерево растёт в Бруклине
Сама себе психолог

Выслушав трогательную историю о том, как Лому приходится крутиться, «чтобы заработать на лекарства для любимой женщины», Эльсан настолько расчувствовался, что вручил приятелю пять тысяч долларов. Неизвестно, правда, поступил бы так Муха, узнай он о том, что на самом деле произошло с «любимой женщиной» его старого друга. А правда заключалась в следующем: не получив однажды у жены денег на очередную бутылку водки, Лом так саданул ее ногой в живот, что женщина перелетела через скамейку и ударилась спиной о край бельевого шкафа, сломала пару позвонков и в результате обезножела. Ему, конечно же, грозило заключение, но адвокату удалось уговорить жену придержать свое заявление. В обмен она получила договор, по которому Лом обязался заботиться о ней и не оставлять больше чем на сутки без присмотра. В случае нарушения условий договора он бы вновь отправился в тюрьму, куда, понятное дело, ему совсем не хотелось.

Поблагодарив друга за щедрость, Лом сказал, что Эльсан может на него положиться, и даже предложил, «если будет такая нужда», помощь в реализации различных товаров. Они понимали друг друга с полуслова, им не нужно было уточнять, откуда могут появиться у командира боевого отряда «различные товары». В ту же ночь Эльсан оставил приятелю для реализации несколько автоматов, два пулемета и ящик патронов — часть добычи после рейда по дагестанским селениям. С этого начался новый виток дружбы старых приятелей.

Мало того, что Эльсан был невысок — лицом он тоже не вышел. Как тут добьешься расположения привлекательной девушки? А запросы у Мухи были не маленькие. Но всякий раз, стоило ему приблизиться к понравившейся девице, та в лучшем случае с некоторым недоумением отходила в сторону, а в худшем — просто поднимала его на смех. Однако он вновь и вновь делал очередную попытку, не в силах смириться с тем, что может быть чем-то хуже других.

Но с каждой неудачей обиды и злоба накапливались и накапливались, чтобы когда-нибудь прорваться, как нарыв. Наверное, потому и появляются маньяки-насильники. Обидела такого когда-то какая-нибудь девица, и он затаил злобу на весь женский пол.

Первое знакомство Мухи с сексом произошло на «малолетке». Именно тогда он возненавидел всех русских. Хотя, если разобраться, сам был во всем виноват.

Это на воле можно покачать права и показать характер, на зоне же, если за тобой нет силы, засунь свой характер в задницу и не высовывайся, тем более на «малолетке», где понятия о чести сильно извращены, а жалость считается слабостью. Как бы там ни было, но после пары попыток Мухи показать зубы, одному из малолетних «авторитетов» по кличке Веселый надоели его рыканья. Он не стал долго думать, как наказать строптивого новичка; трое его приближенных затащили Эльсана в умывальную комнату, раздели, и, после того, как его худой зад посетила плоть Веселого, Муху обработали и остальные парни, а потом еще сунули ему в задний проход черенок от метлы.

Несколько дней Эльсан провалялся в тюремной больничке, пока не прекратилось кровотечение из прямой кишки, а когда и там один из санитаров попытался сделать ему «кожаный укол», Муха изловчился, схватил со стола скальпель и вогнал ему под ребра, и на сей раз уже санитару пришлось останавливать себе кровь. После этого инцидента к Мухе больше никто не приставал, хотя ему пришлось занять место среди опущенных со всеми вытекающими отсюда последствиями: он не имел права на «общак» и спать должен был в определенном месте.

Выйдя на свободу, Мушмакаев, конечно же, скрыл эту историю. А вот когда он сколотил банду и объявил себя командиром, то во время первого же налета самолично пристрелил двух русских парней. Затем, увидев симпатичную девчонку лет четырнадцати, принялся прямо на глазах у ее связанной матери всячески издеваться над бедной девушкой — изнасиловал, потом сунул ей внутрь электрическую лампочку и раздавил хрупкое стекло. Девушка страшно закричала, и тогда он, вставив ей в задний проход дуло пистолета, нажал на спусковой крючок.

