ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сергей Петрович получил текст за пять минут до своего выступления. Он сидел в гостевой ложе и слушал предварительные прения, когда рядом с ним возник все тот же «посланец звонившего» и подсунул ему под локоток папочку с докладом. Сергей Петрович заглянул в папку, но сразу разобраться, что, где и как было отредактировано в докладе, не успел: к нему уже подошел сотрудник думского секретариата и попросил приготовиться к выступлению.

— Сергей Петрович, вам пора, — сказал он, — и, пожалуйста, не забудьте о регламенте: на ваш доклад выделено двадцать минут. Еще десять минут вам отведено для ответов на вопросы из зала.

— Хорошо, я уложусь, — кивнул Малютин и направился к лестнице, ведущей к служебному входу в зал заседаний.

Через пару минут он уже стоял на трибуне. Малютин начал читать доклад. Его текст был заново отпечатан, поэтому следов правки не было видно. Дойдя до фактов злоупотреблений членов Семьи Президента, Малютин понял, в какую сторону был смещен акцент в его докладе: всю вину за злоупотребления «редакторы» ловко переложили на недавно уволенного из президентской администрации чиновника.

Малютин доподлинно знал, что этого человека уволили как раз за то, что он стремился прекратить разбазаривание народных денег и постоянно обращал внимание прокуратуры на необоснованные траты государственных средств. И вот сейчас по иронии судьбы именно за то, чему он пытался противостоять, его и предложено бить ему, Малютину. Какое коварство!

Огласив фамилию чиновника, Сергей Петрович почувствовал себя очень гадко, но в данной ситуации по-другому он поступить уже никак не мог.

Где-то на середине его доклада в зале постепенно началось брожение. Некоторые наиболее активные депутаты принялись выкрикивать с места свои вопросы, остальные лишь недоуменно переглядывались.

— Малютин, а куда ты дел Джанашвили? — услышал следователь выкрик из зала.

— А как насчет швейцарских дел Велихова? Забыл, что ли?

— Господа депутаты! Просьба сохранять порядок, вы не на базаре. Все вопросы — после доклада! — вмешался председатель. — У Сергея Петровича будет время ответить на все ваши вопросы…

Самое неприятное для Малютина началось после его доклада. От града прямых и каверзных вопросов, посыпавшихся на него, Сергей Петрович натурально взмок. Он то и дело вытирал выступавшую на лбу испарину и, стараясь не сболтнуть того, чего не было в докладе, с трудом отбивался от наседавших на него депутатов-коммунистов. Именно их фракцию больше всего возмутило отсутствие упоминания президентской администрации — все факты изъяты из доклада Малютина.

Наконец прозвучало и то, чего Малютин больше всего боялся:

— Пусть уважаемый следователь по особо важным делам обнародует сумму вознаграждения, за которую он согласился покровительствовать тем, кто, как всем нам известно, давно считает государственную казну своим собственным карманом! — Депутат-аграрник, выкрикнув это обвинение, ткнул указательным пальцем в сторону президентской ложи, в которой находился только представитель Президента в Думе.

На обвинение о взятке надо было обязательно ответить: умолчание все могли расценить как признание вины…

— Если я вам скажу, что никому не покровительствую и тем более не беру денег, вы мне все равно не поверите, — сказал Малютин, — я могу оперировать только проверенными фактами, и они в моем докладе уже прозвучали. Кроме этого могу добавить только одно: следствие по упомянутым сегодня делам все еще не закончено и о некоторых фактах говорить пока преждевременно…

— Ложь! — раздался чей-то возмущенный крик.

— Нам известно, что следователи уже подготовили некоторые материалы для суда и у вас на руках есть все материалы! — крикнул, не вставая со своего места, еще кто-то.

— Как профессиональный юрист, я обязан руководствоваться принципом презумпции невиновности и потому не могу назвать виновным человека, пока соответствующий приговор не вынесет суд. В то же время широкое обсуждение предварительных материалов следствия имеет…

— Мы избраны народом и потому должны знать правду, — перебил его объяснение очередной крик из зала.

На помощь Малютину пришел председатель:

— Все, уважаемые господа депутаты, Сергей Петрович уже обо всем нам рассказал, зачем повторяться? Объявляю прения законченными. Переходим к рассмотрению следующего вопроса…

Весь мокрый от пережитого унижения, Малютин трясущимися руками собрал свои бумаги и торопливо покинул зал заседаний. Сейчас ему хотелось одного: запереться где-нибудь в одиночку — там, где его никто не сможет найти, — достать бутылку водки и в стельку напиться…

В тот самый злополучный день, когда Малютин позорил свое доброе имя в Думе, — только к вечеру — Савелий наконец-то решил махнуть в гости к Воронову. Его давно мучила совесть, что он редко бывает в доме Андрея и Ланы с тех пор, как у его названого брата появился бутуз-наследник.

