ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Москве выяснилась удивительная история, впрочем, вполне типичная для нашего хаотичного и непредсказуемого времени: работы, которые велись на Маисе, были покрыты густой завесой секретности. Их непосредственно курировали отделы науки и оборонной промышленности ЦК КПСС и специальное подразделение КГБ. Пока эти серьезные структуры выбирали новое место для лаборатории, эвакуированной с Маиса, грянул август девяносто первого года.

ЦК КПСС вместе со своими отделами завершил существование. В КГБ начались чистки и структурные перестройки, и спецподразделение, курировавшее работы на Маисе, расформировали.

Руководитель проекта профессор Небольсин, человек энергичный и настырный, сумел пробиться на прием к Егору Гайдару, исполнявшему тогда обязанности премьер-министра России. Тот внимательно выслушал ученого и отдал его расчеты на изучение каким-то своим доверенным экспертам.

То было замечательное время, когда физики дружно пытались руководить и московской милицией, и службой столичной безопасности. Анонимные эксперты господина Гайдара пришли к единодушному выводу о том, что все предположения и предложения профессора Небольсина полная и абсолютная чушь, и ничего подобного на земле быть не может, потому что не может быть никогда. Тем дело и завершилось. А настоящее местонахождение профессора Небольсина Богомолову установить не удалось.

Конечно, по телефону генерал не стал подробно рассказывать Савелию о драматичной судьбе профессора Небольсина и его открытия, сообщил только, что некие разработки действительно велись на Маисе и были прерваны в связи со сменой там власти. Богомолов сказал также, что господин Широши ни по каким нашим архивам не проходит, но зато Рауль — вовсе никакой не кубинец, а наш человек, оставленный там КГБ.

Во время полета Савелий тщательно проанализировал все, что он знал о загадочном господине Широши. По словам Позина, Широши — человек богатый и в США известный, хотя репутация его в деловых кругах оставляет желать лучшего.

А что, у Джорджа Сороса или Билла Гейтса репутация безупречная?

Далее. Широши, очевидно, неплохо владеет русским языком и предпочитает скрывать это. Уж в этом-то какой-либо криминал заподозрить трудно. Мало ли какие у него соображения? Может, ему охота знать, какими репликами по-русски будут обмениваться собеседники?

Следующее. Его демонстративная осведомленность о том, что произошло на Маисе. Если он так заинтересован в этом опытном образце, нетрудно предположить, что у него на Маисе есть свои информаторы.

Что же касается конкретной информации о нем, Савелии Говоркове, то ее не так уж трудно при желании раздобыть в определенных международных сферах. Савелий — фигура широко известная в узких кругах международных бандитов, наркоторговцев и любых иных разбойников. Широши мог быть в курсе многолетней охоты на Бешеного, которую безуспешно вел Тайный Орден. Недаром он сам признался, что был коротко знаком с одним из главных членов Ордена — Тимом Ротом.

Савелий не без удовлетворения подумал о том, что силам Зла он слишком хорошо известен как опасный противник, чтобы занимающийся какими-то темными делами Широши не слышал о нем. Оставалось объяснить, откуда Широши было известно, что Позин будет просить разрешения позвонить в Москву.

И вдруг Савелий воскликнул по-русски:

— Но это же элементарно, Ватсон! На него вопросительно посмотрел мужчина, сидящий в соседнем кресле.

— Извините, это я про себя, — сказал ему по-английски Савелий и снова продолжил свои размышления.

К примеру, Широши получил некое деловое предложение от Велихова, репутация которого на Западе достаточно сомнительна. Широши начал собирать о русском дельце всевозможную информацию и организовал прослушивание его телефонов, что в принципе не так уж и сложно при современном уровне развития подобной техники. Во время их ужина зловещего вида карлик приносил ему какую-то бумагу, заполненную иероглифами. А это вполне могла быть распечатка телефонных разговоров Велихова, которому звонили из Москвы и просили разыскать Позина. Вот уж чего Широши никак не мог знать, так это про тот «хитрый» телефонный аппарат, который Савелий передал Позину.

