ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот здорово! Давно мечтал поработать с русскими над каким-нибудь делом.

— Ну вот и воплотились твои мечты! И постарайся не хлопать ушами, а набираться опыта у одного из самых лучших оперативников родины твоих предков.

— Спасибо тебе, папа, за доверие! — искренне поблагодарил Виктор. — Еще что-нибудь?

— Нет, это все.

— В таком случае я гоню на Бродвей! Посмотрю, что там стряслось с моим земляком.

— Тоже мне, нашел земляка! — хмыкнул Майкл и отключил связь.

— Это он обо мне, что ли? — ревниво спросил Богомолов.

— О Велихове.

— Ты чего это меня обозвал так?

— Как обозвал? — не понял Майкл.

— Одним из лучших оперативников России.

— А что, разве я не прав?

— Мне ни к чему излишняя реклама, — буркнул генерал.

— Не всегда скромность украшает человека, — философски возразил Майкл.

На тротуаре у «Линкольн-плаза» их встречал молодой статный парень.

— Твой? — показал в его сторону Богомолов.

— Ага, Виктор, — кивнул Майкл, ловко развернулся и затормозил у самых ног своего сына, который даже не шелохнулся, уверенный, что с ним ничего не случится. — А если бы машина была не в порядке! — крикнул сыну из открытого окна Майкл.

— Ничего не могло произойти, — возразил Виктор. — Ты слишком часто проверяешь все машины, на которых ездишь.

— Все равно нужно серьезнее относиться к своей жизни, — нравоучительно произнес Майкл, и оба генерала вышли из машины. — Знакомься, Виктор: генерал Богомолов, Константин Иванович.

— Капитан Джеймс! — вытянувшись по стойке «смирно», представился парень и добавил: — Виктор Джеймс, рад случаю работать под вашим началом, сэр.

— Бонд! Джеймс Бонд! — шутливо щелкнул каблуками Богомолов, протягивая ему руку. — Я тоже рад поработать с сыном моего давнего американского друга.

— Ладно, мне кажется, я уже могу вас оставить, — сказал Майкл. — Желаю удачи! До связи!

— Пока, приятель! — откликнулся Константин Иванович, и машина Майкла сорвалась с места. — Ну что, Виктор, пошли работать?

— Пошли…

Виктор предъявил служителю, сидевшему за перегородкой в вестибюле, свое удостоверение со значком сотрудника ФБР и сказал, что они направляются в квартиру, которую снимал покойный господин Велихов.

— Она на восемнадцатом этаже, — услужливо сообщил консьерж. — Мне позвонить и предупредить о вашем приходе?

— Не надо, не беспокойтесь, — сказал Виктор.

— Как пожелаете. Мы всегда готовы сотрудничать с ФБР.

Дверь им открыла домработница Велихова. Несмотря на то что прошло больше суток с момента смерти хозяина, глаза у нее все еще были на мокром месте, а губы нервно подрагивали.

— Если вы по поводу смерти господина Велихова, то… — сухо начала женщина по-английски, но ее перебил Богомолов:

— Простите, вы говорите по-русски?

— Да, я русская!

— Почему-то мне так и показалось. Мы в курсе смерти господина Велихова. Поскольку он является гражданином России, расследовать причины смерти господина Велихова Аркадия Романовича поручено мне, генералу Федеральной службы безопасности. Богомолов Константин Иванович. — Генерал раскрыл перед женщиной свое служебное удостоверение. — А это капитан ФБР Виктор Джеймс, мой помощник с американской стороны.

— Да-да, проходите, пожалуйста. — Женщина посторонилась, пропуская их внутрь.

— Если можно, проводите нас туда, где… — Богомолов чуть запнулся, не зная, как точнее обозначить место, но потом остановился на самом простом, — где произошло несчастье, — закончил он.

— Прошу следовать за мной. — Казалось, она наконец совладала со своими эмоциями.

— Скажите… простите, кто вы и как можно к вам обращаться? — спросил Константин Иванович, когда они оказались в кабинете Велихова.

— Я домработница господина Велихова, работаю у него восемь лет, зовут меня Марья Степановна Кондрашкова.

— Очень приятно познакомиться, Марья Степановна. Скажите, здесь все вещи остались на тех же местах, что и в день смерти Аркадия Романовича?

