ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они не знали, сколько еще продлится их томительное ожидание. Все время молчащий Мамет-хан Магометов на вопрос Савелия, когда здесь появится его человек, отвечал только «надо ждать» и снова замолкал, погружаясь в собственные думы.

Мамет-хан был жителем небольшого приграничного дагестанского села, власть в котором вот уже с год захватили дагестанские мусульмане-ваххабиты. Они ввели в селе шариатские порядки. Магометов был чеченцем, из тейпа горцев, к которому принадлежал сам знаменитый чеченский командир Басаев. Но к введению шариата Мамет-хан относился отрицательно: у него была русская жена, которую он привез из Махачкалы пять лет назад; двое его — в мать — русоголовых детей, двух и четырех лет, даже внешне отличались от детей односельчан Мамет-хана. И с введением шариата в их приграничном селе начались тяжелые времена.

Сначала какие-то пришлые злые люди вдоволь поиздевались над Наташей, женой Мамет-хана. Поймав ее у местного магазинчика, трое вооруженных людей затащили Наташу в «уазик» и увезли в горы. Двое суток они втроем насиловали ее, на ночь привязывая за светлые волосы к вбитому в землю колу.

— Ты — дочь шайтана! — прохрипел один из них. — Скажи нам спасибо, что мы оставили тебе жизнь. В вашем святом селе не должно быть грязных неверных!

И насильник, сорвав с нее платье, обхватил грязными лапами ее бедра, приподнял, больно ударил по спине, заставляя прогнуться сильнее, и грубо ввел в ее задний проход свою разбухшую от похоти плоть. Рыча по-звериному, насильник сопровождал движения постоянными ударами по нежному телу женщины. Насытившись вволю, бандит оттолкнул женщину на землю, вытер свою плоть ее платьем и презрительно сплюнул на бедную жертву. Наступил черед второго, такого же злобного и похотливого насильника, затем третьего…

Второй насильник был настоящим садистом: ему нравилось слушать, как Наташа стонет, когда он, заставив ее доставлять себе удовольствие ртом, при этом кончиком небольшого кинжала, который он носил в хитроумном приспособлении у локтя, прокалывал ее атласную кожу на спине. А когда от боли она теряла сознание, он в ярости безжалостно дубасил ее кулаками и тыкал ей в задний проход кожаными ножнами кинжала, раздирая прямую кишку до крови.

Третий оказался прямо-таки ненасытным зверем: даже его приятели ржали, когда он снова и снова залезал на совсем уже потерявшую силы женщину. Недовольный ее бесчувственностью, боевик бил ее, заставляя языком возбуждать его плоть, — и Наташа только ради своих малолетних детей находила в себе силы, чтобы вытерпеть этот дикий ужас…

Она буквально приползла домой, когда почерневший от безрезультатных поисков Мамет-хан сидел, обняв детей, на крыльце своего дома и думал, как ему дальше жить. Увидев, что бандиты сотворили с его любимой женой, он заскрипел от ярости зубами: такое нельзя было простить, и Мамет-хан, призывая в свидетели всех святых, поклялся, что найдет насильников и их кровью смоет позор со своей семьи.

Через несколько дней, когда бедная женщина немного пришла в себя, они собрали вещи и уехали в Махачкалу, где жил дальний родственник Наташи, офицер-пограничник. Оставив семью на попечение его жены (сам капитан почти безвылазно находился на службе), Мамет-хан хотел вернуться в родное село, чтобы начать поиски насильников, но тут-то его на автовокзале и подцепил Савелий, безошибочно угадавший, что у этого мрачно молчащего мужика с опустошенными грустными глазами случилось большое горе. Понемногу Савелий разговорил Мамет-хана и, узнав его страшную историю и откуда он родом, предложил ему объединить их усилия.

Савелий не стал ничего скрывать от Мамет-хана и объяснил, зачем ему надо быть в чеченском селе неподалеку от райцентра Ведено: по сведениям, которые ему добыл его названый брат Андрюша Воронов, майор ФСБ, там, на территории бывшего пионерского лагеря, находится основной учебный центр Хаттаба — чеченского командира, пожалуй, самого фанатичного и жестокого поборника ислама на чеченской территории.

