ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно на этих сходняках Амирана ввели в курс того, чем на самом деле занимается Нуга. И то, что ему поведали лидеры преступных группировок, еще больше укрепило его во мнении, что с Джанашвили обязательно надо что-то делать.

«Зарвался, фраер, совсем зарвался: одни бабки на уме…» — таково было почти единодушное мнение авторитетов.

Но пока Нуга умело делал вид, что не отошел от криминальной среды, к нему серьезных претензий предъявить было нельзя: деньгами, и неплохими, он регулярно делился, иногда помогал отмазаться от ментов, благодаря своим связям протаскивал нужных людей в теплые места и вообще старался производить впечатление незаменимого и влиятельного человека.

Криминальных лидеров его понты — вроде большого белого «Линкольна», дачи в правительственном поселке Жуковка и недвижимости за границей — мало волновали, это скорее действовало на молодняк, волчат из новых.

Конечно, Нуга многим был полезен. Но пользу эту из него надо было чуть ли не клещами выдирать, что, конечно, не прибавляло ему авторитета среди криминалитета Москвы.

Короче, Амиран-Мартали жил тихо, зорко приглядывался и ждал удобного момента, чтобы наконец-то приступить к решительным действиям. Единственное, чего ему не хватало, чтобы начать эти действия, так это надежного и умного партнера, способного прикрыть его тылы. Он и предположить не мог, что этим партнером вскоре обзаведется и будет им не кто иной, как Савелий Говорков, известный не только в криминальном мире, но и среди правоохранительных органов под прозвищем Бешеный. Не мог Амиран-Мартали предположить, что появление этого надежного партнера несколько запоздает и не сможет уберечь его от единственной непредсказуемой в жизни злодейки — Судьбы…

VI. Новые действующие лица

В финансовой столице мира — Нью-Йорке, на фешенебельной Пятой авеню, знаменитой тем, что здесь наиболее высокая концентрация миллионеров на квадратный метр, неподалеку от зелени Центрального парка высится большое, отделанное черным мрамором здание. На всех сорока пяти этажах этого роскошного офисного центра с утра до вечера делают деньги всеми мыслимыми и немыслимыми способами.

Но есть могущество, которое несоизмеримо с деньгами. Иметь десять, пусть сто миллионов долларов — это банально. Иметь весь мир у себя в кармане, распоряжаться странами и их правительствами, как собственными личными вещами, не делать деньги, а олицетворять их — вот что такое настоящее могущество.

Мало кто на свете знал, что за сценой конгресс-холла «Плазы» — этого роскошного офисного здания — существует потайной -вход в еще один зал, секретный, проход в который навсегда заказан простому смертному. Конфигурация этого тайного зала уникальна: он был треугольный.

Здесь, среди блеска темного мрамора и старинной бронзы, время от времени собирался для своих заседаний Великий Магистрат Ордена Масонов, тайное братство которого насчитывает многие сотни лет. Чтобы стать членом Ордена, требовались годы, еще сложнее было попасть в «святую дюжину», Великий Магистрат, который был руководством, точнее сказать, мозгом Ордена. Члены братства жили и работали по всему миру, многие были очень влиятельными людьми в своих странах, но пределом мечтаний каждого из них было попасть в Великий Магистрат тайного Ордена.

О тайном Ордене мало кто знал, он был глубоко законспирирован, но, влившись в него, ты навсегда становился его собственностью: выйти из него можно было лишь в одну сторону — на тот свет. Узнавали друг друга члены братства по выколотому на мизинце маленькому треугольнику — и это было единственным, что выделяло их из толпы.

Очень ограниченный круг людей знал о том, что здание «Плазы» — как, впрочем, и много-много чего еще по всему миру — полностью принадлежало этому Масонскому Ордену, позволяя ему обладать необозримыми возможностями для своих действий.

Заседание Великого Магистрата вел невысокий пожилой человек с невыразительным лицом и проницательными глазами. Вне Ордена Масонов он носил имя Пурье и официально занимался тем, что содержал брокерскую контору на Уолл-стрит. Братья по тайному Ордену именовали его не иначе как Великий Магистр.

