ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, конечно, располагайтесь, това… то есть господин генерал! — гостеприимно ответила та.

— Можно и «товарищ», Марья Степановна, но лучше просто — Константин Иванович.

— Так я пошел? — спросил Виктор. — Я предупрежу консьержа, что придет господин Позин по вызову ФБР.

— И как можно быстрее! Да, постарайся добыть диктофон, чтобы не тратить времени на бумажную волокиту.

— Есть! — Джеймс-младший скрылся за дверью.

— Может, чаю или кофе, или чего покрепче? — спросила бедная женщина.

— От хорошего чая, заваренного по-русски, не откажусь. — Генерал весело потер ладонями.

— И с моими шанежками?

— Ас вашими шанежками просто, как говорит современная молодежь, улет!

Богомолов допивал третью чашку чая, когда вернулся Виктор. Не успел он войти, как Марья Степановна, благодарная московскому генералу, оценившему ее кулинарные способности, предложила капитану:

— Господин Джеймс, откушайте моих шанежек.

— Да мне как-то… — замялся Виктор, но Богомолов поддержал хозяйку:

— Виктор, ты очень много потеряешь, если не попробуешь этих чудесных шанежек Марьи Степановны: они напомнят тебе о твоих русских корнях, — на полном серьезе сказал он.

— О, у Виктора русские корни? — обрадовалась женщина.

— Да, и меня назвали в честь моего прадеда.

— В таком случае отведай и моего собственного вареньица, из морошки. — Она достала из холодильника литровую банку.

— Морошка? — удивился Виктор. — Впервые слышу. Что это за фрукт и где он растет?

— На моей родине, в Сибири, — с гордостью ответила женщина. — Растет она, как земляника или клубника, а похожа… — Она замялась, подыскивая слова, и ей на помощь пришел Богомолов:

— Представь себе, Виктор, ягоды желто-оранжевого цвета по форме напоминающие малину. Представил?

— Ну, в общем, да.

— Вот это и будет морошка, с такими же зернышками внутри, только желтенькая, а вкус… вот вкус объяснить невозможно…

— Ничего, я его почувствую в варенье, — выручил Виктор.

— Хорошая мысль, — одобрил генерал, — а пока ты занимаешься столь важным делом, как дегустация, я изучу акт описи, если, конечно, вы не возражаете? Спасибо, Марья Степановна, все было очень вкусно, а я словно дома побывал.

— Не на чем, — совсем по-сибирски ответила женщина с небольшим поклоном гостю.

Вернувшись в кабинет, Богомолов открыл пакет, принесенный Виктором, и ему в глаза бросилось несколько фотографий, сделанных дотошным полицейским, приехавшим для констатации смерти Велихова. На одной из фотографий генерал обнаружил крупно снятый мобильный телефон, лежащий рядом со свисающей вдоль тела рукой покойного. Модель мобильника была совсем иной, чем тот, на который показала Марья Степановна. На всякий случай Богомолов взглянул в акт описи: и там была запись о мобильнике фирмы «Sony». Он вышел из кабинета и заглянул в кухню:

— Извините, Марья Степановна, а сколько у Аркадия Романовича было мобильных телефонов?

— Один, — твердо ответила женщина.

— Это вы точно знаете? — переспросил генерал, заметив, с каким вниманием слушает капитан.

— Конечно, один! Зачем ему больше? У помощников есть, у охраны, а мне он без надобности.

— И другого мобильного аппарата до дня его смерти у него не было?

— Не было.

— Спасибо, — с удовлетворением кивнул Богомолов и вернулся в кабинет.

Вскоре к нему присоединился и капитан Джеймс.

— Вы думаете, Константин Иванович, что его смерть как-то связана с разговором по мобильному телефону, который принадлежал кому-то другому?

— Вполне возможно, — с улыбкой подтвердил Богомолов: «Ау тебя, парень, мозги работают!» — отметил он, а вслух спросил: — Когда явится господин Позин?

— Он должен прийти… — договорить Виктор не успел: зазвонил электрический колокольчик у входа. — Думаю, что это и есть господин Позин…

Через минуту в кабинет заглянула Марья Степановна:

— По вашему вызову явился господин Позин, — доложила она.

