ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

…Когда Савелий появился перед домом Розочки, он еще не успел позвонить у ворот, а она уже спешила ему навстречу и радостно бросилась на шею, словно они не виделись долгие месяцы.

— Почему ты не сообщил о своем приезде? — недовольно шептала Розочка ему на ухо. — Я тут вся извелась и совершенно замучила звонками Майкла. Он, конечно же, успокаивал меня, говорил, что все время поддерживает с тобой связь и что у тебя все хорошо, но я-то чувствовала, что он меня обманывает, ведь так?

— И так и не так, — виновато ответил Савелий, — постоянной связи у нас действительно не было, но если бы мне понадобилась помощь, то ему тут же сообщили бы, и помощь не заставила бы себя ждать, — решился соврать он.

— Не хитри, Савушка! — оборвала Розочка, строго глядя в его глаза. — Никарагуа не ближний свет, чтобы в любой момент могла прийти помощь…

— Но ты же видишь, я в полном порядке, даже царапины нигде нет, — сказал он и тут же пожалел об этом.

— Нет? Значит, могли быть не только царапины, но и что-то посерьезнее? — мгновенно подхватила она.

— Ну, что ты, Розочка, это говорится просто так, как бы для красного словца, — смутился вконец Савелий.

— Савушка, никогда не смей мне врать! Никогда не щади меня и мои нервы! Мне гораздо спокойнее перенести правду, любую, даже самую страшную, чем, не зная правды, придумывать всякие ужасы. — Она печально посмотрела на него, как бы ожидая ответа.

— Хорошо, милая, твердо обещаю: никаких недомолвок! — Савелий поднял перед ней правую руку и, как в американских фильмах клянутся актеры перед судьей, торжественно произнес: — Только правду и ничего, кроме правды! Клянусь! Во всяком случае, в тот момент, когда мы с тобой с глазу на глаз!

— Снова хитришь?

— Ни в коем случае! — возразил Савелий. — Иногда бывают ситуации, когда сообщить правду через посторонних людей или говорить ее по телефону означает подставить себя самого, а может быть, и ценных людей, — пояснил Савелий.

— Ладно, будем считать, что отговорился, — со вздохом согласилась Розочка, но глаза ее продолжали оставаться печальными и странно грустными. — Когда свадьбу будем справлять? Ты же обещал: после твоего возвращения.

— Я всегда выполняю свои обещания: ты же знаешь!

— Знаю, потому и спрашиваю: когда?

— Можно я отвечу после того, как переговорю с Майклом?

— Извини, ты прав: сначала нужно отчитаться о выполнении задания, — рассудительно согласилась она. — Хочешь, я отвезу тебя к генералу сама?

— Не стоит, милая: за мной уже послана машина. Родная, ничего не случилось такого, о чем бы я должен был знать?

— Надолго ты к нему? — не отвечая на его вопрос, спросила Розочка.

— Как получится… — сказал он и как бы про себя проговорил: — Такое впечатление, что ты, девочка моя, о чем-то недоговариваешь…

И вновь Розочка уклонилась от ответа, словно и не слыша вопроса:

— Ладно, будешь выезжать от него, позвони: хочу, чтобы мы с тобой где-нибудь посидели вдвоем.

— Замечательная мысль! — постарался улыбнуться Савелий, затем пристально посмотрел ей в глаза, которые Розочка не отвела в сторону, чмокнул ее в губы и добавил: — Картина — мой подарок тебе: сама реши, куда ее повесить! А клетку с драконом пока припрячь и не показывай Савушке: сам хочу ему вручить…

— С драконом? — удивилась Розочка.

— Нет, конечно, — улыбнулся он, — но очень похоже. Ладно, милая, пока! — Савелий еще раз чмокнул Розочку и быстро пошел к выходу.

— Думаешь, машина приехала? — спросила она.

— Не думаю, знаю!

— Шутишь! — Розочка бросилась к окну, из которого можно было увидеть останавливающийся у дома транспорт. — Надо же, действительно стоит машина Майкла! — удивилась она. — И как ты ее только услышал?

— Не услышал — почувствовал! — многозначительно проговорил Савелий, подняв кверху указательный палец, потом не выдержал и рассмеялся: — Господи, да я ее в окно увидел!

— Ух ты какой! — Она игриво погрозила ему пальчиком.

А Савелий помахал ей на прощанье рукой и через полчаса уже входил в просторный кабинет генерала Джеймса.

— Привет, дорогой Савелий! — обрадованно воскликнул тот, поднимаясь ему навстречу.

