ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выбежав из отеля, Савелий бросился в направлении, указанном девушкой. Путь проходил мимо жилища старика Киламбе, и Савелий, боясь потратить лишнее время на поиски Тима Рота и его приспешников, решил забежать к нему домой: вдруг тот уже вернулся? К счастью, Киламбе оказался дома. Увидев Савелия, он удивленно воскликнул:

— Надо же, старый Киламбе только что хотел послать за тобой своего внучонка, чтобы пригласить тебя, сынок, «на рыбалку»! Теперь пора!

— Я готов, но нам нужно поспешить! — серьезно проговорил Савелий.

— Что-то случилось? — Лицо старика еще больше потемнело, и Савелий быстро рассказал ему о трагическом происшествии с Окоталь.

— Она выживет? — дрожащим голосом спросил старый Киламбе: видно было, что он очень любит эту девушку.

— Да, с ней все будет хорошо: я вызвал «скорую помощь»! Я беспокоюсь за вашего приятеля: уверен, что Алимана Костоса, как только он покажет им месторасположение лаборатории, они тут же отправят на тот свет! — задумчиво проговорил Савелий.

— А вот это вряд ли, — загадочно улыбнулся хозяин дома, — старый Киламбе не так глуп, как может показаться с первого взгляда. Он сразу понял, что эти алчные люди, ничего не добившись от старого Киламбе, обязательно отыщут старого Костоса, с которым Киламбе не только вместе работал на русских ученых, но и дружит с детских лет…

— Теперь понятно, почему вы попросили меня не торопиться: хотели успеть предупредить своего приятеля? — догадливо переспросил Савелий.

— Ты, сынок, очень умный… почти, как сам старый Киламбе! — с серьезной миной проговорил Киламбе. — Старый Киламбе действительно успел предупредить своего друга, перед тем как он поведет их на место… — Он нахмурился. — Однако ты, сынок, принес очень опасное известие: эти люди, под которыми земля горит после расправы с внучкой Костоса, могут оказаться очень нетерпеливыми… — он со вздохом покачал головой.

— Вашему другу отведена роль Ивана Сусанина? — насторожился Савелий.

— Старому Киламбе неизвестно, кто такая Ивана Сусанина. — Костос должен поводить этих людей за нос, пока старый Киламбе не приготовит им ловушку. — Старик гордо выставил грудь вперед.

— Вы знаете, где сейчас они могут находиться?

— Конечно, старый Киламбе очень хорошо знает!

— Мы можем добраться до них самым коротким путем?

— Очень даже можем, старый Киламбе…

— В таком случае не будем терять времени! — перебил его Савелий, и они устремились к цели.

Несмотря на груз прожитых лет, Киламбе шел настолько быстро, что Савелий с трудом поспевал за ним. По пути старик успевал еще и комментировать окрестные места:

— Видишь, сынок, вон ту большую пальму? — Он указал на высоченное дерево с почти гладким стволом.

— И что?

— Когда старый Киламбе был намного моложе тебя, сынок, он привел к ней свою любимую девушку, признался ей в своих чувствах, а потом хотел поцеловать…

— А она?

— А девушка сказала, если Киламбе прямо сейчас залезет на пальму и сорвет кокос, то она сама его поцелует. — Старик как-то виновато поморщился.

— И что, обманула, или ты не смог забраться на дерево?

От такого предположения старик даже остановился, как вкопанный, и гордо заявил:

— Киламбе лучше всех на острове лазает по деревьям, даже сейчас!

— Хорошо, хорошо! — согласился Савелий. — Пошли дальше, — но через минуту спросил: — Так что же все-таки тогда случилось?

— А ничего не случилось: когда я сбросил кокос и спустился на землю, девушки уже не было…

— Тебе нужно было не кокос с пальмы срывать, а с девушки поцелуй, — улыбнулся Савелий, — наверное, потому девушка и обиделась, потому, наверное, и сбежала.

— Потом Киламбе тоже пришел к такому мнению и больше никогда не попадался на уловки женщины! — рассудительно заметил старик.

— Тише! — неожиданно прошептал Савелий, прижав палец к губам.

— Что? — шепотом спросил Киламбе.

— Они идут… — сначала Савелий услышал неясные голоса, но, когда он настроил свой слух, сразу четко разобрал раздраженный голос Тима Рота.

— Слушай, старый, ты долго будешь нам голову морочить? Мы же здесь уже проходили!

