ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вон в тот, — кивнул Сема на соседний с Малютиным дом.

— Да? А может, в этот? — И Бешеный указал на дачу следователя и снова чуть придавил его локоть.

Тот ойкнул, хотел что-то ответить, но в этот момент Савелий увидел в ярко освещенных окнах дома Малютина какое-то движение. Бешеный присмотрелся, и у него все помертвело внутри.

Семен, видя, что Савелий понял, что в доме творится что-то неладное, ухитрился высвободить свою руку из цепкого захвата незнакомца и даже оттолкнул Бешеного от себя. Савелий отлетел в сторону и ощутимо ударился о капот машины. Семен кинулся к нему, чтобы одним ударом своего громадного кулака вырубить этого настырного парня, но Савелий был начеку. Он перехватил летящую ему в лицо руку громилы, сделал шаг в сторону, поднырнул под рукой и оказался позади противника. Взяв руку на излом, Савелий зло прошептал на ухо Семену:

— Если ты, гад, сейчас же не скажешь правду, ходить тебе без руки всю оставшуюся жизнь…

Вместо ответа Семен пронзительно свистнул. Савелий понял, что его противник подал знак своим подельникам и больше с ним нечего церемониться. Бешеный резко нажал плечом на локтевой сустав Семена, там что-то громко хрустнуло, и бандит заорал от жуткой боли. Оттолкнув его, Савелий направился было к дому, но вовремя увидел, как противник лезет во внутренний карман за оружием. Бешеный сделал прыжок и ударом «лапа тигра», который одновременно ослепляет противника, ломает ему нос и вдавливает кости носа в мозг, окончательно вырубил Семена. Тот, обливаясь кровью, замертво рухнул на землю.

Бешеный устремился к дому. Навстречу ему шумно бежал какой-то громила. Бешеный видел его внутри, поэтому он обошелся с громилой как с врагом: встал на его пути и, упруго расставив ноги, встретил его выставленным вперед левым локтем. Кишка (а это был он) на полном ходу наткнулся на локоть Бешеного. Кости захрустели, вдавливаясь в легочную ткань. Савелий добавил к этому удар правым кулаком в область сердца, и Кишка мгновенно умер от его остановки.

Ворвавшись в дом, Савелий сначала увидел лежавшую у двери жену Малютина, а потом комодоподобного насильника, который все еще никак не мог оторваться от своей жертвы. Бешеный схватил его за могучий загривок и отбросил в сторону. Комод, не ожидавший нападения, упал на ковер и покатился по нему. Савелий, не давая опомниться, подскочил к насильнику и серией коротких, но точных ударов в жизненно важные точки отправил бандита на тот свет.

Именно этот момент и застал Мокрый. Ему повезло, что Савелий, расправившись с тремя его по-дельниками, не стал проверять, есть ли в доме еще кто-то чужой, а поспешил на помощь лежащим без сознания женщинам. Он вбежал в спальню, сорвал с постели простыню, укутал в нее Нину и несколько минут руками пассировал над ее телом. Людмила Малютина пришла в себя и с ужасом смотрела на разгромленный дом и на тело Нины в простыне.

Оказав первую помощь и облегчив страдания несчастных женщин, Савелий достал мобильный телефон и вызвал «скорую» и милицию.

Когда в разгромленном доме появилась дочка Малютина в сопровождении охранника и своей подруги, Савелий как раз помогал санитарам отнести Нину и Людмилу в машины «скорой помощи». Когда к дому подъехала «Волга» Малютина, Савелий, не вдаваясь в подробности, рассказал ему о том, что произошло.

— Почему не я! — схватился за голову Сергей Петрович и застонал так громко, словно у него была сильная зубная боль. — Ну, почему, скажи мне, Сергей, почему?

Что мог ему ответить Бешеный? Как он мог успокоить человека, объяснить ему, почему напали на его дом?

На беду Малютина, крупные неприятности поджидали и его самого…

Члены думского комитета по депутатской этике, «разбавленные» лидерами многих думских фракций, глядели на большой экран видеомонитора, шумно выражая свое отношение к тому, что происходило перед их глазами. На экране мелькали то голая задница Малютина, то торчащие соски его соблазнительницы, то эротический хоровод из сплетенных голых тел.

