ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре Савелий входил в дом, и ему навстречу торопилась радостная Розочка.

— Ну, где ребята?

— А вот они! — кивком указала Розочка ему за спину.

Савелий повернулся, и на него набросились Воронов с Рокотовым.

— Братишка! Савка!

— Андрюшка! Костик!

Они втроем обнялись и, похлопывая друг друга по спинам, закружились в мужских объятиях.

— Как вы здесь оказались?

— А ты что думал, мы тебя бросим в беде? — усмехнулся Константин.

— Крестника похитили, а я в кустах сидеть буду? — подхватил Воронов. — Так не пойдет! В основном мы в курсе: Розочка посвятила. Рассказывай, какие есть новые подвижки?

Савелий предложил им сесть в кресла, сам сел рядом с Розочкой на диван, обнял ее за плечи и подробно рассказал о том, что ему удалось выведать у своих новых знакомых, стараясь не касаться того вывода, к которому подвели его размышления, чтобы лишний раз не волновать Розочку. Но, видно, Розочка и сама была в курсе того, чего можно ожидать от отморозков из так называемой «русской мафии».

Она сразу заговорила о том, о чем думал и сам Савелий:

— Дорогой, если Савушку похитили хохлы, то нужно действовать, и как можно скорее: у этих подонков ни совести ни чести! Они готовы мать родную продать, если хорошо заплатят. Они такое в Нью-Йорке вытворяют!

— Ты права, Розочка, но нужно сначала выйти на их главарей, — осадил ее Воронов.

— Вот именно, — поддержал Савелий.

— Ты знаешь, дорогой, в этом нам может помочь Лена. Помнишь ее? Ну, дочь бывшего шерифа…

— Конечно же помню, — кивнул Савелий: как не помнить этого продажного полицейского, которого он сам и отправил на тот свет?

— Как-то Лена мне рассказывала, что познакомилась с крутым украинцем из Южного Бронкса…

— Южного Бронкса?

— Может, потому и назначали встречу именно там?

— Там, где предполагалась передача выкупа? — уточнил Воронов.

— Именно! — многозначительно ответил Савелий и повернулся к Розочке. — Звони Ленке!

— Она знает о похищении? — спросил Костик.

— Нет, я давно с ней не общалась…

— Вот и чудненько. Ты и не намекай ей, что ее знакомый тебе нужен для того, чтобы узнать о нашем Савушке… — посоветовал Воронов.

— Правильно, — поддержал Савелий. — Придумай что-нибудь… например…

— Например, — подхватил Рокотов-младший, — например, что тебе нужна помощь крутых украинских пацанов…

— А что, вполне, — кивнул Воронов.

— Поняла… Главное — застать ее дома… — Розочка быстро набрала номер и включила громкую связь, чтобы слышали и остальные. — Лена? Привет! Это Роза…

— Привет, подруга! Сколько лет, сколько зим!

— Как здорово, что я застала тебя дома!

— Соскучилась, что ли?

— И соскучилась, и вообще…

— Я тоже рада слышать тебя. Говори, чем могу содействовать?

— Неужели так заметно, что я к тебе с просьбой?

— Просто очень.

— Ты права, нужна твоя помощь… Помнится, ты говорила, что познакомилась с каким-то крутым парнем с Украины…

— Ты о Мореном, что ли? Лучше бы и не вспоминать этого подонка! — с досадой вырвалось у Лены.

— Что, жадный, как хохол?

— Если бы только это… Этот паразит наобещал золотые горы, завез к себе в особняк, накачал меня какой-то гадостью и трахнул… Представляешь, какая скотина? Я лежу, можно сказать, как труп, а он трахает…

— А ты откуда знаешь — ты ж без сознания была?

— Так он сам мне все и рассказал, да еще и скалится, подлец, давай, говорит, как-нибудь повторим!

— А ты?

— Да я послала его куда подальше… А тебе он зачем понадобился?

— Он самый крутой среди хохляцких бандитов?

— Хвастал, что круче него был только Аль Капоне. Не знаю, наверное, врет, хотя ездит на последнего года выпуска «Линкольне» за сто с лишним тысяч баксов, и его все время сопровождают двое вооруженных горилл — «с Харкива», как они говорят.

— Как связаться с этим Мореным?

