ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понимаешь, Андрюша, получилось так, что мы с этим Амираном-Мартали одно дело проворачиваем, друг дружку не зная. Ну, чтобы делу не мешать, надо бы вместе его делать. Вот я и хочу понять, можно ли этому Мартали доверять?

— Об этом не беспокойся, — твердо сказал Ростовский. — Амирана не зря Мартали окрестили: его слово — закон. Если вы договоритесь о чем-то, он все в натуре сделает, как надо, и не предаст никогда, не кинет. Жаль, что я с ним, как ты, не пересекусь никак — на разных фронтах воюем, — лично мне с таким человеком только в радость было бы в одном окопе сидеть…

— Спасибо, Андрей, я рад тому, что от тебя услышал, — Савелий понял, что не ошибся в своих предположениях об Амиране-Мартали, — ты мне очень помог.

— Забегайте еще! — весело бросил на прощанье Ростовский.

— И не благодари, — продолжил Андрей, — подумаешь, базару-то на пару минут! Ты лучше скажи, когда время найдешь со старым босяком посидеть?

— Не знаю, — честно сказал Савелий, — но обещаю, что как только, так сразу…

— Ладно, заметано! Ну, будь здоров! Увидишь Амирана-Мартали — передай от меня ему привет и мое полное уважение.

— Сделаем!

Закончив разговор с Ростовским, Савелий вынес из него главное: судьба неожиданно подарила ему союзника — и там, где он никак этого не ожидал.

Что ж, разумно пойти на контакт с Амираном-Мартали, и чем быстрее это произойдет, тем лучше будет для их общего дела. Савелий выждал пару часов — было еще рано звонить в такую пору незнакомому человеку — и ровно в полдень набрал его номер.

— Ты хотел со мной познакомиться, — сказал Савелий, когда Амиран нажал кнопку «разговор» на своем сотовом. — Я готов с тобой встретиться. Где и когда?

Секунду подумав, Амиран догадался, что звонит заказчик сыщика, а потому назвал время и предложил встретиться на воздухе и, конечно же, без каких-либо свидетелей.

Через несколько часов они, как и договорились — без свидетелей, сидели на лавочке неподалеку от храма Христа Спасителя и тихо разговаривали.

Константин довольно точно описал Амирана, поэтому Савелий без труда его узнал и подошел к нему:

— Амиран-Мартали?

— Да. — Высокий и стройный Варднадзе вопросительно взглянул в глаза Савелия.

— Зови меня Бешеным, так проще.

— Хорошо! — кивнул тот и тут же спросил: — Ты, случайно, не парился на «пятерке»?

— Да, был такой факт в моей биографии, — криво усмехнулся Савелий.

— Вдвойне рад знакомству! — Амиран радушно улыбнулся. — О тебе я от Короля слышал…

— Как он?

— Держится пока, хотя… — он глубоко вздохнул, — дай ему Бог еще с год протянуть… Они немного помолчали.

— Спасибо тебе за Константина, — поблагодарил Савелий. — Он мне здорово помогает, я бы не хотел, чтобы с ним что-то случилось, тем более из-за моих дел…

— Не за что, — улыбнулся Амиран, — я видел, что твой парень ничего не скажет, зачем его было зря мучить?

— Точно. Пойдем присядем… .

Следующую пару часов будущие партнеры провели в неторопливой и обстоятельной беседе. Выяснив, что им действительно для пользы дела нужно обменяться информацией о Нугзаре, они рассказали друг другу то, что каждый из них знал о Джанашвили. Теперь Савелий был в курсе прошлого Нуги, а Амиран узнал подробности о связях Джанашвили с Велиховым и об их совместном участии в югославской войне на стороне американцев.

Но самым большим откровением для Савелия был рассказ Амирана о Рогожине. Это надо же: такое совпадение! Второй раз слышит эту фамилию и теперь от Амирана-Мартали. Говорков, слушая его описания Рогожина, с удивлением узнавал в Рогожине Рассказова: уж слишком все походило на его характерные манеры — действовать, думать, говорить… Даже внешностью, хотя и непохожей, Рогожин напомнил Говоркову Рассказов.

Но как же оценить тогда информацию Рокотова о наркотиках? Одно из двух: либо это не Рассказов, либо поставляет наркотики не он — вряд ли такой хитрый и осторожный человек, как Рассказов, пойдет на подобный риск.

