ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Иди парься пока, — втолкнула его в раздевалку Люся и закрыла за ним дверь.

Костя не спеша разделся, зашел в парилку и с удовольствием примостился на самом верху широкой деревянной лестницы, ступени которой вполне позволяли вольготно развалиться на ней. Заметив ковшик и тазик с водой, он намочил палец и принюхался: запах мяты. То, что надо! Набрав половину ковшика, Костик плеснул водой на раскаленные камни, и парилку мгновенно заполнил душистый запах мяты.

С него сходил третий или четвертый пот, когда в парилку, хихикая, впорхнули три девушки. Костя лежал на животе, уткнувшись лицом в руки, сложенные под головой, поэтому только услышал их.

— Ну что, ты готов? — узнал Костя Люсин голос.

— К чему?

— Он еще спрашивает, девчонки! — деланно-возмущенно воскликнула Люся. — Ты ж в бане! А ну, навались, девчата!

Костя почувствовал, как по его плечам, спине, ногам в три руки захлестали веники. Конечно, у девчонок сила была не та, но он настолько уже успел расслабиться, что его мышцы ходуном заходили даже от девичьих ударов. Все его тело поддалось приятной истоме. Костик просто балдел, только что не хрюкал от удовольствия.

— Переворачивайся! — минут через пять приказала Люся.

Разомлевший от пара и веников Костя попытался шевельнуться, но девчонки, не дожидаясь, когда он выполнит команду, сами перевернули его на спину и продолжили наяривать по нему вениками.

Костик открыл глаза. Лучше бы он этого не делал… Картина, представшая его взору, была самой соблазнительной и прекрасной, какую он только видел в своей жизни: над ним стояли три совершенно обнаженные, блестящие от пота красотки. Их крепкие груди плавно покачивались в такт движениям, мышцы бедер и живота то напрягались, то расслаблялись в зависимости от того, какое движение производилось — замах или удар; их усыпанные капельками пота разноцветные шерстки лобков были на уровне Костиных глаз — и он не мог оторвать взгляда от совершенства этих покатых холмиков, под нежной шерсткой которых таилось обещание неземного блаженства…

— Девчонки, гляньте-ка, наш Барсик проснулся! — засмеялась Марина.

Услышав это, Костя только тогда почувствовал, что его молодая плоть не только «проснулась», но и разбухла до такой степени, что, как ему показалось, вот-вот лопнет от напряжения.

— Хорош красавец! — заявила Люся. — Чур, я первая!

Не успел Костя ничего толком сообразить, как почувствовал, что тонкие нежные девичьи пальчики гладят его плоть, ласкают, баюкают. Он Закрыл глаза и застонал от наслаждения. Его губ коснулись пухлые влажные губы, по ступням, упруго прижимаясь, прошлись мячики грудей. Еще несколько секунд Костик как-то ухитрялся сдерживать поднимавшуюся внутри его жаркую волну, затем из него ударил фонтан его чувственного нектара, который Люся вызвала своим быстрым язычком; мышцы его тела конвульсивно напряглись на пике высшей истомы — и он, улетая куда-то в заоблачные дали, несколько раз вскрикнул от эротического напряжения, потом глубоко и с облегчением вздохнул…

— Ну, Барсик, с приземлением, милый! Спасибо за угощение… — услышал он женский голос.

Костя открыл глаза. Рядом на полке сидела облизывающаяся Люся. Марина продолжала поглаживать своими грудями подъем его ступней, икроножных мышц, а третья девушка, Ольга, массировала пальцы на его руках.

— Ох, девчонки, что же вы такое со мной делаете? — ласково спросил он. — Я ж растаю сейчас от удовольствия.

— Так, девчата, закругляемся! — приказала Люся. — «Мамочка» нам этого не простит!

— Да, ты свое получила, а мы? — с обидой в голосе сказала Марина.

— Эй, вы чего? — встрял в разговор Константин. — Не бойтесь, меня еще надолго хватит… Дайте только сполоснусь. Кажется, я бассейн видел…

— Ну-ну, как же! Там, в бассейне, тебя только и ждут! Не пускайте его, девчонки! — закричала Ольга.

— Эй, нельзя столько в парилке сидеть, потом все изойдем, — вступилась за Костю Люся. — Мы с ним пойдем и никому его не уступим. Пошли!

