ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грозная сталь вонзилась ему прямо в горло. Парень обхватил руками шею, пытаясь избавиться от ножа, но в уголках губ уже сочилась кровь. Ричард попытался вздохнуть, но кровь заполнила его горло и дышать было невозможно. Инстинктивно он попытался прокашляться, чем лишь ускорил свою кончину. Еще немного постояв, удивленно разглядывая того, кого хотел сам отправить на тот свет, Ричард медленно повалился вперед, ткнулся носом в землю и еще глубже вогнал в горло лезвие ножа, кончик которого даже показался с другой стороны шеи.

Савелий огляделся вокруг и, никого не заметив, подошел к трупу. К этому наемнику-убийце никакой жалости он не испытывал: парень сам знал, что его ожидает в случае провала. Савелий хотел взглянуть на содержимое его карманов, но подумал, что не нужно оставлять лишних запахов на одежде убитого. Кто знает, на каком уровне работают здесь сыщики? О ноже он не беспокоился: его пальцы могли оказаться только на лезвии, которое было уже омыто кровью. Посмотрев по сторонам, он заметил то самое пахучее растение, которое вилось по стенам дома старого Киламбе, сорвал его, растер в руках и посыпал свои следы: береженого Бог бережет!

— Не рой яму другому, — произнес Савелий и спокойно пошел прочь…

Забегая вперед, сообщу следующее. Когда пробегавший мимо мальчишка случайно наткнулся на труп Ричарда и позвонил в полицию, местный Шерлок Холмс, не найдя на ручке ножа других отпечатков, кроме пальцев самого погибшего, сразу же сделал вывод: покойный сам виноват в своей смерти. Полицейский очень не любил янки, и это, несмотря на то что у покойного был нидерландский паспорт, что он приехал из Америки, сразу вызвало у никарагуанского следователя оскомину, и потому у него не было никакого сожаления по поводу смерти этого парня.

Тем не менее, будучи одним из лучших следователей островов Маис, а их в дружном коллективе насчитывалось всего двое, он на всякий случай, чтобы начальство не обвинило его в небрежности в проведении следствия, отослал фото погибшего в Интерпол. И буквально на следующий день пришел факс, который содержал целое досье на обнаруженный труп. За этим преступником тянулся длинный шлейф убийств по всей Европе.

У этого профессионального убийцы был особый почерк: во-первых, он убивал только ножом, во-вторых, ему мало было просто убить, он обязательно еще и потрошил свои жертвы. В Никарагуа он приехал под вымышленной фамилией, сохранив при этом лишь собственное имя Ричард. За чудовищный стиль зверских убийств он и носил кличку Риччи-потрошитель…

Исчезновение Ричарда заметил, как ни странно, сам Тим Рот, и произошло это в ресторане, когда он увидел Савелия, который, как ни в чем не бывало, появился на ужине.

— Послушай, Дон, — недовольно сморщив лоб, обратился Тим Рот к Донатасу,

— ты давно видел Ричарда?

— В тот момент, когда поручил ему слежку за этим де Сильвой, — беззаботно ответил он. — А что?

— А вон что, — чуть заметно кивнул тот в сторону Савелия, — он здесь, а Риччи не видно.

— Да вы не волнуйтесь, шеф, наверняка откуда-нибудь наблюдает за «объектом» и не хочет светиться перед ним лишний раз, — заверил Донатас. — Как только «объект» ляжет спать, так и он придет…

— Дай-то бог, — задумчиво проговорил Тим Рот, внимательно взглянув на незнакомца, и повторил шепотом: — Дай-то бог…

Когда Ричард не появился даже ночью, Донатас не поленился, спустился к ночному дежурному администратору и спросил:

—: Вы не подскажете: господин де Сильва вернулся к себе в номер? — Он протянул собеседнику десять долларов.

— Да, господин де Сильва, погуляв с часочек после ужина, вернулся к себе в номер и больше никуда не выходил, — угодливо ответил администратор, пожирая глазами щедрого клиента. — Чем еще могу быть полезен?

— Больше ничем, — отмахнулся Донатас. Он подумал, что с Ричардом явно что-то случилось.

— Спасибо, сеньор! — крикнул администратор вдогонку поднимавшемуся по лестнице Донатасу.