О нем стоит сказать особо. Эмир аль-Хаттаб, известный также по кличкам Ахмед-Однорукий (у него покалечена правая рука) и Черный Араб, родился в Иордании в 1969 году, в состоятельной семье. Учился в военной академии в Аммане и служил в гвардии короля Хусейна. Исповедует ваххабизм — одно из наиболее радикальных направлений в исламе.

Последние пятнадцать лет участвовал в различных вооруженных конфликтах: в Афганистане, Палестине, Ираке, Таджикистане. Владеет всеми видами стрелкового оружия, имеет репутацию классного специалиста минно-взрывного дела. Хаттаб близко знаком с «мировым террористом N1», самим Бен-Ладеном, которого не без оснований считают организатором взрывов у посольств США в Кении и Танзании в 1998 году.

В Чечню Хаттаб приехал в 1995 году и возглавил отряд иностранных наемников «Джамаат ислами». От подчиненных он всегда требует беспрекословного повиновения и зачастую даже отбирает документы, чтобы боевики не смогли уехать без его ведома.

Хаттаб неплохо владеет русским языком, но с российскими журналистами всегда предпочитал говорить на смеси ломаного русского с арабским и английским, внятно выговаривая по-русски только два слова — «собаки» и «свиньи», которыми он характеризует русских и вообще всех, придерживающихся православного вероисповедания.

Люди Хаттаба нанесли нашим войскам большой ущерб: именно Хаттаб организовал засаду у села Дачу-Борзой в апреле 1996 года, когда его наемники уничтожили батальон федеральных войск. Тогда из мотострелковой колонны спаслись всего тринадцать военнослужащих.

Хаттаб был плотно связан с лондонскими мусульманами, возглавляемыми шариатским судьей, который объявил джихад России и снабжал Хаттаба не только финансами, но и боевиками.

Именно Хаттаб является основателем Исламского института Кавказа, основная задача которого насаждение на Северном Кавказе ваххабизма. Исламский институт готовит агитаторов, диверсантов и террористов. Занятия ведутся круглосуточно. Там обучаются юноши с Северного Кавказа, из Таджикистана, Киргизии, Казахстана, а также из Татарии, Башкирии и других регионов России; их общая численность достигает примерно двух тысяч человек.

Хаттаб всегда отличался изощренной жестокостью: отрезал у своих жертв уши, носы, снимал скальпы. Все это часто снималось на видео, которое потом демонстрировалось лидерам заграничных мусульманских организаций на переговорах о выделении Хаттабу денег. Еще один важный источник средств Хаттаба — производство и реализация наркотиков, похищение людей…

Проводив в аэропорт майора Измайлова и спасенных им солдат, Говорков, после недолгих размышлений, отправился на автовокзал, чтобы попытаться найти себе проводника для нелегального рейда в Чечню. Наметанным глазом он сразу нашел того, кто ему нужен. И он не ошибся — Мамет-хан Магометов словно специально дожидался здесь Савелия. Так как он сам собирался перейти границу Чечни, чтобы начать поиски насильников, человек, который при случае мог ему помочь, конечно же, был нужен Мамет-хану. Он, правда, плохо знал окрестности Ведено, но пообещал связать Савелия со своим дальним родственником, который жил в тех краях и тоже пострадал от экстремистов-боевиков.

Его двоюродный брат Хасан-бек работал агрономом в одном из местных колхозов и, когда начались военные действия против российских войск, счел своим долгом занять нейтральную позицию и не поддаваться на уговоры вступить в чеченское ополчение.

Хасан-бек любил читать книги, всерьез интересовался театром и до прихода Дудаева к власти часто ездил в Грозный на спектакли; в своем селе он считался образованным, интеллигентным человеком — ив общем-то был таковым. Именно поэтому, когда от него потребовали забыть об искусстве и взять в руки автомат, Хасан-бек не смог этого сделать (он не хотел убивать и никогда не поднял бы руку на человека), что превратило его в изгоя в глазах не столь образованных, как он, односельчан. Они сочли его поведение если не предательством, то трусостью. Для мужчины-чеченца подобное мнение о нем односельчан равносильно гражданской и моральной смерти.

25
{"b":"7244","o":1}