ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Савелий выпрыгнул из машины и кувырком скатился в траву — в машине он не имел никакого простора для действия. В момент прыжка он несколько раз выстрелил по приближающимся «Жигулям», стараясь попасть в сидящего рядом с шофером боевика. Удачно приземлившись, Бешеный перекатился по земле и, оказавшись под прикрытием торчащего из травы пенька, послал последний, как ему показалось, оставшийся у него патрон в водителя «Жигулей».

Пока на ощупь менял в своем «стечкине» обойму, разглядел, что его предыдущие выстрелы достигли цели: двое боевиков, сидящих спереди, застыли на своих местах. «Жигули» врезались в машину Савелия, и их мотор заглох.

Задние дверцы машины одновременна открылись с обеих сторон, и оттуда выскочили двое оставшихся парней. В руках у них были штурмовые «Калашниковы» с укороченным стволом. Поливая свинцом холмик, за которым вжался в землю Савелий, они медленно приближались к нему. Еще пара шагов — и он попадал в сектор досягаемости их пуль.

Нельзя было медлить ни секунды. Савелий приподнял руку и наугад, направляя ствол лишь на звук автоматных очередей, сделал несколько выстрелов. Автоматы смолкли. В наступившей тишине чуть левее него раздавались дикие крики — видимо, он попал.

«Так везти долго не может…» — подумал Савелий и призвал себя к осторожности.

Он прислушался. Стоны раненого мешали ему, но он все-таки уловил какой-то шорох.

«Значит, второй тоже еще жив, — заключил Савелий, — притворяется. Хочет меня выманить…»

Бешеный несколько раз напряг мышцы, разогревая их для предстоящего молниеносного рывка. Затем резко перевернулся через спину и встал на ноги. Выставив перед собой руку со «стечкиным» и ни на секунду не выпуская из виду то место, откуда по нему могли выстрелить, Савелий потихоньку пошел туда.

Через пару шагов он увидел того, кто стонал. Парень лежал, обхватив окровавленный живот своими большими ладонями, и мычал что-то нечленораздельное. На его губах лопались большие кровавые пузыри. Савелий заметил, что он получил еще одну пулю — в грудь: там на правой стороне уже расплылось по светлой футболке большое алое пятно.

Второй боевик лежал неподалеку от первого. Его почти не было видно в траве. Он уткнулся лицом в землю и не подавал признаков жизни. За ним тянулась кровавая дорожка примятой травы. Савелий подошел к нему и осторожно перевернул на бок. Пуля Савелия попала парню в горло, перебив кадык.

Савелий подошел к своему «жигуленку» и оценил повреждения. Не считая помятого капота, покореженного бампера и выбитых пулями стекол, машина вроде бы выглядела исправной. Савелий сел за руль и попытался завести ее, но двигатель, немного обиженно попыхтев, замолк.

— Черт бы тебя побрал! — ругнулся Бешеный и только успел привстать с сиденья, как услышал визг тормозов и тут же звук длинной автоматной очереди.

— Совсем худо, ребятишки! — вздохнул Савелий, когда одна из пуль больно ударила его в живот: если бы она не попала в «стечкина», то Бешеный прибавил бы в весе более чем семь граммов.

Оглянувшись туда, откуда прозвучали выстрелы, Савелий увидел джип, из которого выскакивали еще четверо боевиков, и пожалел, что не прихватил автомат одного из убитых. Оставаться у машины было неразумно: несколько выстрелов, взрыв бака, и можно было потерять сознание, а там и жизнь. В трех метрах от него стояло несколько деревьев, и они могли, хотя бы на время, стать ему защитой. Просчитав это в доли секунды и собрав все свои силы и энергию воедино, Бешеный сделал невозможный замысловатый прыжок, кувыркнулся через голову и оказался за ближним деревом. Запоздалые автоматные очереди безжалостно взъерошили кору дерева, не задев Савелия.

«А вы меткие, ребята!» — мысленно отметил он.

Положение казалось совсем безвыходным, как вдруг пришла помощь, на которую он так надеялся.

Вновь раздались визг тормозов и ожесточенные очереди. По тому, что вокруг него не свистели пули, Бешеный понял, что кто-то, скорее всего Ростовский со своей командой, отвлек огонь на себя.

