ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аркадий Сергеевич не изобрел для себя ничего лучшего, как баллотироваться в Госдуму и попытаться занять там пост председателя комитета по геополитике: ему казалось, что именно в этом качестве он сумеет в полной мере использовать свои материальные и информационные ресурсы, чтобы активно противодействовать интригам и растущему влиянию Ордена.

Во свое время в руки Рассказова попали документы Великого Братства, из которых он многое узнал о стратегии и тактике внешне необъяснимых шагов Ордена и о тех, кто планирует, и о тех, кто исполняет. Многие документы он тогда же демонстративно вернул руководству тайного Ордена — в тот момент в его планы конфликт с ним не входил, — но копии с них, конечно же, снял и, конечно же, утаил и надежно припрятал наиболее взрывоопасные оригиналы. К его сожалению, за те несколько лет, что прошли с момента их получения, документы несколько устарели, тем не менее при разумном использовании они еще могли послужить детонатором и катализатором не одного сенсационного скандала всемирного значения.

Люди, которые доставили Рассказову эти документы, были убиты почти немедленно — Аркадий Сергеевич сам приложил к их гибели руку, выдав Великому Ордену тех, кто его предал. Потому непосредственных выходов на Великое Братство у Рассказова не осталось, Аркадий Сергеевич не только был опытным аналитиком, но и обладал прекрасной интуицией. Еще в годы службы в КГБ он был знаменит этими качествами и признан начальством и подчиненными, что в большой степени способствовало его быстрому служебному росту. Острый ум и умение интенсивно и продуктивно перелопачивать массу информации, оставляя в итоге крупицы истинного и полезного знания, по-прежнему помогали Рассказову видеть картину действий могущественного Ордена в целом не только в России, но и по всему земному шару.

Оставаясь в тени, Рассказов собирал и накапливал информацию, его досье на тайный Орден с каждым месяцем росло. По косвенным признакам, используя это досье, Аркадий Сергеевич вычислил несколько известных в России людей, которые так или иначе работали на Великое Братство.

Одним из них, без сомнения, был Нугзар Джанашвили. С этим банкиром Рассказов был знаком еще с начала девяностых годов: ведь именно его люди переправляли из Таиланда во Вьетнам наркотики для чеченских друзей Джанашвили. С той поры у Рассказова в его личном сейфе появилась еще одна папочка, куда педантичный и дотошный Аркадий Сергеевич постоянно добавлял любопытные факты из биографии Нуги. Досье Джанашвили пухло по мере того, как возносился его герой.

В один прекрасный день, проглядывая папку, Рассказов пришел к выводу, что Джанашвили является человеком тайного Ордена, и его аналитический мозг сразу восполнил несколько недостающих звеньев в запутанной схеме российской политики. Так складывается мозаика — отдельные части кажутся бессмысленными и некрасивыми. Но приходит мастер, расставляет все части по местам, и общая картина обретает смысл и художественную ценность. Мозаика современной русской политики была чересчур запутана даже для такого зубра, как Рассказов, однако место и роль Джанашвили он установил верно, а пока больше, ничего и не требовалось.

Несмотря на членство этого олигарха в тайном Ордене, Рассказов решил, что для своего выхода из небытия на авансцену российской политики он использует Джанашвили: тот был патологически жаден и хранил верность лишь деньгам, а деньги у Рассказова, как известно, были — и он всегда был готов их потратить ради собственного удовольствия…

Рассказов появился в России за год до описываемых событий. Незначительно изменив свою внешность — чего было вполне достаточно, чтобы когда-то знавшие его люди теперь не смогли его узнать, — он обосновался в одном из крупных городов дальневосточного Приморья и, используя свои давние криминальные связи, прочно утвердился в местной политической элите. Знали его на новом месте жительства как Матвея Семеновича Рогожина.

По легенде, он приехал на Дальний Восток из Прибалтики, откуда смог вывести свой капитал и удачно вложить его в один из золотых приисков. Превосходно разбираясь в местной ситуации и не жалея денег для подкупа нужных людей, он за короткое время оказался доверенным советником местного губернатора и подружился с депутатами всех уровней. Несколько раз Рассказов ездил в Москву с областной командой, которую возглавлял губернатор, и проявил себя в этих поездках с самой лучшей стороны. Все прочили ему блестящее будущее.