Часы показывали два часа ночи, и лишь это обстоятельство заставило его отложить сообщение своему хозяину…

Савелий конечно же заметил внимательный взгляд Тима Рота во время ужина. Теперь он был твердо уверен, что Десятый член Великого Магистрата почувствовал нечто, что заставило его послать наемного убийцу расправиться с ним, скорее всего на всякий случай. После ужина, улучив момент, когда рядом с его знакомой служащей отеля никого не было, Савелий подошел к ней и тихо сказал:

— Здравствуй, Окоталь.

— Мне приятно, что сеньор запомнил мое имя. — Она положила руку на руку Савелия, и он ощутил, что девушка передает ему записку. — Как сеньору отдыхается?

— Спасибо, хорошо! А вы что, до утра заступили?

— Нет, сеньор, через час моя смена заканчивается, а что? — Окоталь кокетливо стрельнула своими карими глазками и вопросительно застыла.

— Приятного отдыха, Окоталь! До завтра!

— Спасибо, сеньор, до завтра… — с жалостью вздохнула девушка.

Савелий и предположить не мог, что за этой мимолетной беседой с администратором наблюдает Тим Рот. Дело в том, что ресторан был пристроен к зданию отеля в виде своеобразного ответвления и из его окон можно было наблюдать за тем, что происходит у стойки рецепции. И конечно же, от пристального взгляда Десятого члена Великого Магистрата не ускользнул дружеский жест симпатичной служащей отеля. И этот неосторожный жест поставил бедную Окоталь на край смертельной опасности…

Поднявшись к себе в номер, Савелий быстро развернул записку, в которой было сказано:

«Тим Рот — генеральный директор нидерландской фирмы „Сан-Хуан Гранде“. Имеет лицензию правительства Никарагуа на проведение геолого-разведывательных работ на островах Маис. Согласно лицензии фирма „Сан-Хуан Гранде“ создана для развития промысла редких пород рыбы и геологических изысканий на островах Маис.»

Очень уж умилила Савелия фраза: «для развития промысла редких пород рыбы». Но, как говорил незабвенный Штирлиц, запоминается сказанное в конце. Нужно срочно предпринимать какие-то шаги, чтобы форсировать поиски лаборатории русских ученых, если он не хочет, чтобы Тим Рот опередил его. Правда, старый Киламбе уверял, что, даже если Тим Рот и опередит их в этих поисках, у них все равно будет в запасе с месяц или больше, но Савелий не хотел рисковать: будет лучше, если Тим Рот вообще никогда не обнаружит эту лабораторию. Как говорится, береженого и Бог бережет!

Даже Савелий не мог предположить, как быстро начнут развиваться события и что главным толчком к их развитию будет именно симпатичная администратор-метиска с необычным для русского языка именем Окоталь… Однако не будем забегать вперед…

На следующий день, проснувшись к самому завтраку, Савелий ополоснулся холодной водой, чтобы взбодриться после душной ночи, оделся и спустился в ресторан. Увидев пустые столики с грязной посудой, он подумал, что опоздал с завтраком, но тут вниз спустились и молодожены, которые, судя по их довольным лицам и опухшим векам, провели бурную ночь.

Не без зависти наблюдая за их счастливым воркованием, Савелий с нежностью подумал о Розочке: как было бы здорово оказаться с ней и сыном на этом острове и принадлежать только друг другу, не думая ни о чем ином. Как хотелось бы сейчас ощутить ее нежные руки, прикоснуться к ее чувственным губам, уловить ее свежее дыхание, ласкать и гладить ее бархатистую и прохладную кожу. К сожалению, это было пока несбыточной мечтой.

Безо всякого аппетита проглотив свой завтрак, Савелий поднялся в номер, положил в полиэтиленовый пакет плавки, огромное полотенце и отправился на пляж, решив заглянуть по пути к старому Киламбе. Однако старика дома не оказалось, и Савелий отправился к морю.

Несмотря на яркое солнце и небольшой приятный ветерок, народу на пляже оказалось мало. Местным жителям было не до отдыха: нужно было зарабатывать на хлеб насущный, а для туристов пока не наступил бархатный сезон. Это не только не расстроило Савелия, а, скорее наоборот, даже обрадовало: можно было спокойно поплавать, поразмышлять и отдохнуть.

8
{"b":"7243","o":1}