Савелий угадал. Это действительно примчался на огромном лимузине Андрей Ростовский, а задержался он потому, что по пути нужно было заехать за оружием и прихватить тех, кто окажется на блат-хате. К счастью, несколько его боевиков вернулись со стрелки очень злыми: те, кому они забивали стрелку, не явились. По команде Ростовского в «Линкольн» набилось восемь человек, у которых имелось три автомата, шесть пистолетов и пара гранат, а у Андрея были еще гранатомет и «узи». На полной скорости они рванули вперед, и по дороге Ростовский объяснил им, в чем состоит «работа».

Андрей Ростовский, боясь опоздать, нетерпеливо подгонял матом верного Костика. Они едва не проскочили поворот, куда свернул Савелий. В этот момент первая партия боевиков Джанашвили уже была повержена Бешеным, а вторая еще не подоспела. «Линкольн» уже подъезжал к повороту, как невдалеке слева прогремела длинная автоматная очередь.

— Сворачивай налево, Костик! — крикнул Ростовский и обрадовано добавил: — Жив еще, братишка!

Через несколько минут они увидели три машины: джип и двое «Жигулей», но выстрелы доносились лишь со стороны джипа.

— Разбежались, братишки! — весело воскликнул Ростовский и прямо из салона «Линкольна» открыл огонь из своего «узи». — Ему ответили сразу три ствола, и одна пуля попала прямо в боковое стекло, которое разлетелось вдребезги.

— Что, машину мне портить! — взревел Ростовский. — Ну, я вам сейчас покажу! — Он приподнял сиденье, достал оттуда гранатомет «Муха», легко выпорхнул из машины, тут же вскочил на ноги и, почти не целясь, навскидку, выпустил смертоносную гранату в сторону джипа.

Граната, выпущенная Ростовским, попала точно в бензобак джипа. Двойной взрыв оказался столь мощным, что накрыл и двух боевиков, находившихся метрах в восьми от джипа. Одного подкинуло в воздух, после чего шмякнуло о землю, переломав бедняге позвоночник. Второго отбросило в сторону стоящих рядом «Жигулей»: взрывная волна была такой силы, что парню, попавшему головой в окно боковой дверцы, моментально оторвало голову.

Ростовский, подумав, что все кончилось, сделал шаг вперед, но в этот момент прозвучали автоматные очереди сзади: это были боевики с «БМВ», успевшие сменить пробитое колесо. Увидев взрыв, они даже не стали выходить из машины и открыли огонь прямо из окон. Эта спешка им повредила. Один из ребят Ростовского, не мешкая ни секунды, метнул гранату точно в салон. Из пятерых только двое успели среагировать и выскочить из машины. Трое остальных были разорваны в клочья: что не сделала граната, довершил взрыв бензобака, и машину мгновенно охватило яркое пламя. Двое оставшихся боевиков попытались достойно ответить, но силы были слишком неравны: через пару минут все было кончено.

— Все, пацаны, все! Сдаюсь! — испуганно выкрикнул раненный в плечо.

— Что с ним делать, братан? Может, кончить? — поинтересовался Пятигорский у своего тезки.

— Погоди, сейчас узнаем! — ответил Ростовский и громко крикнул в темноту:

— Бешеный, ты жив?

— Чего орешь? — усмехнулся Савелий прямо за его спиной. — Жив, как видишь… Чего так долго? — И угрюмо добавил: — Еще бы пара минут — и пришлось бы тебе меня хоронить…

— Еще чего? Хоронить! — хмыкнул Ростовский. — Нет, тебя гораздо дешевле спасти!.. — Он шагнул ему навстречу. — Ну, здравствуй, братишка! Они крепко обнялись.

— Один в живых остался, говорить с ним будешь? — спросил Ростовский.

— Буду!

Ростовский подал знак, и раненого подвели к Бешеному, но боевик смотрел на Ростовского и вдруг жалобно воскликнул:

— Братан, не кончайте меня! — Он был уверен, что его ведут, чтобы пристрелить. — Ростовский, я же свой!

Андрей удивленно присмотрелся.

— Паленый, ты, что ли? — неуверенно спросил он.

— Я, братан, я! — обрадовался тот, что его узнали.

— А почему ты на моего братишку напал? — нахмурился Ростовский.

— Так откуда же я знал? — Парень даже всхлипнул. — Приказали, я и пошел со всеми…

— Кто приказал?

67
{"b":"7244","o":1}