ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наш Костик никогда на такое не пойдет, — вступалась за сына мать, — просто он молодой, красивый, сильный…

— А деньги-то у него откуда?

— Не знаю…

— То-то и оно!..

Выполняя щекотливые поручения богатых дамочек, Костя почти совсем перестал бывать дома. Как и у всякого порядочного сыщика, у Константина Рокотова была своя агентура, среди которой особое место занимали проститутки: они как-то особенно много успевали увидеть и запомнить.

Молодой сыщик не знал, как ему благодарить судьбу, когда она подкинула ему знакомство с Миленой Богданович, — настолько полезным оказалось их общение.

А произошло их знакомство вполне тривиально: у Милены были проблемы, и кто-то из знакомых девиц дал ей телефон Рокотова, посоветовав обратиться за помощью к нему.

— Милый мальчик, ты не пожалеешь! — сказала тогда подруга, протягивая визитку Рокотова. — Умен, красив, а в постели просто зверь! Действительно настоящий Барс, как его и называют!

Милена усмехнулась и покачала головой, явно сомневаясь в объективной оценке своей подруги.

— Улыбаешься? Посмотрим, что ты скажешь, когда сама убедишься в моей правоте…

Милена с трудом дозвонилась до него, и Костя назначил ей встречу на арендованной квартире, оборудованной под офис своего агентства.

Константин, который в последнее время не знал, куда ему деваться от назойливых приставаний скучающих тридцатилетних жен и любовниц банкиров, преуспевающих бизнесменов, а также жен и дочерей известных политиков, широко раскрыл глаза, когда увидел Милену.

Несмотря на то что ей тоже было около тридцати, выглядела она как шестнадцатилетняя девчонка: свежее, почти без следов косметики, лицо, спортивная, ладно сложенная, аккуратная фигура, крепкая, средней величины красивая грудь, короткие светлые волосы, ноги, как у фотомодели… Было от чего закружиться бедной Костиной голове.

Знал бы он, сколько трудов и денег стоила вся эта красота — ведь Милена вела ночной образ жизни, не отказывалась от лишней сигаретки и алкоголя; к тому же ее работа была связана с постоянными стрессами — но ни одна из вредных привычек не сказывалась на ее поистине сказочной красоте. Везде, где бы ни появлялась Милена, мужики, да что там мужики, даже женщины не могли оторвать от невосхищенного взгляда и смотрели до тех пор, пока она не исчезала из виду.

Константин был поражен, убит наповал, когда узнал, чем занимается Милена. Она содержала очень дорогой элитный подпольный публичный дом, который официально считался массажным салоном. Услугами ее «массажисток» пользовались исключительно люди из высших эшелонов власти: дипломаты, депутаты, министры, генералы… Ее девочки знали иностранные языки, могли поддержать беседу об экономике, о литературе или искусстве; зачастую они в качестве секретарей сопровождали своих высокопоставленных клиентов за границу и, между прочим, в этих поездках не только неплохо работали в постели, но и оказывали помощь в делах клиента в качестве переводчиц и референток.

Сама Милена тоже когда-то была дорогой валютной проституткой по вызову; она никогда не ловила своих клиентов на улице или по ресторанам — за ней прикатывали на лимузинах, приглашали в театры, дарили цветы и довольно часто предлагали руку и сердце. Однако нужно отдать должное силе ее характера и внутренней порядочности, как ни парадоксально это звучит, — несмотря на продажность ее профессии, она жестко разделяла «работу» и личную жизнь, а потому хотела найти себе настоящего спутника, чтобы любить и быть любимой.

Со временем, когда Милена подыскала нескольких девушек себе на замену, она оставила за собой роль сутенерши и с мужчинами спала только тогда, когда ей самой этого хотелось.

К Константину ее привела неприятность: исчезла одна из лучших ее девушек. Поехала в фитнесс-клуб и пропала. Поскольку эта красотка по прозвищу Катя-Розанчик была любимицей одного очень известного предпринимателя, который готов был платить любые деньги только за то, чтобы заполучить Катю-Розанчика вне очереди, Милена, зная его, опасалась, что тот мог ее выкрасть. Да и возможности для подобных эскапад у него имелись.

