ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

—Однако, несмотря на солидные московские потери, у Джанашвили еще оставались в запасе торговля нефтью и финансовые махинации «Эко-банка», и потому его позиции были по-прежнему прочны и сильны.

Поскольку решения о выдаче лицензий и квот на ведение внешнеторговых операций принимались на самых крутых верхах, а среди этих «небожителей» у Нугзара сплошь и рядом были свои люди, Савелий окончательно понял, что без помощи криминального мира с Джанашвили ему не сладить: авторитетов Нугзар все еще опасался и считался с их мнением.

К этому выводу Говорков пришел после того, как Мишка-Зуб рассказал Савелию, по сколько долларов в последнее время Джанашвили регулярно отстегивает общаку, чтобы показать свою лояльность криминальному миру.

Не теряя времени на раздумья, Бешеный вновь встретился с Андреем Ростовским.

— Что, помощь нужна, братишка? — радушно улыбнулся Ростовский, когда они уселись в небольшом и уютном кабинете ресторана «Каретный двор».

— Да, Андрюшка, сначала профессиональный совет, а потом, может быть, и помощь!

— Ты же знаешь, братан, для тебя хоть всю Москву на уши поставлю! Говори!

— Ты можешь устроить мне встречу с наиболее известными криминальными лидерами? — спросил Савелий.

Он, конечно же, отдавал себе отчет, что эта просьба выглядит несколько… скажем, необычно. Но без подобной встречи нечего было и думать, как сдвинуться с мертвой точки, в которую он попал, преследуя Джанашвили.

— Для чего тебе это? — Казалось, просьба Савелия Андрея совсем не удивила.

— Я хочу поговорить с авторитетами о Джанашвили.

— В принципе ничего невозможного в твоей просьбе нет, вот только… — Ростовский смущенно поморщился: очень ему не хотелось, чтобы Бешеный подумал, что он ему не доверяет. — Понимаешь, Бешеный, я — это я: ты мой дружбан, и между нами вопросов нет…

— Говори прямо, без реверансов! — прервал Савелий.

— Чтобы собрать даже небольшой сходняк, мне нужно объяснить, для чего я их собираю…

— Повестка дня нужна, что ли? — догадался Савелий.

— Что-то вроде этого!

— Хочу предложить ворам определиться с Джанашвили!

— В каком смысле? — не понял Ростовский.

— Эта сучка слишком оборзела! — Глаза Савелия блеснули злым огнем. — Я, конечно, понимаю, что он на общак отстегивает, но есть же у воров свои принципы! Неужели они так просто спустят ему гибель Амирана-Мартали?

— У тебя разве есть данные, что именно Джанашвили виновен в смерти Амирана? — нахмурился Ростовский.

— Как ты понимаешь, не в документах, не на фото, но есть видеозапись, в которой сви… Кстати, ты слышал о Слюнявом? — неожиданно спросил Савелий, оборвав себя на полуслове.

— Да, знаю. Так, чмо одно беспредельное! Вроде бы повесился он… Хотя кто-то говорил, что убили… И то сказать: не мог бы он отчикать себе ухо, а потом повеситься! Да и ножичка менты не нашли! Тьфу, говорить даже не хочется! — Ростовский презрительно сплюнул и вдруг усмехнулся. — Кстати, ты его родного брата замочил!

— Когда?

— Среди тех трех насильников жены следователя был и брат Слюнявого — Кишка! Чего это ты им вдруг заинтересовался?

— Незадолго до своей гибели Амиран вручил мне видеокассету, где записано, как он расколол этого Слюнявого на правду об убийстве своей жены и дочери!

— Убийстве? Я слышал, что они в своем доме сгорели…

— А сжег их, по приказу Джанашвили, Слюнявый!

— Во падаль! Выходит, Амиран его замочил? Повезло ему: на месте Амирана я бы эту гниду на кусочки искрошил и самого заставил жрать! Недаром я, однажды столкнувшись с ним, сразу захотел по тыкве его постучать! — Ростовский брезгливо скривился.

— Ты прав: рожа просто мерзопакостная, — согласился Бешеный. — Так что, организуешь встречу? .

— Что ж, братишка, кажется, ты вовремя подсуетился: братва давно хочет разборку ему устроить… — Андрей подмигнул. — Пожалуй, попробую выполнить твою просьбу.

— Только постарайся побыстрее, Андрюша, — сказал Савелий, — время не терпит.