— Не связывайся ты с ним: еще и тебя захочет трахнуть! С него станется… А у него так: захочу, говорит, значит, мое!

— Ему же будет лучше, если подобная мысль не придет ему в голову, — мрачно ответила Розочка. — Давай его координаты.

— Запиши номер мобильного и его адрес: с мобильником он никогда не расстается, а адрес… так, на всякий случай. — Лена продиктовала адрес и телефон. — Если бы ты его как-нибудь кинула, я была бы рада, только не проговорись, что от меня получила наводку.

— Договорились! Спасибо, подруга, увидимся как-нибудь!

— Удачи…

Розочка положила трубку и вопросительно взглянула на Савелия.

— Если никто не возражает, то я звоню этому Мореному… дубу.

Савелий набрал номер и вскоре услышал надменный голос с характерным украинским акцентом:

— Слухаю безплатно тильки якщо по дилу, яке мени интересно, а як ни, то буде подвийный тариф.

Савелий сразу понял, что с этим «крутым» легко сыграть на жадности:

— Я бизнесмен из Москвы, у меня возникли проблемы в Нью-Йорке, и мне посоветовали обратиться к вам, — сказал он, изобразив отчаяние.

— Хто дав мий номер? — настороженно спросил Мореный.

— Вася Меченый, — на ходу придумал Савелий, уверенный, что номер пройдет.

— Сказал, что он свами дела делал на Украине. Так и сказал: «Передай привет Мореному от Васи Меченого».

— Васыль Меченый? Жив ще курылка? — Мореный сразу успокоился: то ли ему понравилось прозвище, то ли действительно был у него такой знакомый. — Не люблю москалей, но… друзья Васыля Меченого — мои друзья! Ты хде?

— В двадцати минутах от Южного Бронкса.

— Тебе як зовуть?

— Николаем.

— Добре, Мыкола, значить, тебя кто-то здеся кинул, грошей богато?

— Сто двадцать тысяч…

— Подряды мои знаешь?

— Фифти-фифти.

— Нормально?

— Конечно.

— Тогда подруливай через пару часов по адресу… — Он продиктовал тот самый адрес, который дала подруга Розочки.

— Ловко ты его развел, — довольно проговорил Воронов.

— А кто такой Вася Меченый? — спросил Константин.

— А я знаю? — рассмеялся Савелий.

— Ну ты даешь! — с восхищением оценил юмор Рокотов-младший.

— Ну что, поехали? — спросил Воронов.

— Рано еще: туда от силы минут тридцать езды от нас, — возразил Савелий.

— Мы что, с голыми руками отправимся к этим отморозкам? — поинтересовался Константин.

— Справимся, — уверенно ответил Савелий. — Нас же трое.

— Я поеду с вами! — спокойно, но твердо сказала Розочка.

— Разумно ли это? — стараясь скрыть беспокойство, осторожно спросил Савелий.

— Я поеду с вами! — упрямо повторила она. — Это — мой сын!

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Савелий, почувствовав, что ее не отговорить. — Только с одним условием…

— С каким?

— Не лезть поперед батьки! — вставил Константин.

— Вот именно! — кивнул Савелий.

— Как скажешь, батька! — в тон Константину проговорила Розочка.

— Пока у нас есть время, предлагаю пообедать, тем более что наши гости с дороги, — предложила Розочка.

— Господи, как же я рад видеть тебя, наставник! — Константин вновь бросился обнимать Савелия.

— А мне архиприятно, — сказал Говорков и тут же вспомнил о Позине: — «Интересно, добился ли Шура встречи с Кондолизой?» — подумал он.

В тот момент, когда у Савелия возникла мысль о Позине, Александр ехал на встречу с ней. Это действительно оказалось архисложно. Дама постоянно была в разъездах, сопровождая Буша в его поездках по стране. Позин продолжал настаивать, а вода, как говорится, камень точит. Наконец она сдалась, но поставила ему такие условия, что можно было подумать, будто во вражеском тылу встречаются два разведчика.

Позин должен был приехать со всеми предосторожностями в семь часов вечера, одетый просто, без сопровождающих, в квартиру в Вашингтоне, которую снимал конгрессмен-республиканец с Юга. Там Кондолиза обещала уделить Александру ровно один час своего драгоценного времени. Позин был несколько шокирован, но выхода у него не было.

60
{"b":"7243","o":1}