ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рубеж атаки
Мег. Первобытные воды
Не такая, как все
Зулейха открывает глаза
Лес Мифаго. Лавондисс
Зорро в снегу
Железные паруса
Последний крик банши
Звезды и Лисы
A
A

— Да-а-а? Какой пассаж! Нет, из меня никогда бы не получился разведчик! Мне нужно срочно уменьшать дозу алкоголя на килограмм веса.

Конечно же, Позин не рассказывал об этом Савелию, он просто «подслушал» его мысли. Тогда Бешеный еще не проникся к нему симпатией, а знать, что это за малый, хотелось, вот он и прибег к помощи своего дара. То, ради чего приехал в США Позин, интересовало и самого Савелия, но не как профессионала, а просто из спортивного любопытства. Он с интересом просматривал прессу и получал удовольствие от выборных баталий.

Предвыборная кампания в Америке выходила на финишную прямую, а ясности не было. Не нужно было быть крупным ученым-политологом, чтобы понять, что ни один из претендентов не имеет весомого преимущества. Савелий был уверен, что все решится непосредственно в день выборов и победитель будет иметь минимальный перевес над соперником и почему-то был уверен, что Президентом США станет Буш. Савелий никак не мог понять: что движет американцами при выборе того или иного кандидата?

За годы правления Клинтона, то есть демократов, Америка достигла невиданного экономического подъема. Казалось бы, куда уж лучше? Логично было бы оставить все как есть. Но почему-то именно в период благополучия американцы могут предпочесть иметь во главе своей страны обаятельного рубаху-парня Буша, а не занудноватого опытного политика-профессионала Гора. Кстати сказать, по предварительным опросам, он и опережает Гора. Но если бы в стране был кризис, тогда был бы наверняка востребован персонаж типа Гора. И этого Савелий ну никак не мог понять, может быть, отчасти поэтому на приеме у богатой американки его и потянуло к разбиравшемуся в политической кухне Позину?

Ему было интересно узнать, что думает об этом человек, выросший в русской политической традиции, где лидеры чаще всего покидали свой пост в связи с кончиной или же по возрасту и по состоянию здоровья, а не в результате поражения на свободных выборах.

Когда Савелий спросил Позина об этом, тот прямо сказал, что эта причудливая логика американцев ему чужда, и все его попытки разобраться в мотивах принятия решений различными группами американских избирателей, поддерживающих кандидатов-соперников, не привели к успеху.

— Понимаешь, Сережа, я действительно приехал сюда, чтобы прощупать почву, и даже написал три большие статьи, которые были опубликованы в российских газетах и вроде бы вызвали интерес у просвещенной публики, но сам-то я понимаю, что это все поверхностно.

— А ты не пробовал поговорить с кем-нибудь из тех, кто крутится в ближнем кругу кандидатов? — осторожно спросил Савелий.

Он «перехватил» мысль Александра о том, что тот очень хотел бы пообщаться с Кондолизой Гатти, на встрече с которой настаивал Кремль. Савелию стало любопытно: скажет ему об этом Позин или нет? Это была своеобразная проверка его нового знакомого. Насколько тот ему доверяет?

Вероятно, аналогичные соображения появились и у Позина. Он внимательно, как бы изучающе, взглянул на Савелия и некоторое время раздумывал: а действительно, насколько он доверяет этому голубоглазому парню? Ему давно не терпелось с кем-то поделиться теми сведениями, что накопились у него за время пребывания в Америке. Но близких друзей, с которыми он мог бы поговорить откровенно, как говорится, по душам, рядом не было, а кроме того, то, что Позин мог рассказать, вряд ли составляло государственную тайну.

«Вот только будет ли это интересно Сергею?» — подумал Позин, а вслух сказал:

— Тебе, наверное, не раз говорили, что ты опасный человек: мысли можешь читать! — Он открыто улыбнулся. — А мне с тобой легко и совершенно нестрашно. Твой вопрос очень к месту. Я, конечно же, пытался встретиться с кем-то из ближнего круга, но единственное, чего добился, это пообщался с помощником независимого кандидата Ральфа Надера, которого поддерживают «зеленые» и который наверняка отберет у Гора несколько процентов необходимых ему голосов.