Конечно, свою роль сыграло и то, что Савелию не терпелось рассказать Андрюше о своих подозрениях насчет Рассказова. После разговора с Амираном-Мартали Савелий был почти убежден, что их с Андреем давний знакомый сейчас находится в Москве. А коль скоро он вновь объявился, Воронов это должен знать.

— Савушка! — обрадовалась Лана. — Наконец-то пожаловал! А я, как чувствовала, тянула и на стол не накрывала. Теперь вот все вместе и поужинаем.

— Савка! — В прихожей показался Андрей. — Молодец, что приехал! Чего ты тут застрял? Иди скорее мой руки — и за стол. Лана, лапочка моя, такие котлетки сегодня сварганила — пальчики оближешь!

— Ты же еще не пробовал, а уже хвалишь, — смутилась вдруг Лана, но засмеялась: ей всегда было радостно видеть двух братьев вместе.

Лана отправилась на кухню, а Савелий и Андрей уселись за стол. Рядом с хозяином на высоком стульчике восседал сын Андрея, который как две капли воды был похож на Лану. Едва увидев Савелия, он тут же заулыбался до ушей от радости: детская память сохранила, как ему было весело с этим дядей. В любой свой приход к ним в гости Савелий с удовольствием возился с племянником и неохотно с ним расставался.

— Ну что, по маленькой? — предложил Андрей, кивая на запотевший графинчик с водкой. — Как говорится, для аппетиту.

— Можно, — согласился Савелий.

Братья, не чокаясь, дружно выпили по стопке.

Говоркову здесь было настолько уютно и как-то по-особенному душевно, что все дела и проблемы незаметно куда-то отодвинулись и он забыл, о чем хотел рассказать Андрею. У него что-то вертелось в голове; но только он попытался сосредоточиться, как в комнату вплыла Лана, неся поднос, уставленный тарелками, от которых шел изумительно вкусный запах.

— Ну, Савка, держись! — весело объявил Андрей. — Сейчас начнется обжорство!

Обстановка с возвращением Ланы стала еще веселей. Младший Воронов радостно заверещал и застучал ложкой по столу. Лана расставила тарелки на столе и уселась на свое место напротив Савелия. Теперь все были в сборе.

— Ну что, мальчики, выпьем за все хорошее? — спросила Лана и, не дожидаясь согласия мужчин, сама налила в рюмки водку.

На этот раз они выпили втроем и принялись за еду.

«Давненько же я так вкусно не ел! — подумал Савелий. — Не перестаю радоваться за Андрея: такую жену себе отхватил, что любо-дорого на них смотреть…»

После сытного ужина наступил черед ароматного чая с мятой и огромного яблочного пирога. Савелий, несмотря на то что уже был сыт, как говорится, под завязку, все-таки ухитрился съесть еще пару кусочков пирога, наговорив попутно кучу комплиментов хозяйке.

Лана пошла укладывать сына спать, а братья по привычке отправились досиживать вечер на кухне.

— Поговорить надо… — Савелий осторожно прикрыл дверь.

— Что-то случилось? — Андрей насторожился.

— Не хочу, чтобы Лана услышала, — пояснил Савелий свою предосторожность,

— зачем ей лишний раз о плохом напоминать?

— Так в чем дело;, говори, чего тянешь? — нетерпеливо сказал Андрей.

— Понимаешь, я тут с одним человеком познакомился… Амираном зовут, по кличке Мартали. И мой приятель, твой тезка — Андрей Ростовский — его с самой лучшей стороны расписал. Короче говоря, я ему доверяю. Так вот, Амиран-Мартали рассказал мне при встрече о том, что его давний партнер — небезызвестный тебе Джанашвили — сошелся, с одним деловым. Якобы тот с Дальнего Востока в Москву приехал, зовут его Матвей Семенович Рогожин…

47
{"b":"7244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мост мертвеца
Код да Винчи
Экспедитор. Оттенки тьмы
Метро 2033: Площадь Мужества
Охотники за костями. Том 2
Империя должна умереть
Князь. Война магов (сборник)
Посею нежность – взойдет любовь
Раз и навсегда