ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ловушка для тигра
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан
Стратегия жизни
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Любовь рождается зимой
Черные крылья
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины

— Приедем — увидишь.

— Ладно, придется, значит, «сухомяткой» обойтись, — вздохнул первый, но, похоже, не удержался и облапал одну из девушек, потому что та закричала и быстро начала причитать на своем языке.

Людмила отлично знала Велихова, даже както брала у него интервью. Каким образом он оказался гостем Мушмакаева? Что их может связывать? Банкир казался таким интеллигентным, вежливым… Неужели это всего лишь маска? Людмила вспомнила, что фамилию Велихова упоминали в прессе в связи с фальшивыми авизо. Выходит, у банкира с Чечней давние отношения. И эта встреча с Мушмакаевым не случайна. Неужели Велихов финансирует Мушмакаева? Сперва эта мысль показалась журналистке дикой, но, чем больше она размышляла, тем больше вспоминала факты, подтверждающие ее догадку.

А Мушмакаев был в отличном настроении по двум причинам: во-первых, прибыл гонец от Лома, привез несколько небольших заказов на поставку оружия и рассказал, что на днях к Вахе должен приехать весьма состоятельный покупатель. Подробностей гонец не знал, но заверения Лома в надежности покупателя обнадеживали Эльсана, хотя немного и настораживали. Мушмакаев приказал гонцу передать Лому, чтобы тот проверил покупателя «кровью», а потом сразу же прислал подтверждение. Мушмакаев не доверял телефону и потребовал, чтобы для подтверждения Лом прибыл лично или отправил своего человека.

Второе событие было еще более приятным. После довольно длительного перерыва Мушмакаева посетил один из тех, кто финансировал действия его отряда. С банкиром Велиховым Эльсан познакомился еще в то время, когда Дудаев был президентом. Собственно, он и познакомил их на одном из приемов. Велихов сразу вызвал симпатию у Мушмакаева, и не только потому, что тоже был невысокого роста, но и потому, что Эльсан заметил в нем те уверенность и силу, которых недоставало ему самому. Симпатия была обоюдной, и это стало особенно заметно после того, как Велихов поддержал затею Мушмакаева с мобильным отрядом, который будет действовать не только в Чечне, но и на всей территории бывшего Союза. Затея понравилась банкиру настолько, что он сразу же отстегнул пятьдесят тысяч долларов на создание такого отряда и впоследствии субсидировал «Горных волков». Встречались банкир и Мушмакаев редко, поскольку Велихов не желал «светиться», но через доверенных людей всегда передавал пламенный привет «самому талантливому командиру в Чечне». Существовала даже договоренность: при любых контактах с прессой поливать друг друга грязью. Несмотря на обоюдную симпатию, Велихов называл Мушмакаева по имени, а Эльсан банкира — по имени-отчеству: Аркадий Романович.

И вдруг Велихов сам настоял на встрече! Мушмакаев сразу понял, что тому что-то нужно от отряда. И не ошибся. Поездка была столь засекреченной, что даже самые доверенные сотрудники банкира думали, что их начальник улетел отдохнуть в теплые края со своей пассией. Приехав к Мушмакаеву, банкир сразу хотел приступить к делу, но Эльсан не дал ему рта раскрыть.

— Аркадий Романович, таким гостям мы всегда рады! Меня только немного пугает внезапность вашего появления. Неужели мы что-то сделали не так, и вы решили лично перемыть нам кости? — Мушмакаев говорил заискивающе и очень осторожно, чтобы прощупать настроение важного гостя.

— Оставь свои восточные церемонии, Эльсан, — устало отмахнулся Велихов. — Если бы ты где-нибудь напортачил, я бы не сам приехал, а прислал своих ребят. Шучу, — с усмешкой добавил он, заметив, как изменилось лицо Мушмакаева. — Мне нравится, как ты обделываешь НАШИ дела, и я даже смотрю сквозь пальцы на твои шалости на тех территориях, которые мы решили не трогать.

— Но, Аркадий Романович… — попытался возразить Мушмакаев, однако Велихов перебил его:

— Не надо, Эльсан, оправдываться. Мне все известно. Сколько бы ты ни хитрил, сколько бы ни пытался избавляться от свидетелей, тебе не удастся меня обмануть. Я же сказал: закрываю глаза. И мне нравится, что ты изменил тактику и подчищаешь за собой следы. Так впредь и действуй!