Савелий очень пожалел, что его брат Андрюша сейчас занимается другим делом: отслеживает действия Тима Рота, представителя Ордена Масонов в Москве.

«Андрюша — вот кто по-настоящему обрадуется известию, что Рассказов объявился! Если, конечно, это действительно он, — подумал Савелий, — и он, и Дана много крови себе из-за этого гада попортили. Хотя… если бы не Рассказов, они бы тогда в Сингапуре так и не встретились… И не было бы у меня такой родной семейки, где всегда можно найти тепло, уют и покой».

Амиран-Мартали, увидев, что Савелий как-то ушел от общего разговора и углубился в себя, спросил:

— Ты как, Бешеный, что-то не так?

— Да нет, все в порядке, — очнулся Савелий. — Неожиданно вспомнилось кое-что… личное, извини. — Он вдруг смутился и вернулся к разговору о главном: — Давай вот о чем договоримся…

И в следующие полчаса они обсуждали, как им лучше взаимодействовать друг с другом. С учетом вероятного появления на горизонте Рассказова работы им прибавлялось. Савелий даже хотел идти к генералу Богомолову, чтобы попросить Андрея себе в помощь. Но Амирана его проблемы не касались, он должен был присматривать за Нугзаром Джанашвили из недр криминального мира и нелегального бизнеса, пытаясь настроить против него всех ведущих московских криминальных лидеров, авторитетов и законников.

Сойдясь на этом, мужчины расстались, оба удовлетворенные прошедшей встречей и тем, что вообще познакомились. Несмотря на сравнительно малое время, проведенное вместе, и Амиран-Мартали, и Савелий успели друг другу понравиться и сразу почувствовать взаимное доверие. А для дела, которое они задумали, это было важнее всего.

Как только Савелий добрался до дому, ему до боли захотелось позвонить Розочке, и он начал набирать телефон в Нью-Йорке. Почему передумал? Ему так захотелось услышать милый голосок своей любимой, что, пока в трубке раздавались длинные гудки соединения, сердце его забухало со страшной силой. Савелию стоило большого труда унять это волнение — тем более на том конце уже сняли трубку.

— Алло? — сказала Розочка, и внутри у Савелия сразу все успокоилось.

«Дома!» — обрадовался он и тут же положил трубку.

Нет, не может он в таком состоянии говорить с Розочкой: прошло слишком мало времени, и наверняка боль от услышанной правды о Савелии пока не прошла; требуется еще какое-то время не только для Розочки, но и для него самого…

XI. Помощь следователю

Как Сергею Петровичу Малютину ни хотелось уйти от возможного позора, связанного с его участием в «домашней» порнухе, он был вынужден остаться на своем посту: возникли новые обстоятельства, заставившие его изменить прежнее решение. Тут не обошлось без Джанашвили, который всерьез обложил Сергея Петровича, и не оставил ему почти никаких шансов на самостоятельные действия.

Вначале Нугзар организовал доставку в приемную Малютина обычной почтой еще одной видеокассеты.

Малютин, услышав об очередной видеопосылке, заперся у себя в кабинете и, велев никого к себе не впускать, с внутренним ужасом и содроганием, предчувствуя близость неприятных минут, включил телевизор. На новой кассете лично его не было, но от этого легче Сергею Петровичу не стало: он увидел на экране, как его уже взрослый сын Андрей со своим приятелем Геной гуляют по Тверскому бульвару. Вот к ним подошла красивая девушка лет восемнадцати, попросила прикурить. Остановилась, поболтала, кокетничая, с парнями… (Почему-то Малютин сразу же подумал — не подставленная ли это ребятам девчонка из профессионалок, которые попались и ему?) Потом на видео был небольшой фрагмент о том, как Андрей пляшет на дискотеке. Было еще несколько эпизодов. В одном, к примеру, камера следила за Андреем, как он выходит из дома и бежит к метро, опаздывая в свой институт.

Сергей Петрович возлагал на Андрея очень большие надежды. Парень делал успехи, радуя отца и мать. Не только родители, но и преподаватели прочили Андрею большое будущее. Малютин хотел пристроить сына на стажировку в какой-нибудь приличный английский университет, но посчитал, что, пока он находится на государственной должности, не имеет права отсылать сына за границу: всегда могли найтись люди, которым было бы интересно, на какие деньги Андрей учится.

45
{"b":"7244","o":1}