ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как испортить первое свидание: знакомство, разговоры, секс
Дети 2+. Инструкция по применению
Мужчины на моей кушетке
Тихий человек
Голос вождя
Горький квест. Том 2
Метро 2035: Ящик Пандоры
Думай и богатей: золотые правила успеха
Выбери себя!
A
A

Однако демонстрировать свои эмоции было не время и не место, поэтому Позин осторожно сказал:

— Конечно, сегодня мы не та великая держава, какой был СССР хотя бы двадцать лет назад, и не представляем никакой угрозы для Америки. Но вы, и как политик, и просто как мудрый человек, не должны упускать из виду тот факт, что сегодня у нас в стране очень сильны антиамериканские настроения. И легко себе представить, какая реакция будет во всем мире, не говоря уже о России, когда в конце концов выяснится, что в гибели нашего «Курска» виновата американская подводная лодка.

— Это будет очередным позором администрации Клинтона — Гора, — без запинки парировала Кондолиза.

— Для американских избирателей, естественно. А для неискушенного в вашей политической жизни русского работяги и даже мелкого бизнесмена виноваты будут АМЕРИКАНЦЫ. И мне, как человеку, много лет связанному с Америкой, жаль, что, несмотря на крах коммунизма и СССР, Россия и США могут опять войти в период конфронтации.

— Конфронтация никому не нужна, но и вы должны четче определить свое место в современном мире. — Кондолиза демонстративно поглядела на часы. — Может быть, я была излишне резка, Алекс, но я считала своим долгом честно изложить свои позиции по некоторым интересующим ваших шефов вопросам. Я, конечно, могу только догадываться, какие решения будет принимать президент в том или ином конкретном случае, но в целом отношение у республиканской администрации к России станет более сдержанным, и никаких особых отношений с русскими чиновниками у нас не будет.

Чувствуя, что Кондолиза ничего более существенного не скажет, Позин решил под конец схулиганить, так сказать, в порядке компенсации за моральный ущерб:

— Я знаю, что еще со времен «холодной войны» в США существует мощное антирусское лобби. Когда-то это было понятно — его питал страх перед агрессивностью СССР. Но почему вы сегодня совсем не опасаетесь Китая? Я читал, что группа республиканцев обвинила Клинтона в том, что в его предвыборный штаб поступили многие миллионы долларов от одного американца китайского происхождения из Калифорнии, сотрудницей фирмы которого была родная дочь начальника всей разведки Китая.

— Расследование этой истории продолжается, — с показным удовлетворением сообщила Кондолиза.

— А вам никогда не приходило в голову, что в одно прекрасное утро вы проснетесь в совершенно другой стране, которая будет принадлежать китайцам,

— ведь они постепенно скупают у вас недвижимость и средства производства, проникая даже в сферу высоких технологий. Не сомневаюсь, вам известно, что китайцы контролируют практически все крупные банки Азии и при желании могут нанести серьезный ущерб доллару и экономике США в целом. Каково ваше мнение по этому вопросу?

— Хотя я никогда профессионально не занималась Китаем, думаю, вы, Алекс, несколько преувеличиваете опасность. США сегодня сильны как никогда и готовы принять любой вызов двадцать первого века!

Уже прощаясь, Позин спросил:

— А вы хорошо знаете Широши?

— Какого Широши? — с недоумением спросила Кондолиза. -

— Того восточного бизнесмена, с которым вы появились на вечеринке у Руфи. Вы тогда пришли вдвоем, и я подумал…

— А, этот милый улыбчивый человек… Так его звали Широши? Я первый раз в жизни видела его в тот вечер. Мы случайно встретились у подъезда и только поэтому пришли вместе.

Позин был немного разочарован — загадочная фигура Широши продолжала его занимать. Ему и в голову не могло прийти, что совсем скоро этот Широши сыграет в жизни его нового знакомого — Сергея Мануйлова; то есть Бешеного, — весьма важную и странную роль…

А в это время Бешеный в сопровождении Розочки, Воронова и Рокотова подъехал к богатому дому, адрес которого продиктовал Мореный. Не успели они выйти из машины, как дверь справа от ворот распахнулась и к ним вышли двое крепких парней.

— К кому? — недружелюбно, как бы цедя сквозь зубы, спросил один из них.

— К Мореному, — ответил Савелий.

— Хто?

— Николай, он знает.