— А это уж как жулики решат, — развел руками Ростовский, — у них все козыри, им и ходить, но думаю, что им и самим не резон тянуть с этим вопросом…

Через несколько дней Ростовский позвонил Говоркову и объявил ему, что встреча состоится послезавтра и что Савелий на нее приглашен в качестве гостя.

— Я, братишка, так тебя расписал, что братва просто жаждет познакомиться с тобой! — сказал Ростовский. — Будешь принят если не на равных, то при полном уважении. Я за тобой заеду и отвезу на место. Так что будь готов…

— Я всегда готов!

Последовав совету Амирана-Мартали, Савелий решил на всякий случай по полной использовать личный сейф. Вернул назад видеокассету, к тому же запер там и папки, полученные от Малютина. Ко дню встречи с криминальными лидерами Савелий съездил в банк и забрал из сейфа видеокассету. К этому он пришел не без некоторых раздумий. Разум говорил, что факты, о которых шла речь на видеокассете, пригодятся для суда над Джанашвили, но сердце и интуиция подсказывали, что эта мразь ускользнет от суда и забьется на какие-нибудь острова, где и будет спокойно наслаждаться жизнью под южным солнцем. В конце концов интуиция взяла верх, и видеокассета поехала на сходку вместе с ним…

Через день Бешеный встретился с Ростовским на Смоленской площади, куда Андрей заехал за Савелием по его просьбе; после звонка Богомолова его старому приятелю в МИД России тот подготовил справку о том, в какие страны оформляет въездные визы Нугзар Джанашвили, какие визы уже оформлены и каковы сроки действия этих виз. Вот за этой справкой, естественно, без каких-либо пометок от руки и подписей, и заезжал Савелий.

Пожилой седоватый сотрудник был одет, как говорится, с иголочки. Трудно сказать, чем, скорее всего чем-то неуловимым для точного определения, дипломаты всех стран похожи друг на друга. И когда он вышел из здания МИДа ровно в три часа дня, Савелий узнал его сразу независимо от условного знака дипломат держал в руке ярко оформленный журнал «Лимузин».

— Добрый день, Вадим Владимирович! — подойдя к нему, поприветствовал Савелий и представился: — Сергей.

— И вам — добрый день! — радушно отозвался сотрудник. — Вот журнал, о котором я вам говорил. — Он протянул журнал. — Извините, но мне нужно возвращаться: дела!

— Спасибо вам…

Подземным переходом Савелий перешел на другую сторону Садового кольца, где его должен был подхватить Ростовский. Ждать долго не пришлось. Вскоре подъехал Андрей, посадил его в свой лимузин цвета «синий металлик» и повез Говоркова в южном направлении. Заметив, что Бешеный о чем-то напряженно думает, разглядывая одну и ту же страницу журнала, Ростовский не стал мешать, и всю дорогу они ехали молча.

А Бешеный на всякий случай запоминал сведения, предоставленные сотрудником МИДа. Выучив все наизусть, он сложил в несколько раз листок, сунул его в карман, перелистал журнал, после чего протянул его Ростовскому:

— Дарю!

Поплутав по окраинам, Костик, водитель Ростовского, припарковал машину у двухэтажной пристройки к новенькой ультрасовременной высотке. Они вышли из машины. Савелий огляделся: на пристройке не было ни вывесок, ни каких-либо надписей, которые бы сообщали о предназначении этого здания.

— Приехали, пошли! — сказал Ростовский. Они поднялись на небольшое крылечко и очутились перед массивной металлической дверью, над которой висел всевидящий глаз телекамеры. Андрей нажал на кнопку звонка у двери. Звонка Савелий не услышал — вероятно, сигнал раздался где-нибудь наверху, в глубине помещения.

Щелкнул замок, и Ростовский толкнул дверь.

Савелий зашел следом за Андреем — и поразился, насколько роскошь интерьера не соответствовала убогости внешнего вида здания.

— Тут что, общежитие королей? — пошутил Савелий.

— Нет, здесь просто казино для своих людей, — в тон ему ответил Ростовский.

По ковру, устилающему широкую мраморную лестницу, они поднялись на второй этаж.

— Мы к Вите Камскому, — буднично сказал Ростовский стоящему на лестничной площадке охраннику.

71
{"b":"7244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ключ от тёмной комнаты
Шантарам
Дни прощаний
Пирог из горького миндаля
Школа Делавеля. Чужая судьба
Моя Марусечка
Тайна моего мужа
Рубикон
Практический курс трансерфинга за 78 дней