ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг женщина впервые подняла голову, взглянула каким-то странным взглядом на Амирана-Мартали и тихо проговорила:

— Скоро снег пойдет… Как же ты будешь там лежать, доченька? Тебе же холодно будет…

— Прощай, мать! — вздохнул Амиран. Он понял, что женщина замкнулась в своем горе и ничего не видит и не слышит вокруг.

— В мерзлой земле холодно… — проговорила женщина и вновь склонилась над мертвым телом дочери.

Амиран вышел на дорогу и стал ловить попутку…

После того случая Амиран-Мартали и Рассказов стали заклятыми врагами. Они не объявляли друг другу войну, но и без слов все было ясно. Амирану с его понятиями о чести и справедливости было не по пути ни со жлобами типа Джанашвили, ни с бессердечными злодеями вроде Рассказова…

Примерно в эти же дни Константин Рокотов, получив от Савелия задание наблюдать за Джанашвили, изо всех сил старался не упускать его из виду ни на секунду. Однажды Константин так увлекся, что оказался с ним в одном ресторане, куда Джанашвили завалился с очередной миловидной проституткой.

Не желая засветиться, Рокотов тоже решил перекусить: время было обеденное. Судя по сделанному заказу, Джанашвили явно мог засидеться до позднего вечера, и поэтому Константин, уверенный, что ничего существенного, о чем ему обязательно следовало бы знать, не произойдет, расплатился за свой обед и направился к выходу, чтобы съездить на заправку: бензина оставалось с гулькин нос. Спустившись на первый этаж, он уже хотел было выйти из ресторана, как ему на глаза попалась дверь туалета, куда Константин предусмотрительно направился — неизвестно, какая очередь ждет его на заправке.

После сытного обеда у неге было благостное настроение, и он начал насвистывать широко известную по всему миру мелодию из популярного фильма «Генералы песчаных карьеров». Едва он приоткрыл дверь, как в просторной туалетной комнате к нему подошел какой-то довольно худощавый парень. Он был чуть выше Константина ростом, одет не слишком богато, но с явным вкусом: элегантная кожаная курточка, стильные кроссовки, модные джинсы.

— Привет! — многозначительно сказал он; его глаза странно блестели и смотрели на Константина с явным беспокойством.

— Привет! — недоуменно отозвался он.

— Ты уверен, что тебе одной дозы хватит? — спросил незнакомец.

Рокотов моментально понял, что перед ним наркоторговец, и тут же решил накрыть распространителя «белой смерти». Но для верности ему нужно было точно знать, что смертельный товар находится при нем.

— Ты прав: чего мелочиться? Все равно до утра не хватит! — Константин постарался говорить с некоторым придыханием, так, как говорили наркоманы, с которыми ему приходилось общаться еще в Питере, когда он помогал Савелию.

— И сколько возьмешь? — Парень явно обрадовался такому неожиданному повороту.

— А сколько у тебя есть? — в свою очередь поинтересовался Рокотов.

— Много! — усмехнулся тот.

— И семь доз? — после небольшой паузы, словно взвешивая свои возможности, что действительно соответствовало истине, спросил Константин: сегодня утром одна из его бывших клиенток выплатила наконец гонорар за выполненную работу.

— Да хоть десять! — скривился парень. — А с манишками как?

Константин пожал плечами и молча полез во внутренний карман пиджака, но тут парень выхватил пистолет.

— Не психуй: мани хочу показать! — усмехнулся Рокотов и чуть оттопырил полу пиджака.

— Очень медленно…

— Как скажешь… — Константин нарочито медленно вытащил портмоне.

Наркоторговец разом успокоился и сунул пистолет за пояс.

— Засвети! — бросил он.

Константин приоткрыл портмоне и шелестнул стодолларовыми купюрами.

— Хорошо, пошли! -Парень совсем успокоился.

— Далеко товар?

— Нет, в машине…

Рокотов кивнул, убрал портмоне в карман. У него оставалось несколько секунд, чтобы определиться, как ему поступить. Если торговец один, то проблем никаких не будет, а если его кто-то прикрывает, то нужно будет действовать по обстановке. Костя вдруг подумал, что есть еще один опасный момент: настоящий наркоман. Он уже сообразил, что мелодия, насвистываемая им, является условным паролем для наркоманов и торговца. Направляясь к двери, он сжался, как пружина, в любой момент ожидая знакомой мелодии. Однако его, вероятно, хранил сам Господь: никакого свиста до самой машины, да и машина оказалась пустой.