— Пора тебе, Матвей, расти политически, — говаривал ему губернатор, когда они, обливаясь потом, сидели в какой-нибудь сауне, — без этого тебе дальше расти некуда… Ты как, готов, морально-то?

— Я-то готов, пожалуй… — отвечал Рассказов. — На депутата Госдумы я, может быть, еще потяну, но как это избирателям моим будущим объяснить? Я же тут у вас без году неделя… — Досконально изучив своего шефа, он знал, как строить с ним разговор.

— Ничего, объясним! — самоуверенно заявил губернатор. — Ты у нас не последний человек в городе, личность заметная. Кого еще, как не тебя, в депутаты выдвигать? Что еще мне в тебе, Матвей, нравится, так это то, что ты в партии модные не стремишься, на себя только и надеешься.

— Ну, без добрых и верных друзей тоже никак нельзя… — хитро ввернул Рассказов губернатору.

— И я о том же! Друзья — это не партия, тут другие завязки. Более интимные, что ли. Вот, скажем, мы с тобой. Ты мне нравишься: умен, образован предприимчив, дорогу другим не переступаешь, но и свое не отдаешь. Я сам такой. — Он самодовольно усмехнулся. — Как говорится, рыбак рыбака видит издалека — вот нас друг к другу и потянуло. -Да нахера, скажи, нам эти партии? Есть только одна в России партия — партия власти! Все остальные — говно. Короче, не тяни резину и начинай действовать. Выборы — не за горами. А мы, чем надо, поддержим, так что и денег тебе на все про все много не потребуется…

Получилось, как и планировал Аркадий Сергеевич: в нужный момент он выставил свою кандидатуру на выборах. И, как показали предварительные опросы общественного мнения, его кандидатура в Госдуму лидировала с огромным отрывом от других кандидатов.

Можно было считать, что депутатский мандат у Рассказова уже почти в кармане. Тогда Аркадий Сергеевич собрался вести борьбу на другом, более сложном фронте. Оставив своих помощников решать местные дела, он отправился наводить политические мосты в Москву. И первым, кого он вытащил на встречу, стал Нугзар Джанашвили.

Имена людей, на которых ссылался, прося о встрече, по телефону Рассказов, сделали свое дело — Нугзар согласился сходить в ресторан с неизвестным ему предпринимателем из Приморья. Нуга не узнал Рассказова в его новом обличье. Аркадий Сергеевич знал, на какие клавиши надо надавить в разговоре с Джанашвили, и сумел в два счета расположить к себе собеседника.

Они договорились, что Нугзар поможет наладить Рассказову политические связи в Москве, а Аркадий Сергеевич будет за каждое знакомство платить хорошие деньги, а также обязуется представлять интересы Нугзара на Востоке России и даст ему рекомендации к банкирам Южной Кореи и Японии.

Для первого раза этого было более чем достаточно, и оба предпринимателя разошлись в тот вечер взаимно, довольные беседой. Если бы Джанашвили хотя бы на секунду померещилось, что его новый знакомый отдаленно напоминает известного ему по прошлой жизни главаря сингапурской наркомафии Рассказова, он не был бы в столь бодром настроении: уж слишком страшные вещи слышал он об Аркадии Сергеевиче, чтобы так легко и дружелюбно с ним сходиться…

VII. Заложники

Вот уже третьи сутки сидели Савелий и его проводник Мамет-хан на опушке горного редколесья, невзирая на то, что почти все время — то ли из окутывающих горы облаков, то ли из нависшего над ними густого тумана — на них сочилась противная мелкая изморось, пропитавшая за эти дни все их вещи и одежду насквозь; казалось, влага проникла до самых костей. Хорошо, хоть воздух в это время года был теплым, даже по ночам, иначе им по-настоящему пришлось бы туго. Савелий и Мамет-хан не могли ни натянуть тент над собой, ни разжечь костер: вершина горы, на которой они расположились, торчала среди других, похожих на нее, неподалеку от границы Чечни и Дагестана и была в самом центре укрепрайона большого чеченского отряда, который отсюда постоянно совершал набеги на дагестанские села.

24
{"b":"7244","o":1}