Девчата стащили Костика с его ложа. Он вслед за ними вышел из парной и направился к небольшому бассейну, где плескались еще две красотки. Его уже не возбуждали ничьи прелести, хотелось просто плюхнуться в прохладную воду И выпустить из себя накопившийся внутри жар. Он поднялся по ступенькам и с головой окунулся в зеленоватую, насыщенную морскими солями воду.

— Эй, подруги, не приставайте к Барсику! — предупредила Ольга и для пущей предосторожности подошла к барьерчику бассейна.

Костик, отфыркиваясь, вынырнул из воды.

— Кто-то, кажется, меня обещал чаем напоить? — напомнил он, вылезая из бассейна.

Он поднял валявшееся на полу чье-то большое махровое полотенце и обмотал его вокруг бедер…

В тот день Костя так и не смог уйти из гостеприимной квартиры. Сначала, напоив чаем, его — якобы показать свои фотокарточки — увела к себе в комнату Марина. Узнав, что она когда-то действительно работала фотомоделью, Костя из любопытства пошел за ней — и не успел опомниться, как Марина, нетерпеливо повалив Костю на кровать, уже по полной программе воспользовалась его мужским достоинством.

Через час он достался Ольге — невысокой шатенке, которая когда-то занималась художественной гимнастикой и даже имела звание мастера спорта. Таких сексуальных поз и таких крутых растяжек, как у нее, Костя никогда не видел. Это его впечатлило и раззадорило до такой степени, что Ольга воем кричала, когда он входил в нее.

А напоследок было самое сладкое… Его завели в какую-то комнату и предложили отдохнуть. Костик тут же задремал и проснулся только тогда, когда оказался в жарких объятиях самой Милены. Она была профессионалкой высшего класса и, несмотря на то что Костик только что уже пережил несколько романтически-страстных моментов, смогла возбудить его настолько, что они, почти без перерывов, занимались любовью несколько часов подряд…

С той поры Костя регулярно наведывался на Страстной бульвар. К девчонкам он относился как к сестрам. А от Милены просто сходил с ума. Девочки знали об этом и старались к нему особо не приставать, только лишь легко заигрывали; их «мамуля», кажется, отвечала Косте взаимностью…

Кроме плотских наслаждений Костя получал в этой квартире такую информацию, которая для иного человека была бы просто бесценна. Многие журналисты за откровения «массажисток» Милены могли хорошо заплатить. Еще бы

— кому не интересно знать, что известный всей стране депутат, миллионер-коммунист и примерный семьянин, регулярно, два раза в неделю, парится в бане на Страстном бульваре и способствуют ему в этом приятном занятии пара молоденьких, полностью обнаженных красоток?..

Но для Константина сведения подобного рода не представляли интереса: в круг его расследований ни сплетни, ни экономика с финансами не входили. Рокотов-младший по-прежнему выслеживал любовников, пропавших жен и мужей, выполнял поручения богатых дамочек — найти им квартирку на время, сочинить прикрытие для ревнивого мужа, нанять надежного и молчаливого охранника…

Все это ему, по правде, уже начало надоедать, и он хотел постепенно переключиться на поиски угнанных машин. И тут-то его и вызвонил Савелий.

— Как дела? — поинтересовался Бешеный, который всегда — по-восточному — предпочитал начинать разговор издалека.

— Живем, хлеб жуем, — откликнулся Костик. — Ты где пропадал? Обещал ведь позвонить…

— Извини, все как-то не получалось. Но вот теперь уж точно пообщаемся…

— Что, помощь понадобилась? — догадался Костик.

— Точно в цель!

— Что-то важное?

— А ты как думаешь?

— Думаю, что ты просто так никогда не позвонишь. Ты же любишь в одиночку работать. Значит, если я понадобился, то либо работы много, либо — как в Питере было — тебе партнер для прикрытия нужен.

— Верно думаешь, молодец, нюх не теряешь, и с логикой у тебя по-прежнему все в полном порядке! Ты еще не забыл, как «на хвоста садиться»?

— Да нет, я в последнее время только этим и занимаюсь; мужей для жен выслеживаю — и наоборот.

39
{"b":"7244","o":1}