Так он начал мстить за свои прежние унижения. Прежде чем убить русского парня, он либо насиловал его, либо засовывал ему в задний проход какой-нибудь предмет — потолще и подлиннее.

Вскоре численность его отряда перевалила за сотню человек. При таком количестве народу гораздо труднее стало прятаться от возмездия, и потому Муха держал для охраны собственной персоны мобильную группу, состоявшую из десяти «бригадиров». Под началом каждого бригадира находилось от десяти до пятнадцати человек, которые жили по своим домам и являлись по первому же его требованию. Любое неподчинение сурово каралось в зависимости от проступка — от наказания розгами до смертной казни. Поэтому дисциплина в отряде, несмотря на пьянство и наркотики, как ни странно, была строгой.

С каждой «победой», за которой стояла смерть невинных людей, Мушмакаев все больше распалялся, а безнаказанность его росла. Ему уже было мало просто удовлетворения, ему хотелось, чтобы о нем заговорили по всей России и за ее пределами, чтобы его имя наводило на людей ужас. Если раньше он старался скрывать свое участие в преступлениях, то теперь, наоборот, не только афишировал свои «художества», прикрываясь политическими лозунгами, но и брал на себя ответственность за любые теракты в разных городах России. Он охотно соглашался на интервью с журналистами и во всеуслышание заявлял, что «потопит Россию в крови».

III. Претенденты

После встречи с Богомоловым Савелий и Воронов отправились на спортивно-оздоровительную базу ФСБ, чтобы Говорков смог познакомиться с отобранными Андреем кандидатами для операции «Горный воздух». База находилась в Серебряном Бору. Чистый воздух, рядом река, до Москвы рукой подать. Да, расположена база очень удачно: вероятно, тот, кто в свое время задумал строительство, учитывал специфику работы ее будущих обитателей. База расположилась на отшибе, и самый ближайший сосед, пансионат Академии сельскохозяйственных наук, находился более чем в километре от нее. К въезду на территорию базы вела неприметная дорога. Даже если кто-то случайно наткнулся бы на бетонный забор, то решил бы, что оказался возле опытного участка, где сельскохозяйственные ученые мужи выращивают какие-нибудь новые гибриды.

Все это Воронов красочно описал Савелию по дороге. Когда они подъехали наконец к неказистым железным воротам, Савелий удивленно спросил:

— Разве здесь нет никакой охраны?

— Как это нет? — улыбнулся Воронов и пару раз бибикнул.

Сразу же открылась совершенно незаметная для глаза железная дверь, и показался древний старик.

— Чего надоть? — часто покашливая, спросил он скрипучим голосом.

— Это я, Гордеич. — Воронов высунулся из окна машины. Тут же заработал электропривод, и ворота открылись.

Они въехали внутрь, и ворота вновь закрылись. Савелий собирался о чем-то спросить Воронова, но увидев сторожа, едва не присвистнул от изумления: чахоточный старик мгновенно выпрямился, снял взлохмаченный седой парик и мгновенно преобразился в молодого, примерно одних лет с Савелием, черноволосого мужчину с короткой стрижкой.

— Ну как? — усмехнулся Воронов, довольный произведенным эффектом.

— Впечатляет, — признался Савелий. — У меня как-то из головы вылетели твои слова, что на территории базы якобы идет ремонт и, кроме нашей компании, здесь никого нет.

— Вот именно, — с улыбкой кивнул Воронов.

— А твой Гордеич — настоящий артист.

— Гордеич — это так, кличка для посторонних ушей. Знакомьтесь! Старший лейтенант Трегубенков, капитан Мануйлов, — представил их друг другу Воронов.

— Обойдемся без званий, товарищ майор, — поморщился Говорков и крепко пожал парню руку. — Сергей.

— А я просто Владимир, — отозвался тот и улыбнулся, обнажив ровные белоснежные зубы. — Можно доложить? — обратился он к Андрею.

Савелий заметил, что Трегубенков говорит с легким кавказским акцентом.

— Докладывай, — кивнул Воронов.

— Двое ночных отдыхают, один готовит обед, шестеро в подземном тире занимаются огневой подготовкой, — по-военному четко доложил Владимир.

10
{"b":"7242","o":1}