— Почекай. — Он достал трубку и нажал кнопку вызова. — То я — Стручок, тут к тебе целая делегация во главе с Миколой, що робиты?

— Дай ему трубу.

— Тоби. — Охранник протянул трубку Савелию.

— Это я — Николай!

— А хто з тобой, брат?

— Моя жена, бухгалтер и мой коммерческий директор.

— Добре, дай мени Стручка, — немного подумав, бросил Мореный.

— Тоби, — передразнил хамоватый тон охранника Савелий, возвращая ему трубку.

— Проверь как обычно и впусти! — приказал Мореный привратнику.

Вдвоем они быстро и профессионально проверили гостей на предмет оружия, после чего пропустили за ворота. Савелий отметил, что у ворот стоят только двое охранников, причем у обоих оружия не видно. В сопровождении одного из них «великолепная четверка» вошла внутрь одноэтажного особняка, обставленного дорогой, но абсолютно безвкусной мебелью, что лишало его какого бы то ни было намека на уют.

Охранник провел их в гостиную, где за дорогим столом в стиле позднего ампира сидели трое и играли в карты: В центре, судя по толстенной золотой цепи с мощным крестом на шее и атласному короткому халату, расшитому райскими Птичками, восседал в кресле с высокой спинкой сам Мореный, по бокам от него еще двое увальней: вероятно, те самые «гориллы с Харкива», о которых говорила Лена.

Отпустив охранника небрежным жестом, каким отмахиваются от назойливой мухи, Мореный внимательно и бесцеремонно осмотрел каждого из вошедших с ног до головы и только после этого, явно подражая дешевым гангстерским фильмам, сварливо сказал, обращаясь к своим телохранителям:

— Усим нужен Мореный! Ну, усим! Мореный, помоги! Мореный, спаси! Мореный, прыкрой мою задницу! А хто поможе Мореному, кода ему треба буде помочь? — Вдруг он резко повернулся и взглянул на Савелия, который стоял чуть впереди своих сопровождающих, и, словно только что увидев его, спросил недовольно: — Ты хто?

— Можешь звать меня Николаем, — спокойно ответил Савелий: перед ними разыгрывался спектакль, который, несмотря на то что главный актер играл талантливо, начинал надоедать Бешеному.

— А, Мыкола… Ну, слухаю! — с царским великодушием разрешил говорить хозяин дома.

— Что рассказывать? — тоном простачка спросил Савелий.

— Хто кинул? Крыша у него е? Хде его шукать? Короче, усе, шо знаешь…

Пока они вели этот дурацкий диалог, Розочка и Воронов, изобразив на лицах огромный интерес, осматривались по сторонам и восхищенно перешептывались, делая вид, что отмечают ценность той или иной картины или предмета. Это было так «по-совдеповски», что ни у хозяина, ни у его телохранителей их незаметные перемещения не вызвали подозрений. Даже то, что перемещались они в разные стороны, как бы окружая стол с обеих сторон. Еще в машине они договорились, что это задача Воронова и Рокотова. И почему Розочка, которая не должна была участвовать в деле, теперь поменялась местами с Константином, Савелию было непонятно.

Но не спрашивать же теперь об этом? Стараясь не выпускать из поля зрения Розочку, Савелий решил придерживаться разработанного плана. «Святая троица» сидела за столом, а вооружены бандиты или нет, было неизвестно. Именно поэтому, чтобы исключить любой риск, гости и перемещались поближе к игрокам. Перестановка в собственных рядах не понравилась Савелию, и он немного нервничал, переживая за Розочку.

— А можно сначала я задам вам вопрос?

— Валяй!

— Это правда, что над вами среди украинской братвы никто не стоит?

— Понад мною — никого! — ревниво ответил Мореный. — А рядом звычайно! А шо?

— И они подчинятся, если вы прикажете?

— Мы не органы, шобы приказывать! друг другу, але як шо хлопцам кажу, то выконають, — хвастливо ответил он. — Слухай, шо ты мне мозги компостируешь? Шо да як? Мореный казал, шо поможе, уважай, шо дило у шляпе! Ты гуму не тяни! Говори як на духу!

— Я думаю, вы знаете моего обидчика, — сказал Савелий и, не дожидаясь, когда собеседник попросит назвать его имя, предложил: — Можно покажу его вам? Я прихватил фотографию.

62
{"b":"7243","o":1}