Одно озадачивало Савелия в связи .Широши: то, что ему не удалось «услышать» мысли восточного бизнесмена. Вроде и были они вдвоем, да еще и в небольшом замкнутом пространстве. Савелий вспомнил свое ощущение — как будто все его попытки не только наталкивались на какую-то невидимую преграду, но еще и отражались от нее, бумерангом возвращаясь к нему. Савелий никак не мог понять, в чем дело, и отнес причину своей неудачи на счет необыкновенно расслабляющего фирменного напитка господина Широши. Скорее всего, это был тот редкий случай, когда он не смог как следует сосредоточиться.

«Видно, старею!» — подумал о себе с иронией Савелий.

Самолет пошел на снижение, когда Савелий вспомнил о том, как упорно Широши уговаривал его отказаться от второго визита на Маис и даже, впрочем, довольно туманно угрожал ему. Бешеный был совершенно уверен в своих силах и не ощущал никакой серьезной опасности, грозящей ему.

«Ну, пошлет он теперь за мной группу своих восточных боевиков, — рассуждал Савелий, дисциплинированно пристегивая ремень, — так вряд ли его ребята будут гораздо круче головорезов Тима Рота или других международных мафиози. Они все на одно лицо, да и подготовлены совершенно одинаково. Господи, как же они мне все надоели!» — с тоской завершил свои размышления Савелий, когда самолет коснулся посадочной полосы.

Бешеный и предположить себе не мог, какие тяжелейшие испытания готовит ему на этот раз судьба.

В ожидании самолета на Маис (прямой билет до острова Говорков купил еще в Нью-Йорке) Савелий вышел на площадь. Перед аэровокзалом стояли ждущие пассажиров такси, но «красавицы» Самсона среди них не было видно. Может, он уже уехал с пассажирами, а может, взял себе редкий выходной и на досуге занялся живописью. Савелий немного пожалел, что не предупредил его о своем приезде. Но подумал, что нечего отвлекаться на треп с Самсоном. Сейчас задача была одна — Рауль.

Савелий не сомневался, что Рауль немало знает о лаборатории. Необходимо было найти к нему какой-нибудь ключ или хотя бы побыть с ним наедине, чтобы за каким-нибудь малозначащим разговором «послушать» его мысли.

В отеле «Морган» Окоталь встретила его как родного. Она уже поправилась .и выглядела, как и прежде, кокетливой и весьма соблазнительной.

Савелий поселился в свой номер, немного подремал, отдыхая с дороги, потом погулял по острову, наслаждаясь удивительными красками природы, сытно поужинал, посмотрел телевизор и крепко заснул.

Рано утром его разбудил телефонный звонок Око-таль:

— Извините, сеньор, пришел старый Киламбе. Ему подняться к сеньору в номер или сеньор сам спустится к нему?

— Пусть подождет в ресторане, минут через пятнадцать я спущусь к нему. Как ты себя чувствуешь?

— Ой, сеньор, я так счастлива! — радостно воскликнула девушка. — У меня все хорошо! Все случилось так, как вы, сеньор, мне и говорили.

— Ну вот и отлично. Чаще повторяй: у меня все будет хорошо.

— У меня все будет хорошо, — эхом откликнулась Окоталь…

Когда Савелий спустился в ресторан, старый Киламбе сидел за барной стойкой и с важным видом потягивал баночное пиво из соломки.

— Приветствую тебя, отец!

— Старый Киламбе всегда очень рад видеть хорошего человека, сынок.

— Давай сядем за столик, — предложил Савелий. В зале сидела только одна пожилая пара, и они заняли столик подальше от них. Подошел официант:

— Что вам принести на завтрак?

— Отец, что ты хочешь?

— Старый Киламбе уже позавтракал и будет пить только пиво.

— В таком случае мне принесите на ваше усмотрение.

Когда официант отошел, Савелий не стал ходить вокруг да около:

— Дорогой Киламбе, мне очень нужно поговорить с Раулем. Если можешь, помоги мне. Это чрезвычайно важно.

— Важно для кого?

— Для меня.

Киламбе немного подумал, потом сказал:

40
{"b":"7243","o":1}