— И все?

— Все мои попытки встретиться с Кондолизой Гатти, которую ты видел в салоне Руфи Файнштадт, закончились неудачей: она стала практически неуловимой.

— Но почему именно Кондолиза?

— Понимаешь, Сережа, в наших высших политических кругах существуют две противоположные точки зрения на выборы Президента США. Одни считают, что для России предпочтительнее, чтобы Президентом стал Гор, поскольку он неплохо разбирается в российских делах, неоднократно бывал у нас, со многими руководителями знаком лично, а кроме того, неоднократно заявлял, что с Россией необходимо сотрудничать. Другие полагают, что с Бушем Путину будет намного легче наладить отношения, так сказать, с чистого листа, ибо за ними обоими не тянется длинный шлейф коррупционных историй и скандалов с отмыванием российских грязных денег в американских банках.

— А какова твоя роль?

— Высказать свое драгоценное мнение, одно из многих. Давно зная Америку, я могу быть более объективным или считаюсь таковым. К примеру, с демократами мне все ясно. Я несколько раз встречался со Строубом Тэлботом, главным советником по России в администрации Клинтона: это старое, еще московское знакомство, и он заверил меня, что политика новой демократической администрации не претерпит существенных изменений…

— А у республиканцев претерпит?

— С республиканцами дело обстоит сложнее. Разные московские специалисты писали всевозможные сценарии будущих отношений и давали рекомендации высокому руководству, а большая делегация из думской фракции «Единство» приняла участие в том съезде республиканской партии, что выдвинул Джорджа Буша кандидатом в Президенты США. Но любой съезд — мероприятие парадно-протокольного свойства, на котором дальше заверений во взаимной поддержке и крепкой дружбе дело не идет.

— Теперь мне понятно, почему ты хочешь прощупать Кондолизу Гатти: Москва приказала? — кивнул Савелий.

— Ну да! Хотя, честно говоря, я не понимаю, почему так необходима моя личная встреча с этой дамочкой? Она достаточно хорошо известна нашим дипломатам-американистам, так как была советником по России у Буша-старшего. Ее взгляды даже с большой натяжкой трудно назвать пророссийскими.

— А ты не подумал, что тебя не во все посвящают? Может быть, результат твоей встречи будет встроен в какой-нибудь новый сценарий будущих отношений с новой администрацией Буша-младшего?

— Это-то и ежу ясно. А тебе, Сергей, как умному человеку, тем более. Я подозреваю, что это Гаврик Петропавловский, главный прогнозист и аналитик Кремля, снова мутит воду.

— Об этом мы узнаем… — заверил Савелий и тут же добавил: — Но в свое время! Извини, Шура, мне очень было интересно тебя послушать, но… — он развел руками, — труба зовет!

— И мне было приятно пообщаться с тобой! — Они дружески обнялись. — Звони…

— Обязательно! Удачи тебе с этой взбалмошной бабой!..

— Как точно ты ее охарактеризовал… Спасибо! А тебе найти свое чадо побыстрее!..

Расставшись с Позиным, Савелий сел в машину и вернулся к размышлениям, на которые его навел разговор с Моней-Плутом, и ему сразу стало не по себе. Если этот криминальный банкир, внешне напоминающий сельского партийного секретаря, действительно окажется прав и сына похитили украинцы, то жизнь ребенка подвергается большой опасности. Члены так называемой «русской мафии», то есть те, кто жил в бывшем СССР и чаще всего вовсе не русские по национальности, «прославились» за границей тем, что у них нет ни чести ни совести! Настоящие отморозки: судьба заложника их мало занимает! Во всяком случае, верить им на слово просто противопоказано, и действовать нужно было решительно и как можно быстрее. Зазвонил его мобильник.

— Да, слушаю!

— Милый, ты где? — раздался встревоженный голос Розочки.

— Подъезжаю к дому… Что еще случилось?

— Нет, дорогой, просто тебя все нет и нет, беспокоюсь! — призналась она, потом не выдержала и добавила: — Друзья приехали к нам на помощь …

— Какие еще друзья?

— Костик с Андреем!

— Я уже приехал! — Он отключил связь и вышел из машины.

59
{"b":"7243","o":1}