Они обнялись, похлопывая друг друга по спине и не скрывая радости от встречи.

— Ну, какие новости? — спросил Савелий, усаживаясь в кресло.

— Новости? — В глазах генерала промелькнула некая тревога. — Ты имеешь в виду Америку или Россию?

— Что-то случилось? — нахмурился Савелий, предчувствуя неприятные известия.

— Хоть не отпускай тебя никуда! — поморщился генерал. — Стоило тебе уехать, как в Москве прогремел взрыв в подземном переходе на Пушкинской!

— Много жертв?

— Тринадцать человек погибло и около ста в больницах, среди них много детей… — Генерал тяжко вздохнул.

— Что-то еще? — насторожился Савелий.

— К сожалению…

— Давай уж, добивай до кучи! — Он тяжело опустился в кресло.

— Российская атомная подлодка потерпела аварию во время учений…

— Кто-то спасся? — машинально спросил Савелий, уже зная ответ. — Господи! Да когда же в моей стране наведут порядок? — с горечью воскликнул он, ударив с досадой кулаком по столу и вскакивая с кресла, но тут же, виновато взглянув на хозяина кабинета, тихо проговорил: — Извини, Майкл, не сдержался!

— Ничего, я на твоем месте не так саданул бы, — вздохнул генерал и успокаивающе похлопал его по спине, — сто восемнадцать человек!..

— Неужели нельзя было никого спасти? Как это произошло?

— Темная история, — покачал головой Майкл, — чего только не плетут российские военные…

— А ты-то что думаешь… или знаешь?

— Если ты о самой аварии, то уверен, что это чья-то обычная безалаберность…

— АО спасении?

— На мой взгляд… — генерал сделал паузу, — если и возможно было кого-то спасти, то чисто теоретически: уверен, что более девяноста процентов экипажа погибли в первые же минуты…

— Диверсию исключаешь?

— С нашей стороны? На все сто! — уверенно заявил Майкл.

— Ас нашей?

— Да и с вашей тоже! — твердо ответил он.

— Что ж, давай помянем ушедших, — предложил Савелий, и генерал встал, открыл холодильник, достал из него бутылку виски, плеснул по стаканам. — Пусть земля… — начал Савелий, но Майкл перебил его:

— Пускай воды Баренцева моря будут им материнскими, — сказал он, и они выпили, не чокаясь.

Немного постояли молча, думая каждый о чем-то своем. Савелий думал сейчас о том, что только теперь понял, почему Розочка была так удручена.

Когда они сели, Джеймс спросил:

— Неужели в Никарагуа ничего об этом не было слышно?

— Наверняка было, но не на острове, — вздохнул Савелий, — там у них своя жизнь…

— Если хочешь, то мы можем перенести разговор на другой день, — предложил Майкл.

— Этим мертвым не поможешь, — с грустью заметил Савелий. — Все в порядке! Я готов доложить о проделанной работе! Тем более есть о чем!

— А я готов слушать! Не возражаешь, если я включу запись?

— Без проблем! — кивнул Савелий и, когда Майкл включил небольшой диктофон, начал рассказывать о своих никарагуанских похождениях.

Говорил он ровным голосом, стараясь не отвлекаться на посторонние дела. Генерал слушал внимательно и ни разу ни о чем не спросил. После того как Савелий подробно доложил Майклу Джеймсу о своих похождениях на острове Маис, генерал несколько минут молчал, пытаясь осмыслить услышанное. Савелий рассказал все с такими деталями, что никаких вопросов действительно не возникало.

— Конечно, тебя стоило бы пожурить за столь рискованное поведение на чужой территории, но… — Майкл с улыбкой вздохнул, — победителей не судят. И отдельное тебе спасибо от имени Интерпола за то, что ты выполнил за них работу.

Савелий вопросительно взглянул на Майкла.

— Дело в том, что все эти убийцы, сопровождавшие Тима Рота в Никарагуа, давно находились в розыске за свои преступления, и ты, отправив их к праотцам, существенно сэкономил деньги налогоплательщиков, — пояснил генерал. — Собственно говоря, и сам Тим Рот давно уже находится под пристальным вниманием спецслужб разных стран, но всякий раз ему удавалось ускользать, прикрываясь дипломатической неприкосновенностью. Я бы очень просил тебя составить подробный отчет о том, как и где нашли свой конец эти подонки. Дело в том, что за их ликвидацию назначено приличное вознаграждение…

17
{"b":"7243","o":1}