ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чернявский Дмитрий

Волчья охота

Чернявский Дмитрий

Волчья охота

Чукча не читатель - чукча писатель!

(Авторская самокритика.)

Какие ассоциации вызывает у обычного человека слово: ОХОТА?... Ответом на этот вопрос чаще всего услышите следующее: расстрел мирных или не очень мирных (всё зависит от темперамента ответчика) зверушек и обильное потребление алкогольной продукции. К сожалению, у большинства на этом фантазия иссякает. Но это у обычного... Я предлагаю вам узнать, как охотятся БАРХАННЫЕ ВОЛКИ.

Безусловно, всякая охота начинается с подготовки оружия и заготовки провианта. Приобретение съестного не представляет собой ничего интересного (особо несведущие могут осведомиться по данному вопросу у своих родителей, бабушек, дедушек, родственников, в конце концов, зайдите к соседям уж они то наверняка хоть раз были в магазине или на рынке... А вы вообще едите???). Зато, процесс заготовки боеприпасов проходил достаточно увлекательно.

Данное мероприятие совпало сразу с двумя днями рождения. Это вам смешно, а если бы Николай Геннадьевич знал, какими патронами он стреляет, помимо утиных жертв были бы человеческие. (Кстати знакомьтесь: Николай Геннадьевич Лебедев главный охотник и по совместительству зам. декана физического факультета ВолГУ.)

Сбор вещей прошел оперативно. Члены отряда учли опыт предыдущего *анекдота* (а именно так с давних пор называет походы на озеро Виктор Васильевич. Представляю вам командира отряда: Виктор Васильевич Мусцевой легендарный командир Барханных волков, по совместительству без пяти минут доктор наук). Группа, в составе пяти человек, собралась на автовокзале в назначенное время и что удивительно без жертв.

Высадка в Песковатке ознаменовалась дружной перетасовкой вещей по рюкзакам и просьбами Николая Геннадьевича срочно переработать пищевой продукт под названием груша с целью облегчения его сумки. Однако благие намерения не были поддержаны и ему пришлось тащить их добрых метров двести, пока мольбам не вняла Ольга. Не то сработала жадность, не то женское очарование, но как только она смачно вгрызлась в грушу, мужики дружно сказали А-М-М и сумка убавила в весе. (Ольга - женское отделение отряда. Кандидат в Барханные волки, миниатюрная, очаровательная, мужественная и умная девушка по совместительству студентка физ.фака.).

Похрумкивая грушами, отряд бодро дотопал до урочища Синие талы, и перескочив его одним махом, вышел к барханам. По обычаю на первом высоком бархане Волки устроили привал с короткой рекогносцировкой местности и определением столь ненавистного Лёне азимута. (Лёня - замыкающий отряда, надежная опора командира, человек постоянно находящийся в движении и по совместительству студент физ.фака.). Конец пятнадцатиминутного привала ознаменовал начало первой части боевых действий - переход через барханы.

Великий барханный путь.

Солнце плавно перетекало к закату. Впереди в легкой дымке зеленела пойма придонских озер. Позади, метрах в пятидесяти, урочище Синие талы. Слева и справа, насколько хватает взгляда, раскинулись величественные барханы. Тихонько звенят комары, отряд, намазавшись антизверином, следуя примеру командира, мужественно презирает назойливых зверюг. В воздухе легкий аромат степных растений. Белой завистью завидую Ольге (как командир завидовал нам, в наш первый переход). Она здесь впервые, новизна ощущений поможет ей легче перенести переход. Звучит команда GO! (эта команда звучит после каждого привала и означает начало движения). В песках темнеет очень быстро, необходимо пройти максимальное расстояние пока нормально видно. Как только стемнеет, впереди идущий будет с трудом различим в десятке шагов. Ночь будет безлунной, хорошо, хоть небо чистое, звезды дадут слабый, но свет. О звездах разговор отдельный, в пустыне это явление уникальное. А пока взваливаем рюкзаки на плечи и выстраиваемся в цепочку согласно командирской команде. Места в цепочке четко распределены еще в Песковатке: первым идет Виктор Васильевич (он командир и к тому же в сапогах - змеи, они ползают, однако); второй - Николай Геннадьевич (он тоже в сапогах, но не командир); третья Ольга (в целях безопасности помещена в центр группы); следом топаю я; Лёнчик шагает замыкающим.