— Возмутительное зрелище! — кричал депутат-«яблочник». — По-моему, мы достаточно насмотрелись на подобное безобразие! Надо прекратить это грязное представление!

— А по-нашему, так надо досмотреть, чем все-таки там дело закончится… — хихикнул представитель ЛДПР, — а вам бы, господин хороший, поучиться кое-чему у Малютина не мешало… Мы вообще считаем, что эту кассету следует размножить и раздать в качестве пособия по секс-ликбезу всем желающим. Молодежь должна учится у своих старших товарищей…

— Да что вы, как дети, в самом деле, — воскликнул один из лидеров коммунистической фракции, — бабы голой, что ли, не видели! Эй, вы, там! Прекратите просмотр! Все уже ясно: оплошал следователь, подставился…

— Или подставили, — предположил еще один депутат-коммунист. — Кто-нибудь знает, откуда взялась эта запись?

— Какая разница? Опозорился мужик. Он же не шоферюга какой-нибудь или слесарь-токарь-пекарь, а следователь по особо важным… Ему ответственные дела поручено вести, между прочим.

— Да… паршиво, очень паршиво: над ним вся страна смеяться станет, если узнают.

— Господа депутаты! — Председатель комитета встал со своего места. — Вопрос очень щепетильный. Мы пригласили вас на этот просмотр не для того, чтобы нам тут всем вместе развлекаться. Нам надо выработать свое отношение к увиденному. — Он чуть понизил голос. — Господа депутаты! Думаю, мне не стоит вам напоминать, что все, что вы тут только что видели, является строго конфиденциальным и огласке не подлежит ни под каким видом.

Давайте же не будем компрометировать людей, занимающих высокие государственные посты. Это в ваших же интересах.

Несмотря на всеобщее согласие не выносить сор из избы, на следующий же день во многих газетах появились довольно точные сообщения о секретном порнофильме, отсмотренном депутатами. Помощник Джанашвили Мирский постарался вовсю: выложил все подробности знакомому корреспонденту информационного агентства, тот тут же настрочил сенсационное сообщение — и ночью оно было получено во всех средствах массовой информации.

Газеты взахлеб смаковали не виденную ими пленку и вовсю рассуждали о том, какая судьба теперь ожидает Малютина. Причем выводы были диаметрально противоположные: от вынужденной отставки до: «Малютин Переплюнул Клинтона! Так держать!»

Малютин все время находился в стрессовом состоянии, ни о какой продуктивной работе и речи быть не могло. Сергей Петрович старался как можно меньше показываться на людях и чаще всего отсиживался у себя на даче. Самым горьким было то, что многие его близкие друзья и приятели отвернулись от него в такую тяжелую минуту. — Причем отвернулись не из-за того, что сами были чисты перед своими женами и не могли спокойно отнестись к происшествию, а упрекали Малютина за то, что он не сумел все сделать тихо, без всякого шума.

«Вор не тот, кто ворует, а кто попадается!» — говорили между собой многие из бывших приятелей.

Случившееся с ним, как лакмусовая бумажка, выявило все его окружение: теперь он на самом деле знал, кто и как к нему относится и что собой представляет.

XVI. Покушение

Дальнейшее развитие событий происходило в бешеном темпе. Несмотря на неудачу Воронова с Рас-сказовым и новое усиление позиций Джанашвили, ФСБ все-таки кое-что удалось сделать. В частности, принесло свои плоды наблюдение за Тимом Ротом, который уже вернулся в Москву и все время мутил воду с помощью Ассоциации еврейского народа, руководимой Джанашвили.

После того как Костя Рокотов узнал от девочек Милены про бешеные деньги, перекачиваемые в Россию, ФСБ наконец-то выяснила, какую роль играет Тим Рот в Москве. Обнаружилась связь его персоны с деятельностью пресловутого Демократического общества, которое уже внаглую печатало свои хитрые завлекалочки-брошюры в России миллионными тиражами. Эти брошюры обещали благоденствие, богатую и счастливую жизнь. Это общество пичкало сознание россиян набором псевдодемократической чепухи — типа сексуального боепитания дошкольников, требования свободы любых тоталитарных сект, в том числе и сатанистов, и пропаганды материальной по сути американской культуры взамен традиционной российской духовности.

65
{"b":"7244","o":1}