— Да, все на месте: полицейские осмотрели все и забрали только тело хозяина. — Ее голос вновь задрожал.

— Вы подписывали акт описи всего того, что было при… — он хотел сказать «покойнике», но пощадил чувства бедной женщины, которая, судя по всему, была очень привязана к своему хозяину, — при Аркадии Романовиче?

— Да, подписывала.

— Мне этот акт, то есть, конечно же, его копия, обязательно нужен, — повернулся Богомолов к Виктору.

— Нет проблем. Сейчас?

— После окончания опроса Марьи Степановны, — ответил генерал и вновь обратился к женщине: — Кто-то еще присутствовал в момент смерти?

— В тот момент, когда Аркадий Романович умер, в кабинете никого не было.

Ее ответ чем-то насторожил Богомолова. То ли тем, что женщина ответила не сразу, а после небольшой паузы, то ли тем, как она тщательно выговаривала ответ, словно пыталась этим точным ответом скрыть что-то, и Константин Иванович решил проверить свои ощущения. Он прибег к легкой провокации.

— Вы хотите сказать, что до этого с ним кто-то был? — прямо спросил генерал.

— Был, — после паузы ответила женщина, и Богомолов с удовлетворением заметил восхищенный взгляд своего американского помощника: как здорово его временный шеф раскрутил свидетельницу. Однако та сразу добавила: — Но в тот момент, когда с Аркадием Романовичем произошло несчастье, мы с ним были на кухне.

— Кто он?

— Александр Позин, он…

— Спасибо, Марья Степановна, я знаю, кто такой Позин, — остановил генерал. — Расскажите подробнее о том, когда пришел господин Позин, чем они занимались, когда ушел?

— Господин Позин пришел примерно за полчаса до… — она снова вздохнула,

— до смерти Аркадия Романовича, они поговорили немного, о чем, не знаю, потом Аркадию Романовичу кто-то позвонил, и Позин оставил его одного в кабинете, чтобы не мешать разговору, я напоила гостя чаем, немного поговорили с ним о том, о сем, потом Позин попросил меня узнать, закончил ли хозяин говорить по телефону, я вошла в кабинет, а там… — Женщина громко всхлипнула.

— Когда вы вошли, что-то необычное, бросилось вам в глаза? — Богомолов постарался отвлечь ее от тяжких воспоминаний о смерти.

— Да нет… — она наморщила лоб, пытаясь вернуться в те страшные мгновения, — Аркадий Романович сидел в кресле, голова откинута назад, правая рука свисала…

— А телефон? — вырвалось у Богомолова.

— Что — телефон? — не поняла женщина.

— Ну, он закончил разговор, и трубка лежала на аппарате?

— Не знаю, закончил он разговор или нет, но трубка… — женщина вновь пыталась вспомнить, — трубка лежала на полу, он же по мобильному разговаривал.

— И где этот мобильник? — Богомолов подумал, что нужно проверить мобильник, может, в его памяти сохранился номер, по которому говорил покойный.

— Мобильник? Я была в такой истерике, что не помню, как подняла его с пола и куда сунула… Сейчас… — она огляделась в надежде, что память подскажет, и тут же увидела трубку мобильного телефона, лежащую на столе Велихова. — Вот он! — Женщина взяла ее и протянула Богомолову.

Генерал, быстро манипулируя кнопками мобильника, покопался в его памяти.

— В котором часу умер Аркадий Романович?

— Точно не помню, где-то около восьми вечера.

— Очень интересно… — задумчиво пробормотал Богомолов: последний разговор по этому телефону произошел более чем за час до смерти его хозяина, и он никак не мог говорить по нему в момент своей внезапной смерти.

— Что-то не так? Я что-то напутала? — с некоторым испугом спросила женщина, заметив недоумение на лице генерала.

— Нет, нет, вы все рассказали правильно… Вот что, капитан, мне срочно нужен акт, о котором мы говорили, а кроме того, пригласи-ка ко мне господина Позина.

— Сюда? — спросил Виктор.

— Да, я буду здесь проводить опрос свидетелей, — Богомолов взглянул на домработницу, — если, конечно, Марья Степановна не будет возражать, — как можно уважительнее добавил он.

33
{"b":"7243","o":1}