По сравнению с предыдущим переходом, идем достаточно резво. До темноты успели сделать значительную часть пути. Стемнело как обычно неожиданно. Где-то впереди замелькали вспышки командирского фонарика. Что находится под ногами, известно только тому, что находится под ногами, ну иногда спотыкающимся. Во время одного из привалов, Виктор Васильевич показывает окружающим куст саксаула, одиноко торчащий на вершине бархана. Не поверивший Лёня пытается мужественно отломать хотя бы одну из веток. Спустя некоторый промежуток времени обречено соглашается, что перед ним саксаул. GO! Рюкзак в очередной раз с противным холодком прилипает к мокрой спине. Предо мной мелькает спина Ольги, девушка достойна уважения, ни в чем не уступает другим участникам перехода. Позади упорно пыхтит Лёня.

Сегодня нам везет. Впереди слышу радостный возглас командира - обнаружена дорога, которую не нашли в прошлый раз. Сзади угрюмое бормотание Ленчика насчет того, что в прошлый раз командир издевался. Не огорчайся, Лёня, романтика этого стоила. По колее двигаться гораздо проще, не приходиться преодолевать осыпающиеся подъёмы и песок поплотнее. Пройдя около полутора километра по дороге, с огорчением замечаем, что она начинает заворачивать совсем не в ту сторону, в которую нам надо. Смотрим на компас. Ленчик шипит, что если он услышит слово азимут, то он кого-нибудь убьёт. Во избежание жертв, командир показывает направление рукой. Бредем по гряде барханов. Мрачно считаю, сколько раз упал Николай Геннадьевич. Ленчик злорадно сообщает: "На метр левее нас барханы тянутся гораздо ровнее". И почему у этого парня с героической душой время от времени пропадает чувство романтики?

Однако сегодня определенно наш день. Наша стая, без каких либо потерь, выходит на Ночёвку с Соболем. Объявляется крупный привал. Этот бархан является господствующей высотой. Для Волков он символичен. При каждом переходе на нем делается привал. Когда-то на его вершине разжигался костер, служивший сигнальным огнем для Виктора Васильевича.

Скидываю рюкзак и блаженно плюхаюсь на еще теплый песок. Закуриваю. Откидываюсь на рюкзак. Мокрый, зараза! Но тут же об этом забываю. Перед глазами предстаёт небо. Облаков нет, небо заполняет все! Не пытайтесь выглянуть в окошко, такого неба в городе не бывает. Это зрелище стоит того, что бы тащиться несколько километров через пески. Лежа на вершине бархана, кажется, что ты взлетел и паришь среди неисчислимого количества звезд. Такое ощущение, как будто протянув руку, ты достанешь Млечный путь. Его спиральный рукав пронизывает всю нашу галактику, а заодно и душу смотрящего на него человека. Разнообразие звезд потрясает. Каждая сияет своей неповторимой чистотой, и между тем, переплетаясь, сливаясь и перемигиваясь, они образуют фантастические фигуры. Это небо не возможно описать его нужно видеть! Команда GO вырывает из небесного плена. Нужно двигаться дальше. Дальше будет полегче, метров через двести желтые пески кончаться. Дальше пойдут серые, песок на них плотнее, барханы поменьше, а впереди ждет чай. GO..........

Командиру можно выдать медаль (хотя Ленчик предлагает расстрелять). Ткнув пальцем в сторону затона Буруны, он впоследствии наступил на кострище, оставшееся от предыдущего анекдота. В тот раз мы шли мучительно неправильной дорогой.

Слова "ЧАЙ" и "ПИЩА" звучат для Барханного Волка, по меньшей мере благоговейно!" Неожиданно появляется подъём сил. Дрова собираются мгновенно. Обладатели сапог незаметно вылавливают из чайника прокравшихся туда амеб, лямблий и бурцифалий. Радостно разгорается костер. Звучит традиционная фраза: "Мужики! Обложите чайник!". Чайник обкладывается углями и горящими деревяшками, а не тем чем вы подумали, и вскоре над привалом разносится блаженный вздох: "Чай!!!".

1
{"b":"72423","o":1}