Выслушав в подробностях историю о пропавшей девушке, Константин обещал помочь. Он покрутился у фитнесс-клуба, пообщался с подругами Кати, понаблюдал за предпринимателем — и через пару дней уже выяснил, что Катя-Розанчик, влюбившись в одного модного рок-музыканта, укатила с ним на гастроли в Сибирь.

Когда он рассказал об этом Милене, то, на его удивление, та облегченно рассмеялась:

— Вот дурочка! Могла бы «мамочку» предупредить, я бы ее поняла и отпустила с легким сердцем…

Костя уже знал, что девушки в заведении Милены с любовью называют ее «мамочкой» — она и вправду заботилась о них, как о своих родных дочерях.

— Что вы теперь станете делать? — спросил Рокотов.

— С Катей? Да ничего, — ответила «мамочка», — главное, чтобы она была жива и здорова. А что она к нам еще вернется, если ее никто не станет силой удерживать, в этом я уверена. Салон — их настоящий дом. Заходите к нам как-нибудь на огонек, сами в этом убедитесь…

Константин с радостью не преминул воспользоваться приглашением и уже через пару дней, когда у него оказалось несколько часов свободного времени, приехал на Страстной бульвар, где в большой десяти комнатной квартире старинного особняка жили (а иногда и работали) прелестные «дочки» Милены «мамочки».

Его встретили очень радушно. Милена представила Константина как самого красивого и самого благополучного сыщика, которого она знала в жизни. Костя покраснел от смущения: на него смотрели семь пар красивых глаз. Легкие домашние халатики и штанишки не скрывали девичьих прелестей, их естественное любопытство к нему было подогрето словами Милены. И Константин, чувствующий себя, словно козел, попавший в огород со спелой и свежей капустой, не знал, как себя вести в данной ситуации — как друг семьи, как потенциальный клиент или как обычный мужик, которому подвернулся случай полакомиться сразу несколькими вкусными блюдами…

— Примите нашего гостя как самого лучшего своего друга. Костик — хороший мальчик! — сказала Милена, пристально посмотрев на покрасневшего Константина; ему показалось, что она видит его насквозь: все его желания, комплексы, страхи. — Сводите мальчика в баню, что ли, а то он сейчас под землю от страха провалится. — «Мамочка» заразительно рассмеялась.

— А как мы мальчика будем звать? — поинтересовалась Гуля, высокая статная брюнетка, приехавшая в Москву из Казахстана. — Костиком — как-то неинтересно. Костянчик — несколько грубовато. Товарищ следователь — вообще не звучит…

— Насколько я знаю, — лукаво подмигнув Константину, улыбнулась Милена, — мужчины зовут его Барсом, ну а женщины… — Она сделала выразительную паузу.

— Барсиком! — со смехом добавила веселая Гуля, показывая свои белоснежные зубки.

Лицо Константина залилось румянцем, как у четырнадцатилетней девчонки.

— Пошли! — потянула его за руку одна из девушек, которую звали Люся.

— Что, вот так сразу? — удивился Костик.

— Чай потом будем пить, правда, девочки? — засмеялась Люся. — Да ты что, боишься нас?

— Не бойся, мы тебя не тронем! — ответно засмеялась другая девчонка, назвавшаяся Мариной.

— Разве только самую малость! — добавил кто-то.

— Ну, массажик легкий сделаем и отпустим, не бойся! — снова подхватила Марина.

Девушки уже хором смеялись: весело, звонко, легко. Они не кокетничали, не старались вызвать у Рокотова сексуального возбуждения — они просто отдыхали от работы и в это время делали все, что хотели. Как будто сестры играют с братом. Костя быстро понял это, и на душе у него отпустило: по правде сказать, он поначалу напрягся, не хотелось ударить перед этими раскованными и бесстыжими красавицами в грязь лицом…

— Я? Боюсь? С чего это ты взяла? — Костя поднялся из кресла и пошел следом за бегущей по коридору Люсей.

К его удивлению, в этой квартире имелась настоящая русская баня: с парилкой, березовыми и дубовыми веничками, различными настойками для печи. Позже он имел возможность убедиться, что эта громадная квартира, занимающая в доме чуть ли не весь этаж, отлично переоборудована.

38
{"b":"7244","o":1}