Двенадцать членов Великого Магистрата сидели в шелковых пурпурных мантиях за огромным круглым столом, только Великий Магистр стоял, отодвинув в сторону свое старинное резное кресло, напоминающее царский трон. Кресло Великого Магистра было обито лазоревым бархатом в отличие от тех, ни которых восседали члены Великого Магистрата: их кресла были обиты белым атласом. Полированная до зеркального блеска поверхность стола была инкрустирована символами тайного братства. В центре — треугольник с черепом со скрещенными под ним костями. Внизу надпись на латыни: «Метепотоп» (помни о смерти). В верхнем углу — циркуль, раскрытый на шестьдесят градусов, как символ высшего разума; внизу, в левом углу — наугольник, как знак подчинения орденским законам; под треугольником — солнце; ниже — обнаженный меч, строй тельный мастерок и молоток каменщика.

— Мы стоим на пороге грядущего тысячелетия! — Голос Великого Магистра торжественно и гулко растекался по каменным сводам треугольного зала собраний. — Мы должны достойно подготовиться к его встрече! У нас есть все для того, чтобы именно третье тысячелетие стало триумфом нашего святого Ордена! Карма старушки Земли в ужасающем состоянии! Высшие космические силы, с трудом справляющиеся с Великим Злом, пытаются сохранить Человечество, как хирург спасает жизнь больного путем хирургического вмешательства, отсекая больной орган. Таким больным органом признана Америка. Высшие силы считают, что, пожертвовав Америкой и отдав мировое лидерство России, можно избежать гибели нашей планеты. Лично я, Великий Магистр Ордена, не согласен с этим. Наш Орден — один из самых древних институтов тайной власти и разума. Именно мы должны вмешаться, спасти человечество и занять подобающее Ордену место в иерархической лестнице управления нашей планетой, и у нас все имеется для достижения этой высшей цели…

— Господин Великий Магистр! — Седьмой член Великого Магистрата поднял руку, показывая, что желает высказаться.

— Мы слушаем вас, Седьмой член Великого Магистрата, — дал ему слово Великий Магистр.

— Вы, ваше преосвященство, совершенно правы, говоря о том, что у нас есть все для достижения намеченных целей, но нам мешают… — Хорошо поставленный голос Седьмого члена Великого Магистрата звучал тихо, но четко: именно так говорят дикторы радио и телевидения. — Эти постоянные неприятности с Востока, которые мы до сих пор не смогли нейтрализовать, внушают некоторые опасения за судьбу наших предприятий и, главное, за судьбу нашей главной цели.

— Именно поэтому я попросил вас собраться, уважаемые члены Великого Магистрата. — Великий Магистр говорил сухо, без эмоций, но тембр его голоса заставлял любого слушающего холодеть внутри. — Я осознаю, что, подвергая вас многочасовому пути и отрывая от мирских дел, я должен иметь вескую причину для нашей ассамблеи… Итак, наша сегодняшняя тема — Восток. Я хочу, чтобы вы высказали свои мнения по поводу наших проблем, идущих с Востока. Надеюсь, мы сообща найдем способы им противостоять…

Великий Магистр сел в свое высокое председательское кресло-трон, и обсуждение началось.

— Позвольте мне… — попросил слова статный мужчина, которому на вид нельзя было дать больше пятидесяти лет.

Его высокой лоб обрамлял светлый короткий ежик волос; умные серые глаза, большой мясистый нос и крепко сжатые губы — все говорило о том, что обладатель такого лица волевой, умный и дисциплинированный человек. В миру его звали Тим Рот, в Великом Магистрате он был Десятым членом. Десятый член Великого Магистрата был одним из тех, кто недавно оказался в «святой дюжине». Еще несколько лет назад он был председателем ложи Великого Братства в одной из европейских стран. В силу своего официального статуса (он был дипломатом высокого ранга) и других субъективных причин Десятый член Великого Магистрата считался в Ордене лучшим специалистом по Восточной Европе, поскольку провел там большую часть своей жизни.

21
{"b":"7244","o":1}