— Я знаю и специально пришел назад, потому что не в ту сторону повернул,

— быстро нашелся обладатель старческого голоса.

— Ну смотри, старый пень, — угрожающе произнес Тим Рот, — ты сам говорил, что до места пешком не более сорока минут, а мы бродим уже черт знает сколько! Если через пятнадцать минут мы не окажемся на месте, ты горько пожалеешь, что еще не сдох до сих пор! Ты понял?

— Как не понять… — испуганно ответил Костос.

По раздраженному голосу Тима Рота Савелий понял, что над старым проводником нависла смертельная опасность: нужно было срочно вмешиваться, чтобы спасти его.

— Послушай, Киламбе, ты сможешь дать знать своему приятелю, чтобы он сиганул от них, но так, чтобы они ничего не поняли?

— Для Киламбе нет ничего проще! — заверил старик. — Когда это нужно сделать?

— Минут через десять после того, когда мы с тобой расстанемся! Но ты в этот момент должен быть сбоку от них! Как только твой приятель будет с тобой, сразу уходите отсюда! Ты понял, Киламбе, сразу! — повторил Савелий.

— Но как же ты, сынок, справишься с тремя один? — с тревогой спросил он.

— Может быть, я смогу как-то помочь? Ты не смотри, что Киламбе старый, он еще может этим кулаком, — он хвастливо поднял свой внушительный кулак, — успокоить кого угодно!

— Верю, отец, но не нужно! — твердо возразил Савелий и успокаивающе заметил; — Не беспокойся за меня, отец, со мной все будет хорошо! А потом, когда все кончится, ты меня на рыбалку сводишь!

— Так вон же то место: бухта Провидения, — указал Киламбе рукой на возвышающуюся над деревьями скалу, — замурованный вход, если приглядеться как следует, можно его обнаружить.

— Спасибо, отец, но я имею в виду самую настоящую рыбалку! — улыбнулся Савелий.

— Настоящую? — Старик был явно разочарован, но тут же с чувством добавил:

— Желание гостя — закон для настоящего хозяина! — Но вдруг сам прижал палец к губам и восхищенно прошептал: — Ну и слух у тебя, сынок: старый Киламбе только сейчас услышал их голоса! Однако Киламбе пошел… — Он сделал шаг в сторону от тропинки и словно растворился в воздухе.

Савелий бесшумно поспешил вперед. Он осторожно подкрался к ним сзади, но нападать со спины было не в его правилах. Первым шел Костос — старый приятель Киламбе, за ним Тим Рот — Десятый член Великого Магистрата, чуть позади него двигался насильник Донатас и замыкающим шел убийца Лагош, теперь

— Дерек.

Савелий был уверен, что старый Киламбе голосом подаст сигнал своему приятелю, и не ошибся: прозвучал истошный гортанный крик, похожий на боевой клич индейцев, и старый проводник, узнав голос своего приятеля, неожиданно метнулся в сторону.

В тот же момент Савелий, оказавшийся прямо за спиной убийцы Лагоша-Дерека, тихо позвал его:

— Ты куда, земляк?

Это было столь неожиданно, что тот повернулся, чтобы взглянуть, кто к нему обращается, и лицом к лицу столкнулся с тем, кого должен был убить.

— Ты как здесь… — машинально начал он тоже шепотом.

Но Савелий и не думал ему отвечать: он обхватил его голову руками и резко крутанул ее. Хрустнули шейные позвонки, Дерек успел издать еле слышный хрип, мешком повалился на пышную траву и замер, уставившись остекленевшим взглядом в синее небо. И многие души его жертв нашли наконец свое успокоение. За мгновение до этого Тим Рот, заметив метнувшегося в сторону проводника, зло закричал:

— Ты куда, сволочь?

Его голос совпал с тревожным возгласом Донатаса, среагировавшего на предсмертный хрип своего приятеля:

— Что с тобой, Дерек? — Резко повернувшись, он, к удивлению, увидел перед собой не своего товарища, который неподвижно лежал на земле, а Савелия. — Так это ты, сучонок? — неожиданно по-русски прошипел он. — Я же сейчас порву тебя! — Он поднял руки и двинулся на противника.

— Хлопотно это! — тоже по-русски тихо проговорил Савелий, после чего со злостью выкрикнул: — Это тебе за Окоталь! — Он молниеносно выбросил правую руку вперед.

13
{"b":"7243","o":1}