— От вас, Аркадий Романович, ничего не скроешь, — льстиво сказал Мушмакаев. — Но поверьте, что обманывать вас у меня и в мыслях не было. Какая собака укусит руку, которая кидает ей мясо?

— А вдруг ты решил, что мяса мало? — с усмешкой спросил банкир.

— Собака ищет себе пропитание, если хозяин забывает ее покормить,

— осторожно заметил Мушмакаев.

— Именно так я и расцениваю твои действия. — Гость рассмеялся.

— Может, оставим пока дела? Поужинаем, с девочками побалуемся? — предложил Эльсан, вспомнив, как щедро Велихов платит за гостеприимство.

— Не отказался бы — я эти шалости люблю, но времени нет. Через пять часов у меня встреча в Тбилиси. Так что в другой раз.

— Желание гостя — закон для хозяина. Чем мы можем быть полезны? — Мушмакаев сразу посерьезнел.

— Ты, конечно, слышал, что Москва готовится к юбилею? — глядя прямо в глаза Мушмакаеву, спросил Велихов.

— Как же можно было не услышать про такой большой праздник? — усмехнулся тот.

— Было бы неплохо, чтобы твои ребята серьезно подготовились к нему и приняли в нем самое деятельное участие. — Взгляд банкира стал таким тяжелым, что Мушмакаев даже поежился.

— Ограничения будут?

— В каком смысле?

— Может, попугать только? Без крови?

— Никаких ограничений! — Велихов грохнул по столу кулаком.

«Да, видно, здорово приперли тебя к стенке! Так приперли, что ты готов родной город взорвать к чертовой матери», — промелькнуло в голове у Мушмакаева: он знал, что у Велихова давняя вражда со столичными властями.

— Кажется, праздник будет в сентябре?

— В сентябре. Время есть.

— Время-то есть… — Мушмакаев выразительно замолчал.

— Ты, как всегда, про деньги? — усмехнулся банкир. — Деньги уже здесь. — Ногой он подтолкнул в сторону Мушмакаева «дипломат». — Сто тысяч баксов. Это аванс, на подготовку. Если все получится, исполнители обижены не будут. Ты лично за каждый взрыв получишь по двадцать пять штук, — добавил банкир и заметил, как жадно загорелись глаза у Мушмакаева.

— Есть какие-нибудь пожелания, или мы можем действовать по своему усмотрению? — спросил Эльсан, любовно поглаживая бока «дипломата».

— Издеваешься, что ли? Конечно, мне нужны взрывы только там, где нужны, а не там, где твои «специалисты» захотят по-легкому срубить «бабки». Основные объекты следующие… — Волохов достал карту и развернул ее. — Здание мэрии, Университет на Воробьевых горах, ГУМ и одно из сооружений на Манежной площади. Самым идеальным вариантом было бы, во-первых, одновременность действий, во-вторых, в самый разгар гуляний. За каждое дополнение гонорар умножается на два. Берешься? Или мне подыскать других исполнителей?

— О чем разговор? Мои ребята сделают все по высшему разряду! — воскликнул Мушмакаев. Мимо его ушей не прошло, что банкир намекнул на возможность участия в операции каких-то других людей. Да нет у него никого! Просто хочет сбить цену. Мушмакаев вновь льстиво улыбнулся. — Может, задержитесь все-таки на часок? — спросил он. — Там такие девочки… — Он прищелкнул языком.

— Ты же меня знаешь: если бы мог, сам бы попросил, — заверил Велихов. — Значит, договорились, Эльсан?

— Стопроцентно.

— Тогда прощай.

Они крепко пожали друг другу руки, и Велихов ушел.

Вскоре появился Удди.

— Командир, мы привезли «подарок».

— Давай сюда!

— Есть! — Парень вышел, и через минуту в комнату ввели трех молодых женщин с завязанными глазами.

— Сними повязки, — приказал Мушмакаев.

Парень подчинился, и женщины, отвыкшие от света, испуганно заморгали.

Людмила сразу узнала Мушмакаева.

— Я могу задать вопрос? — смело начала она.

— Задать можешь, а вот отвечу ли я… — Мушмакаев усмехнулся.

У Людмилы мелькнула мысль попробовать покачать права: «на каком основании», «я журналистка» и тому подобное, но, подумав, она решила, что это только озлобит его.

— Вы Мушмакаев, не так ли? — спросила она.

— Да, и что?

— Я давно хотела сделать интервью с вами. — Людмила постаралась улыбнуться как можно обаятельней. — Я тележурналистка.

54
{"b":"7242","o":1}