— Спасибо, Марья Степановна, пусть войдет, — сказал Богомолов.

— Входите, Александр Викторович! — Женщина посторонилась и, когда Позин вошел, закрыла за ним дверь.

— Здравствуйте, Константин Иванович: мы, кажется, с вами встречались?

— Да, ваша память не подвела вас. Мы встречались на даче у Бориса Николаевича.

— Приятно, что запомнили меня. Капитан Джеймс мне все объяснил, и я готов ответить на любые ваши вопросы.

— В таком случае начнем. Вы не возражаете, если наша беседа будет записана на диктофон?

— Пожалуйста.

Генерал повернулся к Виктору, тот достал аппарат и включил запись.

— В связи с неожиданной смертью господина Велихова Аркадия Романовича мной, генералом ФСБ Богомоловым Константином Ивановичем, в присутствии капитана ФБР Виктора Джеймса, проводится опрос господина Позина Александра Викторовича. Вы готовы отвечать на вопросы, господин Позин: может, у вас есть возражения или пожелания?

— Я готов отвечать на вопросы.

— Расскажите подробнее, при каких обстоятельствах состоялась ваша встреча с господином Велиховым в день его смерти?

— Эта встреча состоялась по инициативе самого Аркадия Романовича, который хотел перед отъездом в Израиль попрощаться со мной и просил выполнить несколько его поручений.

— Поручений? Какого характера?

— Некоторые операции, связанные с активной деятельностью Велихова. Так как непосредственно к смерти они отношения не имеют, мне не хотелось бы развивать эту тему дальше… Если, конечно, это возможно, — смягчил Позин свою просьбу, прозвучавшую как требование.

— Хорошо, пока оставим это, — как-то легко согласился Богомолов и сразу задал другой вопрос: — Скажите, мобильный телефон, по которому разговаривал господин Велихов в момент своей смерти, принадлежит вам?

— Нет, свой я оставил в Москве, чтобы избавиться от пустопорожних звонков.,

— А кому принадлежит тот телефон?

— Его я передал при последней встрече господину Велихову по просьбе Сергея Мануйлова…

— Сергея Мануйлова? — переспросил Богомолов, с трудом сдержав эмоции и заметив при этом, что и Виктор, услышав, о ком идет речь, тоже напрягся. — Кто это? — спокойно спросил генерал.

— Работает в МЧС России, мы с ним познакомились за день до этого.

— Ив тот же день он попросил вас передать Велихову этот телефон?

— Нет, на следующий день. Наше знакомство произошло на приеме у госпожи Руфи Файнштадт. Вполне возможно, что это знакомство и не продолжилось бы, но там мы встретились с японским бизнесменом Такиро Широши, который неожиданно пригласил нас с Мануйловым в свой ресторан, как он заверил, для того чтобы больше узнать о России, с которой он очень хотел бы иметь дело. Вам надо иметь в виду, что господин Широши, очень гостеприимно встретивший нас с Мануйловым, с большой неприязнью отзывался о господине Велихове и очень удивлялся тому, что тот до сих пор жив.

— Вот как? И что было дальше?

— После щедрого и вкусного обеда в ресторане Широши мы с господином Мануйловым решили прогуляться, потому что нашу встречу господин Велихов перенес на семь часов вечера и идти к нему было рано.

— А во время этой прогулки господин Мануйлов и передал этот телефон для Велихова.

— Так и было. Он узнал, что у меня намечена с ним встреча, а знакомые его знакомых просили передать Аркадию Романовичу этот телефон…

— Странный подарок.

— Он как-то специально защищен от прослушивания.

— А почему сам Мануйлов не передал, а попросил вас?

— Он звонил Велихову несколько раз, но никак не мог застать его дома, а тут узнал, что Велихов уезжает в Израиль, и решил воспользоваться моей встречей с ним.

— Что, так просто и попросил: передай, мол, дорогой Саша, от знакомых моих знакомых телефончик господину Велихову? — Позин почувствовал в тоне Богомолова иронию, а потому ответил с некоторой обидой:

— Да, почти все так и было! Хотя… — Он сосредоточился.

— Вы что-то вспомнили?

— Да, Мануйлов сказал, что этот телефон от Джохара.

34
{"b":"7243","o":1}