Парень снял сигнализацию с голубого «Мерседеса» и тихо проговорил, кивнув на заднюю дверцу:

— Садись!

А сам сел на пассажирское место рядом с водительским, залез в бардачок и вытащил оттуда полиэтиленовый пакет, в котором были видны приготовленные для продажи порции героина.

— Семь, говоришь? — переспросил наркоторговец.

Дальше медлить было нельзя, Константин выхватил из кармана позолоченный «Паркер», подаренный отцом еще в день окончания школы, и приставил ручку к шее наркоторговца.

— Очень медленно, двумя пальчиками, достаешь пистолет и ласково, не дергаясь и безо всяких глупостей, передаешь его мне! — тихим, вкрадчивым голосом прошептал ему Константин и чуть громче добавил: — И без глупостей, если хочешь остаться живым.

— Тебе что, малый, жить надоело? — попытался хорохориться парень, но его выдал дрожащий голос. И это правильно: кому жить не хочется?

— А мне кажется, что это тебе жить надоело! — возразил Рокотов и грубо ткнул ручкой ему в шею. — Пистолет сюда! Живо!

— Хорошо, хорошо! — сдался тот, медленно вытащил пистолет из-за пояса и отдал Константину. — Ты кто, мент?

Взяв пистолет, Костя взвел затвор:

— Нет, добрый Робин Гуд… Теперь пакет! Парень повиновался.

— А теперь колись: у кого берешь эту гадость?

— Меня ж замочат! — испуганно воскликнул тот и всхлипнул.

— А может, и нет, а я тебя сейчас могу кончить!

— Я имени его не знаю, меня свели с ним! — захныкал тот.

— Не вешай лапшу! — Рокотов ткнул его в затылок, на этот раз пистолетом.

— Я не вешаю: правда не знаю, но могу показать, где он живет!

— Вот и хорошо! Медленно пересядь на место водителя, только напоминаю: без глупостей!

Вскоре они остановились у многоэтажки на Кутузовском проспекте. Константин накрепко связал своего пленника, сунул ему в рот его же носовой платок и направился к будке у шлагбаума. Прикинувшись страховым агентом, он разговорился с дежурившим на посту охранником, наплел что-то про названную наркоторговцем квартиру и поинтересовался человеком, проживающим в этой квартире. Как же он был удивлен, когда услышал фамилию — Рогожин. Это надо же случиться такому совпадению? Он наблюдает за Джанашвили, тот засвечивается с Рогожиным… Неужели и Джанашвили занимается наркотиками? Маловероятно! А может, это просто однофамилец того Рогожина?

Константин спросил, дома ли хозяин квартиры, но охранник сказал, что сейчас Рогожина нет дома и потому он его не пропустит. Позвонив из телефона-автомата знакомому майору на Петровку, Константин вкратце рассказал о вооруженном задержанном с героином (умолчав, впрочем, о Рогожине, решив поделиться этой новостью сначала с Савелием), попросил выслать наряд, но его не впутывать и все лавры взять себе. Майор радостно согласился, и его сотрудники вскоре приехали. Не задавая лишних вопросов, они взяли задержанного, его оружие и тут же укатили.

А Рокотов, решив, что теперь Рогожин от него и так никуда не денется, поехал домой, чтобы немного поспать. День был насыщенным, длинным, и он настолько устал; что утратил бдительность и не заметил, что за ним давно следует черный джип «Чероки»…

В джипе ехали боевики Амирана-Мартали, который, руководствуясь известной поговоркой «враг моего врага — мой друг», все-таки стремился узнать, кто еще, кроме него, так пристально интересуется дружбой Джанашвили с Рогожиным; вряд ли это мог быть их друг или союзник. Скорее наоборот. Ну а если так, то почему бы и не познакомиться с неизвестным доселе врагом Нугзара?..

Амиран попросил ребят Сереги-Трехпалого, пасущих Джанашвили, уделить особое внимание тому, кто, как и они, «сидит на хвосте» у Нугзара. Прошло несколько дней, и бойцам Сереги-Трехпалого наконец удалось выяснить, кто этот неизвестный.

42
{"b":"7244","o":1}